18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
09:26 13.11.2018

ФСБ отзеркалила польского историка

Польша заявила о высылке из России своего историка, рассказывающего о «геноциде поляков в СССР» и прочитавшего две лекции в Петербурге. «Фонтанка» выясняла, о чем Глембоцкий говорил в северной столице РФ.

ФСБ отзеркалила польского историка

коллаж "Фонтанки"

Институт национальной памяти (ИНП) Польши заявил о том, что ФСБ потребовала у польского историка Хенрыка Глембоцкого покинуть Россию. По утверждению ИНП, еще 21 ноября российское силовое ведомство отвело историку сутки на добровольный выезд из страны, в противном случае Глембоцкого ждала бы депортация. Фактически это также означает последующий запрет на въезд в страну. В Кремле ничего не известно о высылке польского учёного, заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. ФСБ пока никак не прокомментировала ситуацию.

История историка

Хенрык Глембоцкий – польский историк, доктор наук, сотрудник Института истории Ягеллонского университета (Краков), а также Краковского отдела Института национальной памяти. По данным института, область научных интересов: история России и Польши в XIX-XX веках, политика России и СССР в отношении Польши и поляков, польско-советские и польско-российские отношения, история ПНР.

Глембоцкий находился в России с 14 ноября, изучая новейшие документы в российских архивах касательно польско-российских отношений в XIX и XX веках. Кроме того, по приглашению Польского института в Петербурге он успел провести две открытые лекции о судьбах поляков в годы репрессий в СССР – выступления прошли 22 и 23 ноября.

Оценить содержимое лекций польского историка в Петербурге невозможно. В Польском институте в Петербурге «Фонтанке» сообщили, что запись встречи не проводилась, а все комментарии по ситуации нужно задавать пресс-секретарю польского министерства иностранных дел. Однако дозвониться до представителя МИД также не удалось.

«Польская операция» не его конек

«Произошедшее с польским историком – ответ на сентябрьскую высылку из Польши совершенно невинного новосибирского историка-медиевиста (медиевистика – это раздел исторической науки, изучающий историю европейского Средневековья. – Прим. ред.) Дмитрия Карнаухова, – уверена ведущая одной из встреч с Глембоцким в Петербурге, директор издательского дома «Когита» Татьяна Косинова. – Лекции Глембоцкого и его работа в наших архивах тут совершенно ни при чём. Он абсолютно не специалист по «польской операции НКВД». На лекции он говорил уже известную информацию. По сути это была презентация того, как польская операция представлена в Польше сегодня. В литературе, мемуарах и исследованиях. Всё. В наших архивах он работал по XIX-му веку. Он специалист по XIX-му веку. Он немного похож на такого Паганеля от истории, растекающийся мыслью по древу. Отвлекающийся на подробности. Без должной концентрации. У него ещё и флешка была неисправная. Она нам закоротила компьютер. Долго не могли начать его презентацию после этого. Туда пришло всего 9 человек».

А российский историк Дмитрий Карнаухов, высланный из Польши в октябре этого года, по словам Татьяны Косиновой, занимается изучением истории средних веков и в Польше, и в России. «Занимается эпохой Просвещения. Он преподаватель, – уточнила Татьяна Косинова. – Польские спецслужбы, неожиданно выслали его из страны, обвиняя в какой-то «гибридной войне». Наши сказали, что не оставят это без ответа. Вот и всё».

Российский историк в Польше

«Моя история – это чистая провокация, которая давно готовилась, – рассказал «Фонтанке» сам новосибирский историк Дмитрий Карнаухов. – Она была привязана к конкретным датам и событиям, чтобы вызвать цепь последствий. И высылка польского коллеги – это то самое последствие. И это не последний этап, и не начало конца, даже не кульминация. Совершенно сознательно, целенаправленно, системно раскручивается определённая спираль. И это раскручивается не нашей стороной. Нам навязываются инфоповоды, определённый сценарий. Россия не заинтересована ни в каком конфликте с Польшей в области истории. Мы вынуждены иметь дело с той повесткой, которая нам навязывается. Наши власти ведут себя очень корректно и адекватно. По сравнению с польской стороной это небо и земля. Они ведь довольно долго рассуждали, имеет ли смысл вообще отвечать (Дмитрий Карнаухов был выслан из Польши 11 октября 2017 года, а польский историк Хенрык Глембоцкий 24 ноября. – Прим. ред.).

При этом подобные ответные меры историк не поддерживает. «Ни в коем случае не поддерживаю. Но наше государство было вынуждено реагировать. И очень гуманно поступили с коллегой Глембоцким. Его в наручниках не транспортировали в самолет. А со мной было это, и ещё много чего, – рассказал Дмитрий Карнаухов. – По сравнению с господином Глембоцким со мной обошлись в стилистике 1937 года. В худших традициях. Разве что не расстреляли. Всё остальное было прямо один в один».

Причины своей «отставки» в Польше Дмитрий Карнаухов видит в том, что сохранил лояльность к России. «Речь идёт о моём отказе работать в радикально русофобской парадигме, – пояснил он. – Есть группа историков, которые вполне себе поддерживают польский взгляд на ряд исторических фактов. Им не только ничего не грозит, наоборот, им предоставят все условия там для их дальнейшего процветания. На меня очень долго собирали там компромат. Я был в курсе. Но меня сложно спровоцировать. Судя по тому, что в публичном поле так ничего и не было представлено на меня, соответственно, факт моего выдворения – демонстрация бессилия».

Внезапный интерес

Татьяна Косинова говорит, что интерес к «польской операции НКВД» со стороны Польши стал заметен только в этом году. «Зачем Глембоцкому рассказывать про «польскую операцию»? Потому что есть государственный заказ на эту тему, – уверена Татьяна Косинова. – В этом году 80 лет тем событиям. А Польский институт – это часть МИД Польши, их государственная структура. Тема массового убийства поляков, геноцида поляков в СССР стала актуальной».

Ведущая встречи с высланным польским историком удивляется, что за почти 30 лет работы в «Мемориале», общаясь со многими детьми  репрессированных поляков, она, с другой стороны, не видела интереса у польских историков, «как погибли их мама с папой в ту «польскую операцию». «И вдруг в этом году конференцию про 80-летие «польской операции НКВД» открывает сам президент Польши Анджей Дуда, – отмечает госпожа Косинова. – Она проходила в сентябре в Бельведерском дворце в Варшаве (дворец построен в начале XIX-го века на средства русского правительства, там останавливался российский император, в независимой Польше – одна из президентских резиденций. – Прим. ред.).

Близок ли финал

Историк Карнаухов считает, что в дальнейшем достичь условий во взаимоотношениях России и Польши без «высылок» ученых будет сложно. «В Польше этого трудно достичь, судя по всему. Они должны вернуться к каким-то демократическим стандартам, которые в сфере академической свободы были нарушены, – уверен Дмитрий Карнаухов. – Должна быть какая-то общественная инициатива в Польше, которая должна защищать не меня как профессора из России, а меня как представителя академического сообщества в принципе. Академические свободы – это то, с чем должны считаться любые власти. Думаю, что есть какая-то форма давления на коллег там».

При этом закрытость определённой части архивов в России, которые касаются советско-польской истории отношений, историк считает следствием, а не причиной периодического обострения отношений.

«Все прекрасно понимают, что потом этими источниками будут спекулировать. Их будут представлять не в объективном научном дискурсе, а сугубо пропагандистском. Как доказательство вины, – полагает Дмитрий Карнаухов. – Пересмотр итогов Второй мировой – это один из аспектов. Был период, когда архивы были открыты. В результате сложился совершенно жёсткий антироссийский дискурс в польской историографии. Именно односторонний подход. Была совершенно конкретная выборка. Выбирались только те факты, которые только с негативной точки зрения освещали тематику. Из десяти фактов всегда можно выбрать три, которые будут демонизировать предмет исследования. Поэтому наши власти, как мне кажется, совершенно объективно пошли на ужесточение режима пользования архивными документами. Безусловно, это печально».

Профессор истории из Новосибирска уверен, что гораздо важнее в решении подобных эксцессов – общественная инициатива: «Во-первых, по линии контактов Академии наук, по линии контактов межвузовских связей, – перечисляет историк. – А они, безусловно, остаются. Между академическим сообществом России и Польши налажены тесные связи. Например, есть комиссия историков России и Польши, которая работает в Институте славяноведения. Однако пока их реакции нет. Это меня смущает. Я как жертва несправедливости не могу инициировать эти вещи. Возмущение подобной практикой должно исходить от коллег. Если у нас на эту ситуацию реагируют государственные органы, то это значит, что профессиональное сообщество не в состоянии отреагировать».

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор