18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
05:10 21.10.2018

Экономическое штормовое предупреждение

Американские финансовые рынки рухнули, поставив исторический рекорд. Но оказалось, все были в курсе. «Титаником» пока не пахнет. Правда, российским компаниям, чьи акции торгуются на бирже, надо «сделать стойку» и на всякий случай «подзатянуть пояса».

Экономическое штормовое предупреждение

Синьхуа/Интерпресс

Вслед за рекордным за время президентства Трампа падением индексов в США в конце прошлой недели в понедельник, 5 февраля, печальный исторический рекорд установил индекс Dow Jones, никогда прежде не падавший более, чем на 1500 пунктов. Тогда же S&P500, основной индекс американского рынка акций, просел на 4,1%. Таких «просадок» не было семь лет.

Эксперты отмечают, что из пятисот акций случайно не упали лишь две малоизвестные ценные бумаги. Вслед за S&P500 значительную коррекцию продемонстрировали другие американские индексы (индекс крупнейших компаний DOW потерял 4,6%, а индикатор высокотехнологичных компаний Nasdaq потерял 3,78%) и индексы большинства других стран. Уже сегодня, 6 февраля, упал на 4,7% японский индекс Nikkei. Российский рынок 6 февраля открылся падением Мосбиржи на 2,1%, а РТС на 2,7%. Падение продолжалось весь день.

Перегрели

«Американские рынки росли 15 месяцев практически без остановок и коррекций, – вспоминает былые дни аналитик ГК ФИНАМ Алексей Коренев. – Росли ровно со дня избрания нового президента страны. Несмотря на то, что Трамп имеет самый низкий за всю историю Соединенных Штатов рейтинг. То есть росли фактически авансом, надувая пузырь, который должен был рано или поздно схлопнуться».

«Если взять прошлый год, то, например, индекс DJIA очень сильно вырос – на 25%, в то время как, например, немецкий DAX 30 – на 13% (а индекс Мосбиржи, к сожалению, вообще не вырос), – приводит пример руководитель направления «Финансовые рынки» Экономической экспертной группы Игорь Беляков. – Даже с учетом наступившей коррекции в США прирост фондовых индексов США за 12 месяцев остается на высоком, лидирующем уровне, около 20%».

«То, что произошло на американском рынке, было абсолютно предсказуемо, – говорит и профессор Высшей школы экономики и президент ИГ «Московские партнеры» Евгений Коган. – После Нового года сила рынка, который показывал рост, базировалась на всеобщем оптимизме. Когда все говорят, что «всё будет хорошо», люди поддаются этому. Люди почувствовали вкус быстрых денег. Но все забывают, что быстрые деньги наказуемы. Рынок – это место, где хищные акулы норовят вас ограбить. То есть первая причина – перегретость рынка».

«Перекупленность американского рынка – очевидный факт, – согласен аналитик «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин. – Сейчас акции из индекса S&P500 стоят так дорого, что их покупка, исходя из величины чистой прибыли, окупится лишь через 25 лет (доходность 4%). Для сравнения: 10-летние гособлигации США из-за повышения ставок ФРС теперь дают доходность 2,8%, и число инвесторов, желающих рисковать ради 1% дополнительной доходности на волатильном рынке акций, рано или поздно должно было сократиться».

«Крупные и сильные игроки уже не готовы покупать по этим ценам настолько дорогие компании, – уточняет Евгений Коган. – Завышенные ожидания породили колоссально завышенные цены на капитализацию компаний. Сегодня уже нормально, когда одна компания стоит от нескольких сотен миллиардов до нескольких триллионов долларов. Но всё-таки должен быть и здравый смысл».

Символ веры

Евгений Коган уточняет, что оптимизм игроков базировался на слабости доллара. Нефть вверх, все валюты, кроме доллара, вверх, европейский рынок вверх. «Американский при этом ещё и подогревался надеждой на хорошую налоговую реформу от Дональда Трампа, – поясняет профессор ВШЭ. – Далее всё просто. На рынок прибежало огромное количество этих ненормальных, которые хотят всё быстро. Но доллар начал укрепляться на появившихся ожиданиях дальнейшего повышения процентной ставки. Было видно, что начинает поднимать голову инфляция. И вдруг народ осознает: что-то случилось с американскими облигациями корпоративными. Они в десятилетке упали. И упали хорошо. Почему? Доходности выросли. В мире происходит рост процентной ставки. А это очень серьёзно. Это тектоническая вещь».

В качестве примера эксперт напомнил, что у многих американцев дома куплены в кредит. Причём обеспечением, как правило, выступает капитал, вложенный в другой дом. «Этот капитал – абсолютно виртуальная вещь, – поясняет Евгений Коган. – Это прирост стоимости вашего дома. Т.е. завтра дом упал, капитал упал, банк всё забрал. И первый, и второй дом».

Аналитик ФИНАМа Алексей Коренев соглашается, что формальным поводом для роста американского рынка служил ожидаемый позитив от налоговых реформ Трампа, а также неплохая отчетность американских корпораций. «В Америке стало модой заранее занижать ожидания по выходящей статистике, чтобы по факту публикации отчетов цифры, характеризующие операционную деятельность и финансовый результат, выглядели бы лучше. И еще практически каждый, кто вынужден был показать в отчетах убытки, ссылался на то, что это явление временное и спровоцировано адаптацией компании к налоговым реформам и введением новых форм учета и отчетности», – рассказал Коренев «Фонтанке».

Интернет-буржуй и криптовалютный эксперт «Фонтанки» Андрей Рябых рассказал, что сначала коррекция американского рынка даже вселила надежду в адептов «крипты». «Все ждали перехода инвесторов в криптовалюты в случае падения классических биржевых индексов, – пояснил он. – Но сегодня видно влияние, наоборот, в отрицательную сторону. Сегодня биткоин установил исторический минимум года».

Что дальше?

«Да, инвесторы почувствовали «перегрев», повысился индекс волатильности, но каких-то негативных в фундаментальном плане событий для экономики США отмечено не было. Поэтому есть основания ожидать, что данное проявление рыночного негатива будет краткосрочным», – уверен Игорь Беляков.

Тимур Нигматуллин тоже выражает уверенность, что затяжного падения американского фондового рынка не случится. «Скорее всего, текущая коррекция ознаменует переход перегретого рынка в «боковик», и я бы не ждал от него былых темпов роста в ближайшие несколько лет. Это значит, что рынок будет не расти, а торговаться примерно на текущих уровнях длительное время, пока растущие прибыли компаний не сделают покупку акций снова выгодной», – поясняет Тимур Нигматуллин.

«Скорее всего, даже если и последует некоторый отскок, мы вполне можем увидеть продолжение снижения – откровенно перекупленные рынки должны остыть после более чем годового непрерывного роста», – меж тем прогнозирует Алексей Коренев. По его мнению, стоит ожидать и дальнейшего понижения стоимости углеводородов на фоне сжатия фондовых рынков.

А вот Евгений Коган ждет период «медвежьего рынка». «Те ребята, которые ждали быстрых денег, побегут скупать бешено подешевевшие бумаги в надежде, что всё отпрыгнет и будет всё хорошо, – говорит господин Коган. – Потом придут остальные профессиональные игроки и будут продавать ещё. Ребята, которые ждут быстрых денег, будут ещё покупать на кредиты. А потом с воплями «всё пропало» они будут всё продавать, теряя свои дома и всё остальное». Евгений Коган считает, что достаточно жёсткая коррекция не на 2 – 3 процента, а процентов на 10 – 15 вполне нормальна и только оздоровит рынок. «Но когда Америка чихает, весь мир болеет», – предупреждает он.

Влияние на Россию

«Российский рынок заметно коррелирует с американским, – отмечает Игорь Беляков. – И вообще, как известно, спрос на относительно более рискованные активы, к числу которых относятся акции стран ЕМ, в том числе России, выше при оптимизме мировых инвесторов, поэтому и у нас неизбежен некоторый краткосрочный спад». По словам Игоря Белякова, пострадают в первую очередь активные игроки рынка, особенно торгующие на заемные средства.

Алексей Коренев тоже считает, что отечественные рынки начнут снижаться, но так как, отмечает эксперт, отечественные акции не выросли столь существенно, как американские, есть надежда, что и снижение будет не столь резким и глубоким. «Пострадают, скорее всего, в той или иной мере все сегменты, от акций компаний, представляющих потребительский сектор, и до бумаг энергетиков, нефтяников и металлургов», – при этом отмечает эксперт. Параллельно с этим в ФИНАМе не исключают, что, если США начнут испытывать действительно серьезное замедление роста собственной экономики, они могут пересмотреть часть санкций в отношении России в сторону некоторого смягчения. 

Одновременно тот факт, что Россия в результате введенных санкций и антисанкций оказалась в известной мере изолированной от многих общемировых рынков, делает её и менее зависимой от общерыночных колебаний. «Западные инвесторы и так уже в большинстве своём ушли из страны, так что новое бегство иностранного капитала нам уже не грозит», – объясняет простую схему Алексей Коренев. Слова «крах», «обвал», сравнения с "Титаником", по мнению экспертов ФИНАМа, пока еще не актуальны. Проблемы определенно будут, но на сегодняшний день они не выглядят фатальными. 

«Сегодня говорят, что наш рынок особо не пострадал. Мне это напоминает разговоры 2007 года, когда в Америке только началось, а у нас так же говорили, что всё здорово, – меж тем предостерегает Евгений Коган. – Допрыгались. Американцы прошли тогда через жёсткий кризис и выздоровели. Мы же плачем до сих пор, разгребая последствия 2008 года. В России сейчас всё относительно неплохо только по одной причине. Потому что в мире всё было очень и очень хорошо. Поэтому росли нефть, металлы, коммодитиз (товары, активно перепродаваемые на организованных рынках. – Прим. ред.). Наша экономика получала эти «запасы прочности» вдруг. Но как только во всём мире станет похуже, у нас может стать хуже существенно. Наш рост – это хорошие внешние обстоятельства. Сейчас надо быть осторожными и не забывать, что лучше всегда иметь свободную ликвидность и не зарываться».

«России психовать не стоит, – советует экономист, экс-замминистра энергетики России, а ныне один из членов команды Алексея Навального, Владимир Милов. – Будущее пока выглядит скорее оптимистично. Но здесь можно уже говорить о долгосрочных пузырях. В этом смысле Трамповская политика закладывает те же мины, которые появились в конце 1990-х и в нулевые. Одновременно они снижают налоги и повышают бюджетный дефицит и в то же время предпринимают меры по дерегулированию. Есть такая красивая либертарианская сказка. Если богатые будут богатеть, то они будут создавать новые рабочие места, и все будут богатеть. В нулевые мы убедились, что ничего подобного не происходит. В этой связи я жду ухудшения государственной финансовой ситуации в долгосрочной перспективе из-за скоропалительной налоговой реформы Трампа. Додд-Франк (закон о реформировании Уолл-стрит и защите потребителей 2010 года. – Прим. ред.) в основных конструкция устоял. Происходит дерегулирование таких масштабов, что пузыри обязательно появятся. И опять сверхприбыли от роста пойдут в спекулятивные активы, а не в развитие реального сектора. Думаю, что если так пойдёт, то в пределах десятилетия 2008 год, конечно, повторится».

А в Америке падение фондовых рынков закономерно привело к тому, что главные акулы бизнеса потеряли часть своего состояния. Например, по данным индекса Bloomberg Billionaires Index (BBI), глава инвестиционной компании Berkshire Hathaway Уоррен Баффет потерял за сутки $ 5,1 млрд, основатель Facebook Inc Марк Цукерберг недосчитался $ 3,6 млрд, глава Amazon Джефф Безос в минусе на $ 3,3 млрд, а сооснователи Google Ларри Пейдж и Сергей Брин вместе с основателем компании Microsoft Биллом Гейтсом потеряли по $ 2 млрд каждый.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанка.ру».

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор