18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
05:16 21.10.2018

Бизнес

02.02.2018 19:03

Известного пластического хирурга лишили бизнеса и обвинили в рейдерском захвате

Пластический хирург и совладелец клиник «Санкт-Петербургский институт красоты» Артур Рыбакин фактически остался без бизнеса. А партнер обвиняет его в рейдерском захвате.

Известного пластического хирурга лишили бизнеса и обвинили в рейдерском захвате

"Фонтанка.ру"

Совладелец клиник «Санкт-Петербургский институт красоты» (ООО «СПИК», ООО «СПИК+» и ООО «СПИК+М») Артур Рыбакин фактически остался без бизнеса, но обвиняют в рейдерском захвате его. Новую клинику с созвучным названием «СПИКА», в которую Рыбакин ушел с коллективом, обыскивают правоохранители, проверяют контролирующие органы. Врачи вынуждены переносить время проведения операций.

Известный пластический хирург Артур Рыбакин, главный врач и один из владельцев Санкт-Петербургского института красоты, считает, что доказать нечестное поведение партнера мешают правоохранительные органы. Уголовное дело, возбужденное в Следственном комитете на основании заявления о внесении в ЕГРЮЛ заведомо ложных сведений, следствие прекращает, потом суд отменяет постановление о прекращении, прокуратура обжалует решение суда, но суд вновь отменяет…  Прокуратура в этом деле в судах всегда выступает на стороне следствия, фактически против Рыбакина. 

Один «СПИК» на двоих не делится

Санкт-Петербургский институт красоты «СПИК» учредили в 2001 году Валентина Несватова, на тот момент владелица стоматологической клиники «Вероника», и хирург Артур Рыбакин. Рыбакин внес свое оборудование и привел свой коллектив, а Несватова предоставила в аренду помещение на улице Савушкина, которое было ее собственностью. Участниками ООО «СПИК» они стали в равных долях – 50х50.

Бизнес процветал: к главному врачу и ведущему пластическому хирургу клиники Рыбакину шли оперироваться и российские звезды, и высокопоставленные чиновники. Позже рядом открылась клиника косметологии (ООО «СПИК+»), а в 2006 году — и клиника в Москве на Арбате (ООО «СПИК+М»), под тем же названием. Доли Несватовой и Рыбакина в них были тоже равными. 

В этих клиниках передовые технологии появлялись первыми. Уже без партнеров Рыбакин занимался параллельно и наукой – инвестировал собственные деньги в генную и тканевую инженерию, первым в мире начал выполнять пластические операции с применением робота да Винчи. 

По словам Артура Рыбакина, разногласия между соучредителями «СПИК» появились давно, но края достигли в 2015 году: «бизнес на двоих» трещал по швам. В августе 2016 года Рыбакин, оставаясь соучредителем и совладельцем всех предприятий, созданных вместе с Несватовой, был вынужден перейти работать главным врачом в новую клинику под названием Институт красоты «СПИКА». Неожиданностью его уход не стал, тем более что все имущество, оборудование и финансы совместных предприятий остались под полным контролем Несватовой. Но шоком для Несватовой стало то, что снялись с места и ушли за Рыбакиным почти все сотрудники (более 100 человек). И Валентина Несватова обвинила партнера в рейдерском захвате. 

На войне как на войне

По заявлению Валентины Несватовой долго шли разбирательства о получении лицензии клиникой «СПИКА». А когда выяснилось, что она получена законно, заявления в контролирующие органы начали поступать от неизвестных пациентов, которые никогда в организации не обслуживались. 

– Это изощренный способ парализовать работу, представить клинику в невыгодном свете. Хирурги вынуждены отменять операции, переносить время назначенных процедур. Мы прошли через более чем десяток проверок за год – Росздравнадзора, Роспотребнадзора, Федеральной антимонопольной службы. Нашу работу рассматривают через увеличительное стекло. Если бы было, за что закрыть, давно бы уже это сделали, – рассказывают сотрудники Института красоты «СПИКА». Проверки продолжаются и по сей день, плавно перетекая из старых в новые. В этом процессе участвует и городская прокуратура, предписывая надзорному органу проверять новую клинику. Как тут не вспомнить о призыве Дмитрия Медведева «Хватит кошмарить бизнес!».

По словам медиков, полтора года клинику фактически преследуют, сотрудники живут и работают в напряжении. В рамках возбужденного уголовного дела по статье 158 УК РФ «Кража» более 30 человек (почти все хирурги, медсестры, администрация) вызывались на допросы, некоторые неоднократно. «Фонтанка» уже рассказывала о том, как в новую клинику «СПИКА» пришли с обыском – искали якобы украденное оборудование (трехмерный сканер за 533 тысячи рублей, система усиленной липосакции за 81 тысячу, хирургические наконечники общей стоимостью 88 тысяч – в общей сложности, по оценке Несватовой, – на миллион рублей) и 300 медицинских карт пациентов. «С целью отыскания похищенного оборудования, электронных носителей информации и документов, сохранивших следы преступления» (цитата из протокола) обыскали все — от кабинетов и операционного блока до кладовок и всех шести санузлов. «Правоохранительные органы не обнаружили ничего из перечисленного в заявлении о краже, и не могли обнаружить, – прокомментировал результаты обыска Артур Рыбакин. – У нас все оборудование новое, современное, а производство медтехники, по данным Несватовой «не найденной» в ООО «СПИК» при «инвентаризации», датировано 2001 – 2011 годами». 

Помимо клиники, обыски проводились у контрагентов клиники, по домашним адресам сотрудников – правоохранители очень серьезно отнеслись к заявлению Валентины Несватовой. Как рассказал Артур Рыбакин, следователь по особо важным делам Главного следственного управления ГУ МВД по Санкт-Петербургу в поисках якобы украденного даже выезжала с обысками в Москву…

А недавно было возбуждено другое уголовное дело — по ст. 160 УК РФ «Присвоение или растрата». Такие же обвинения стали поводом для обращения Валентины Несватовой по московской клинике – в УВД по Центральному округу Москвы в июле 2017 года. 

– Помню это дело, – сказал Денис Титов, оперуполномоченный ОЭБиПК по Центральному округу Москвы корреспонденту «Фонтанки». – Там гражданско-правовые отношения, состава уголовного деяния на данный момент нет, это спор хозяйствующих субъектов, и все. Заявителю ответ был дан.

Рейдер без захваченного бизнеса

Артур Рыбакин был совладельцем трех успешных клиник, теперь он просто хирург в двух московских клиниках и в петербургской клинике «СПИКА», в которую перешел как главный врач вместе со своей командой. 

Рыбакин утверждает, что у него отняли бизнес – ООО «СПИК», ООО «СПИК+», ООО «СПИК+М». В сентябре 2016 года Несватова провела сама с собой собрание участников ООО «СПИК» (напомним, в нем всего два участника с долями 50х50), не уведомив о нем партнера. На этом собрании она сменила генерального директора общества Игоря Пронина на подконтрольного Александра Метелкина. А дальше юристы Несватовой, как рассказал Рыбакин, легко вывели из ООО «СПИК» все имущество, расторгли договор аренды с ООО «СПИК», а действие лицензии этой клиники пластической хирургии на Савушкина было прекращено. Все активы бывшего совместного предприятия, включая даже  телефонный номер, домен с электронной почтой и товарный знак, чудесным образом получила новая компания – ООО «Санкт-Петербургский институт красоты — Вероника», владельцами которой являются Валентина Несватова (75%) и ее дочь Инна Киприянова (25%). 

Рыбакин доказал в Арбитражном суде Петербурга, что собрание участников ООО, о котором его не известили и на котором был «избран» новый генеральный директор, нелегитимно. Следующий шаг — доказать, что все перечисленные события, последовавшие за собранием, незаконны. 

Пронин и Рыбакин обратились в Следственный комитет с заявлением о возбуждении уголовного дела по статье 170.1 УК РФ «Фальсификация единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета». 

Уголовное дело было возбуждено, однако через 3 месяца следователь вынес постановление о его прекращении. Оно было обжаловано в Смольнинском суде. Суд признал незаконным постановление следователя и отменил его в мае 2017 года. Спустя два месяца – в июле 2017 года сам заместитель прокурора А. В. Чубыкин обратился в Городской суд с апелляционным представлением. Тогда Городской суд отменил решение Смольнинского суда и направил дело на рассмотрение в другом составе судей. Но и другой состав поддержал Рыбакина и Пронина и признал незаконным постановление следователя, несмотря на то что прокуратура не хуже адвокатов защищала постановление о прекращении дела. И этот пинг-понг продолжается до сих пор. Почему? Как говорит Артур Рыбакин, Валентина Несватова заявляет о том, что ее поддерживают многие влиятельные особы, в том числе лечившиеся у нее в клинике. 

«Фонтанка» попросила Валентину Несватову прокомментировать расставание с партнером по бизнесу:

– Валентина Михайловна, о вашем конфликте знают уже все. Возможно ли примирение сторон?

– Хороший вопрос. Без комментариев. 

– Какие претензии вы предъявляете к Рыбакину?

– У меня есть адвокаты, все вопросы к ним. Идут судебные дела. К сожалению, не я это начала.

– Правда ли, что вы рассказываете о том, как вас в этой истории поддерживают спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, начальник ГУ МВД России по Петербургу Сергей Умнов, прокурор Петербурга Сергей Литвиненко?

– Не надо слушать сплетни. Город меня знает, я пользуюсь большой популярностью и уважением. 30 лет назад я сделала большой холдинг, неплохой. Лучше приходите к нам лечиться, и мы покажем, что мы собой представляем. Лучше бы вы описали, какой у нас корпоратив был на Новый год, где было 350 человек, люди от души веселились и благодарили. 

Валентина Соколова, специально для "Фонтанки.ру"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор