09.01.2018 13:36
7

«Получается, что вы осветляете историю «закона Димы Яковлева»

Как сегодня живет сирота, которого из-за «закона Димы Яковлева» не успели усыновить американские родители.

Максим Каргапольцев/из личного архива
Максим Каргапольцев/из личного архива

Когда Госдума приняла «закон Димы Яковлева», Максим Каргапольцев не смог уехать к приёмным родителям в Америку. Как и все 259 детей, которые тоже верили, что нашли семью и скоро из детдомов поедут к мамам и папам. В январе 2013-го, через десять дней после вступления закона в силу, разразился федеральный скандал: якобы подросток написал письмо президенту Путину и просил разрешения уехать к родителям в США. Директор интерната, в котором остался Максим, немедленно всё опроверг: никаких писем ребёнок не писал и никуда не просился. Через пару дней у Максима появился попечитель – депутат той самой Думы, что приняла «закон подлецов». Прошло пять лет. «Фонтанка» нашла Максима Каргапольцева. 

Максим Каргапольцев жил в интернате в Челябинске. Когда ему было двенадцать, он узнал, что у него тоже может быть семья. Семья Уолленов, Мил и Диана из американского штата Виргиния, хотела забрать его из интерната.

С Уолленами в интернате были знакомы больше десяти лет, супруги участвовали в благотворительной христианской миссии для сирот. Несколько раз приезжали в Челябинск, помогали с ремонтом, покупали вещи, лекарства. И поначалу не собирались становиться приемными родителями, но со временем привязались к Максиму. Семья подготовила пакет документов, прошла, как и положено, собеседование в челябинском отделе образования. Всё шло к тому, что Максим вот-вот поедет домой. Всё застопорилось в декабре 2012 года: из-за нелепой ошибки бумаги пришлось собирать заново. А 1 января вступил в силу «закон Димы Яковлева».

Happy birthday, dad!

Когда в Интернете прокатилась волна новостей о челябинском сироте, просившем у президента Путина разрешения уехать к американской семье, сенсацию тут же опровергли местные чиновники. Сам Максим тоже стал уверять, что не писал президенту. Разве что ответил на вопрос журналиста: что бы он сказал Путину, будь такая возможность? «Правда то, что меня хотят усыновить, правда то, что я хотел бы поехать в Америку, – говорил он тогда в интервью федеральному телеканалу. – А остальное, что пишут, – неправда». В тот же день губернатор Челябинской области Михаил Юревич лично посетил интернат № 13, встретился с Максимом и, как писала челябинская пресса, «представил мальчику его попечителя». Попечителем стал депутат Госдумы Сергей Вайнштейн (который в декабре 2012 года проголосовал за «закон Димы Яковлева»). Губернатор посоветовал ему, как не забыла подчеркнуть пресса, сделать подарки всем сиротам в группе Максима, «а самому мальчику купить современный большой смартфон». Что и было немедленно сделано. Правда, сам Максим после этого надолго перестал выходить на связь с журналистами.

Спустя три месяца, в марте, портал «Первый областной» рассказал о том, как Максим Каргапольцев отметил пятнадцатилетие: в развлекательном центре, с друзьями и семьей депутата Вайнштейна. Мальчик получил в подарок стереонаушники, внешний диск для компьютера, поход в боулинг и в кино, а еще поездку вместе с одногруппниками в Москву. «Фактически мы взяли шефство не только над Максимом, а над всей группой, – цитировал Сергея Вайнштейна портал. – Это им такой бонус за хорошую учебу». Об оформлении опекунства, как было сказано там же, речи не шло. «Потому что они не так давно знакомы», – объясняло издание. Максим остался в интернате. Взрослые сочли, что он не готов к стрессу. Стрессом они считали переезд из интерната в семью и неизбежную в таком случае смену школы.

Сегодня Максим живет полной и увлекательной жизнью. Полгода с декабря 2015-го был председателем Детского общественного совета Челябинской области. Видел президента Путина, когда ездил делегатом на форум Общественной палаты. На другом форуме встречался с патриархом Кириллом. Снимался в программе «Вечерний Ургант». Окончил колледж, поступил в университет. Любит путешествовать, у него разносторонние интересы, отличное чувство юмора, он целеустремленный человек. Импозантно смотрится в деловых костюмах. Любит делать селфи с девчонками. И обо всём этом подробно рассказывает в соцсетях. На его странице в "Фейсбуке" российские триколор и герб. Жизненные приоритеты – семья, дети.

Но если вы захотите из соцсетей узнать, где сейчас живёт Максим, то увидите: город Вудсток, штат Виргиния. Где ему «всегда легко на душе»? Вашингтон, округ Колумбия. В разделе «родственники» одна строчка: отец – Мил Уоллен. Лучшие каникулы – на Миртл Бич, Южная Каролина. В июле 2016 года он действительно отдыхал там. Он ездил в Америку к Уолленам. Тем самым Уолленам, которые пять лет назад не смогли стать его семьёй.

«С днём рождения, папа!» – написал он на страничке Мила Уоллена. Happy birthday, dad!

«Я же не виноват, что случился этот закон»

Едва мы начали разговор, Максим объявил: он в принципе против интервью, это ненужный самопиар.

– Не хочу чувствовать себя какой-то звездой, – морщится юноша. – Если у меня что-то получится в профессиональном плане, если я стану публичным человеком или крупным политическим деятелем, не хочу, чтоб обо мне думали: вот, это тот бедный сиротка, которого когда-то не забрали в Америку. Жизнь продолжается. Надо что-то делать дальше, несмотря на все, что было позади. Постоянно возвращаться к этому вопросу – значит оттягивать себя назад и топить себя. Я эту тему не люблю.

Потом, подумав, всё-таки соглашается поговорить. Если это поможет не забыть о тех, кто не нашёл семью и остался в детдомах из-за «закона Димы Яковлева».

Да, Максим действительно собирался уехать в США, как только ему исполнится восемнадцать. Но потом понял, что сначала надо получить высшее образование.

– Оно просто необходимо, – говорит Максим. – Без него ни там, ни здесь состояться не получится.

Кем именно станет – он пока не определился.

– Мне интересно предпринимательство как возможность руководить каким-либо процессом, интересны финансы, – продолжает он. – А я с детства хотел чем-то руководить, а в бизнесе это желание реализовать можно. Стараюсь не стоять на месте, все время чем-то заниматься. Чем больше ты чем-то занимаешься, тем быстрее ты себя найдешь. Например, в сентябре я отправился на программу «Вечерний Ургант», чтобы понять, как работает телевидение. Мне понравился позитив, который эта передача создает, и то, как ее делают. Я увидел профессиональную сторону, начиная с операторов и осветителей и заканчивая ассистентами, которые встречают зрителей. Отчасти у меня есть желание стать телеведущим. Только не понимаю пока, какие программы хотел бы вести. Ток-шоу мне не понравились. Это постановочные программы, там надо искусственно хлопать, смеяться и вести себя глупо.

Во время работы в Детском общественном совете в Челябинске Максим заинтересовался структурой госуправления.

– Общественно-политическая деятельность – это если тебе что-то не нравится, и ты хочешь изменить положение дел, – объясняет. – Или ты просто хочешь заниматься политикой. Для чего? Ты должен ответить себе на этот вопрос. Я для себя знаю ответ на него. Но вам его не скажу. Конечно, политика меня интересует и международная. Я имею представление, что творится в мире, и имею свою точку зрения. Вы знаете, я довольно рано начал интересоваться политикой – очень развивает.

Попечитель Максима не навязывает ему своего мнения. Да это и невозможно: главная черта парня – самостоятельность. Максим уверен, что пять лет назад парламентарий решил оказать ему поддержку из личных чувств. «Мы с ним отличные друзья, товарищи, у нас очень теплые отношения», – добавляет Максим.

А его семья – она по-прежнему, как и пять лет назад, в Америке. Уоллены не перестали считать Максима своим сыном. А он их – мамой и папой.

– А их отношение должно было измениться? – удивляется парень моему вопросу. – Почему должны меняться отношения у людей? Я же не виноват, что случился этот «закон Димы Яковлева», я-то ничего для этого не сделал, чтобы я не поехал к ним. Они не утратили эту связь – любовь, то, ради чего хотели меня забрать. Мы вместе обсуждаем мое будущее. Там или здесь – это неважно. Мы все равно останемся друзьями.

«Я хотел стать их сыном»

О будущем Максим говорит очень осторожно. Не спешит загадывать, уедет ли в США, останется ли в России.

– За столько лет столько всего происходит, – пожимает плечами. – Я и в тринадцать лет думал, что перееду туда. Но не получилось. Потом я думал, что в восемнадцать получится, но образование надо сначала получить. Я научился не то чтобы жить сегодняшним днем, а не надеяться на завтрашний. Мы живем в таких реалиях, что мы не знаем, что будет завтра. Я не могу быть уверен, что не произойдет чего-то такого, что я вообще не смогу отсюда уехать. Или, наоборот, вообще передумаю. Посмотрим. Сейчас это несвоевременный вопрос. 

Мы ещё какое-то время разговариваем. Обсуждаем то, что случилось с Максимом за эти пять лет. Вроде получается рассказ о сильном юноше, который столкнулся с серьезным испытанием, но не сломался, не раскис, вышел победителем.

Но сам Максим считает, что его история – о другом.

– Кажется, что наша беседа о том, что все хорошо. И это так. Если бы у меня было все плохо, я бы вам не ответил вообще. Но получается, что вы осветляете историю «закона Димы Яковлева».

– Осветляю? Почему?

– Вы привносите в нее позитив. Мол, несмотря на то, что мальчик остался в России, государство о нем позаботилось, и он молодец. Это так. Государство много делает для сирот. Но акцент должен быть на другом.

У одного человека отобрали право быть членом семьи, а у других людей — право быть родителями. Если простыми словами — право любить и быть любимыми. По-моему, это неправильно. Конечно, не факт, что, если бы я пять лет назад уехал, моя жизнь сложилась бы лучше, чем сейчас. Но, если бы я уехал, я бы жил в семье… просто в семье. Не важно, кто они, не важно, что они американцы или что я из России. А важно, что они люди, которые хотели стать частью кого-то. Меня. А я, в свою очередь, хотел стать частью их. То есть стать сыном. Я не получил возможности иметь семью. Возможности иметь родителей. В свое время. Вот что важно.

В декабре 2017 года детский омбудсмен Анна Кузнецова подвела итоги пятилетнего действия «закона Димы Яковлева». Граждане США не успели оформить усыновление 259 детей. Двое детей с врожденным пороком сердца умерли в течение года после вступления закона в силу. Одиннадцать так и остались в детских домах. Из них семеро – с инвалидностью.

Приемных семей в России для них не нашлось.

Венера Галеева, «Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (7)

MER222
В этой больнице лежал я сам, и так уж получилось, моя мать.
У меня была сломана рука а у моей матери были проблемы с желудком.
В обоих случаях только негативные эмоции, уровень медицины конечно в целом по стране хромает, но тут дело не только в этом. Если не дать на лапу сотрудникам больницы, то у вас будет самая ужасная палата с плохо работающей электрикой.
Выписать вас постараются раньше чем планировалось, т. е. даже если вы должны лежать в палате 5 дней, вакс легко турнут через 3. Бесплатная медицина это не про джану, могут забыть прийти поменять капельницу и т. д.
По ценнику лежать в Джане это все равно что слетать на Бора Бора, потому что обдирать вас будут как липку. Так что если есть возможность, то лучше обходить эту больницу стороной
Уход предоставляется очень интересным способом, если вы бюджетник то у вас будет самая чумазая кровать. О каком-то сервисе речь вообще не идет, это какой-то советский союз. Единственное, что еще более менее это питание, обычное больничное диетич

finlafin
Жить без семьи это конечно жесть. Но что я вижу, нормальный адекватный человек с взвешенной позицией, трезво смотрит на вещи. Желаю ему только успехов ;-)

Dmity_An
Молодец парень! И здесь и там сумел поспеть. Далеко пойдёт. Так как под опекой наших властей, многое может получить под угрозой отъезда в Штаты.

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор