18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
08:15 22.08.2018

«Шалтая-Болтая» почти простили

Приговор Московского городского суда определил по три года колонии-поселения участникам «Анонимного Интернационала». При условно-досрочном - это «понять и простить».

«Шалтая-Болтая» почти простили

Глеб Щелкунов/Коммерсантъ

Хакеры, именовавшие себя «Анонимным Интернационалом» или «Шалтаем-Болтаем», начали как бескорыстные разоблачители и закончили как банальные шантажисты. Анонимность продлилась три года, с 2014-го до осени 2016-го, когда трое из четверых оказались под арестом. Условный лидер группировки Владимир Аникеев получил свои два года за неправомерный доступ к компьютерной информации в июле 2017 года. 6 сентября по три года получили Константин Тепляков и Александр Филинов. Последний из известных «шалтаев», Александр Глазастиков, скрылся за рубежом. «Фонтанка» вспоминает историю взлета и падения.

Как всё начиналось

Сайт «Анонимного Интернационала» появился в конце 2013 года. И уже с января 2014 года началось: в открытый доступ без каких-либо условий выкладывались архивы электронной переписки непоследних в России персонажей. Почта премьера Дмитрия Медведева и вице-премьера Аркадия Дворковича, руководства ВТБ и функционеров «Молодой гвардии «Единой России». Переписка сотрудников набирающей силы медиаимперии Евгения Пригожина и его же планы по монополизации военного строительства. Взломанный почтовый ящик таинственного «полковника Стрелкова» из Славянска, оказавшегося полковником запаса ФСБ Игорем Гиркиным. Пресса рукоплескала и строила версии о том, какая из «башен Кремля» организует утечку. Дискуссия о том, перевешивает ли общественная значимость раскрытой информации явную незаконность действий «Шалтая-Болтая», склонялась в пользу анонимных разоблачителей.

Через год история любви прессы и «Шалтая-Болтая» пошла под откос. Нет, «Анонимный Интернационал» по-прежнему продолжал анонсировать громкие разоблачения. Но вместо гигабайтных электронных архивов, которые было возможно проверить на подлинность как с помощью анализа текста, так и путем проверки системных данных файлов, «Шалтай-Болтай» выкладывал лишь отдельные сканы писем, иногда с частично закрытыми адресами, именами и телефонами. За полными архивами отправлял на сайт «Биржи информации» – на аукцион за биткоины. Иногда почта выкупалась (видимо, высокопоставленными авторами), иногда оказывалась в Сети, но явный бизнес-интерес подпортил имидж.

Деанонимизация

Об арестах участников «Анонимного Интернационала» стало известно в феврале 2017 года, хотя произошли они несколькими месяцами ранее. Оказалось, что в ноябре 2016 года правоохранители задержали Владимира Аникеева, которого принято считать лидером коллектива. Спустя несколько дней под арестом оказались Константин Тепляков и Александр Филинов.

«Всемогущие хакеры» оказались петербургскими деятелями без особых компьютерных достижений в прошлом, в последние годы жили за рубежом, в основном в Таиланде и на Украине. Аникеев в недавнем прошлом – сотрудник одного из информационно-аналитических агентств, с замечательными коммуникационными навыками, но отнюдь не мастер хакинга, в электронике «уверенный пользователь». Программистом, правда, является Тепляков, но его роль в группе, скорее всего, была на подхвате. Роль Филинова вообще не слишком понятна – об этом человеке информации меньше всего.

Уровень тайны в расследовании уголовного дела «Шалтая» оказался необычно высоким. Обрывки информации изредка выдавались адвокатами обвиняемых, иногда пресса выдавала комментарий неназванного «источника в кругах, близких к следствию».

Начало 2017 года, очевидно, прошло в поисках потерпевших. Таковыми себя согласились признать  помощник президента России Андрей Белоусов, топ-менеджер Сбербанка Евгений Кисляков, телеведущий Дмитрий Киселев, а также сотрудница группы компаний «Сумма» Елена Морозова. Сообщалось, что по уголовному делу также были получены показания у пресс-секретаря премьера Натальи Тимаковой и заместителя начальника управления внутренней политики администрации президента Тимура Прокопенко, но они потерпевшими не значатся.

Дело Владимира Аникеева, признавшего вину и заключившего сделку с обвинением, было рассмотрено первым. В июле он получил свой приговор – 2,5 года лишения свободы по части третьей статьи 272 УК РФ (неправомерный доступ к компьютерной информации группой лиц). Никаких других обвинений, например в вымогательстве, ему не предъявлялось.

Уголовное преследование Константина Теплякова и Александра Филинова ограничилось той же частью той же статьи. При максимуме в пять лет лишения свободы приговор определил им по три года колонии поселения. Пока приговор в силу не вступил, но вряд ли он будет обжалован: сроки близки к тем, которые просила прокуратура (два и три года соответственно), а осужденным мало смысла протестовать.

Последний Шалтай

На свободе остался, как минимум, один из участников когда-то грозного «Анонимного Интернационала» – Александр Глазастиков. Не поверив призывам Аникеева, который, уже находясь под контролем оперативников, звал товарища в Россию, Глазастиков скрылся в Эстонии. О том, как почти случайно возникла идея группы, как почти идеалистический первоначальный замысел вытеснила коммерция и почему информацию о работе «Шалтая-Болтая» на российские органы безопасности он считает сильно преувеличенной, Глазастиков рассказал «Фонтанке» в феврале 2017 года, когда разрешил публично раскрыть своё инкогнито.

Тогда Глазастиков говорил о своем твердом намерении обратиться к эстонским властям с просьбой о политическом убежище. Исполнил ли он свои планы – неизвестно. После краткого периода публичности, раздав интервью российской и иностранной прессе, Александр Глазастиков перестал отвечать «Фонтанке» и, судя по отсутствию информации, другим изданиям. Где он сейчас, мы достоверно не знаем, но срок его шенгенской визы явно истек. Интересно, что, по данным официальных сайтов МВД России и Интерпола, в розыске Глазастиков не значится.

Поколебать веру в Шалтая

В конце августа 2017 года сайт РБК, ссылаясь на «собеседника, знакомого с ходом расследования», и подтверждение представляющего интересы Аникеева адвоката Хазрета Бижоева, сообщил: Аникеев признался в том, что «видоизменял» публиковавшуюся переписку. Признание якобы касалось переписки потерпевших по уголовному делу, а также Натальи Тимаковой, Дмитрия Киселева и Тимура Прокопенко. «Искажение информации», по данным РБК, упоминалось также в обвинительном заключении по делу Филинова и Теплякова.

«Фонтанка» не может оценить достоверность этих сведений, так как упомянутые архивы нами серьезно не изучались. Что же касается опубликованных «Фонтанкой» материалов на основе раскрытой «Шалтаем-Болтаем» переписки, касающейся «фабрики троллей», контрактов Минобороны с холдингом «Конкорд» Евгения Пригожина и личного ящика Игоря Стрелкова (Гиркина), то сомнений в аутентичности материалов у нас нет. Огромный, логически непротиворечивый массив данных в формате электронной почты с соответствующими логами, который подвергся успешной документальной проверке по открытым источникам и интервью с упомянутыми в письмах персонажами, подделать нереально. Внесение изменений в отдельные документы, наверное, возможно, но бессмысленно, и таковых обнаружено не было – а проверяли мы очень внимательно.

Два месяца до УДО

Похоже, «Анонимный Интернационал» решено почти простить. Вмененная статья входит в категорию преступлений средней степени тяжести, что предусматривает возможность условно-досрочного освобождения через треть срока наказания. Аникеев право просить о таком освобождении уже получил, Тепляков и Филинов смогут ходатайствовать об условно-досрочном в ноябре. Если им повезет, как Евгении Васильевой из Минобороны, то до свободы всего пара месяцев.

 Денис Коротков,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.