18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
08:39 19.12.2018

Почему в Петербурге взяток не берут

Суворовский, 52, приказал экономической полиции главка работать только со своим ГСУ. Повод – контроль. А одна из причин – коррупция. Ведь статистика говорит, что она исчезла в Петербурге-2017. «Фонтанка» объясняет, что за этим стоит.

Почему в Петербурге взяток не берут

Сергей Киселев/Коммерсантъ

Управление экономической безопасности Петербурга и Ленобласти отрезали как от районных следствий, так и от Следственного комитета. Согласно приказу ГУ МВД, до 10 июля 2017 года все уголовные дела, находящиеся в районах города и области, оперативное сопровождение по которым ведется Управлением экономической безопасности, передаются в Главное следственное управление. Собеседники говорят, что так руководство пытается наладить связи между оперативниками главка и следователями ГСУ. Показатели не радуют, особенно 84-е место в коррупционном рейтинге МВД. Его не спасают даже призывники.

По информации «Фонтанки», 30 июня начальник ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти генерал-лейтенант Сергей Умнов подписал приказ № 55 «Об отдельных вопросах организации деятельности по расследованию уголовных дел экономической направленности и их оперативному сопровождению». Несмотря на то, что указание начинается со стандартной фразы – «в целях оптимизации и повышения эффективности деятельности», документ в районных и главковских подразделениях расценили как революционный. Заметим, что многие расценили нервно. Так как в системе убеждены, что инициировал приказ шеф экономической полиции, Бриллиантов.

Приказ №55 теперь строго регламентирует порядок передачи оперативных материалов в следственные органы ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти. Суть его следующая: сотрудники Управления экономической безопасности и противодействия коррупции могут передавать свои материалы только сотрудникам Главного следственного управления ГУ МВД. А значит, их соответствующие разработки не могут направляться в следственные управления районных УМВД города и области.

При этом в приказе четко прописано – за какими отделами Управления экономической полиции закреплены отделы следственных частей ГСУ ГУ МВД. Так, например, 7, 8, 10-й и 11-й отделы налогового блока Управления экономической полиции теперь ориентированы за 2-м отделом Следственной части по расследованию преступлений по организованной преступной деятельности ГСУ. За чем видно желание учета и контроля.

Как стало известно «Фонтанке», помимо запрещения оперативникам Управления передачи материалов в территориальные следственные органы, руководство ГУ МВД исключает еще и передачу материалов альтернативной подследственности в органы Следственного комитета РФ. Последнее практически означает, что если в ГУ МВД выявляются составы по мошенничеству, то сотрудники не имеют права привлекать Следственный комитет. В теории, до сегодняшнего дня это и было именно так. Другое дело, что многие оперативники считают Следственный комитет более эффективной машиной, чем свое же Главное следственное управление.

В редакции полагают, что предыдущий абзац будет крайне интересен и бизнесменам Петербурга, которые уже давно почувствовали, что СК опаснее ГСУ.

Что касается уголовных дел, что уже расследуются в районных следственных органах ГУ МВД и по которым сопровождение ведут оперативники Управления экономической безопасности, то, согласно тому же распоряжению, было необходимо в срок до 10 июля 2017 года организовать изъятие таких уголовных дел. Дальнейшее производство по ним поручено тем же следователям ГСУ.

Таким образом, по подсчетам «Фонтанки», из каждого района забрали примерно по 10-15 процентов из имеющихся дел, или около 10 дел из каждого района. Правда, это не касается тех, по которым уже идут ознакомления подозреваемых в рамках 217-й статьи УПК.

Разумеется, не все сотрудники восприняли приказ с воодушевлением. Обсуждать «за» и «против» можно бесконечно, но главные доводы в том, что ГСУ захлебнется от наплыва, а районные следователи раздражены отдавать свои перспективные дела.

По мнению собеседников «Фонтанки», все же такое решение руководства полицейского главка вызвано желанием централизовать работу. Но за этим, похоже, лежат сомнительные показатели за прошедшие пять месяцев 2017 года. Как вариант, в рейтинге МВД среди региональных структур экономическая полиция Петербурга и Ленобласти по линии коррупции крепко стоит на 84-м месте из 86.

Причину же низких показателей в штабе ГУ МВД видят в отсутствии понимания между большинством оперативников отделов Управления экономической безопасности и руководителями отделов ГСУ. Именно поэтому оперативники главка стараются возбуждать уголовные дела в районах и СК.

Если же вернуться к самому яркому показателю – «взятка», – подследственность которого закреплена за Следственным комитетом, то, не считая мелких успехов на территории по «врачам и преподавателям», за 2017 год не было ни одной реализации с поличным по чиновникам. На ведомственном арго – «живых хлопков». К тому же от сотрудников главка требуются тяжелые шестая (особо крупный размер) или хотя бы пятая (крупный размер) частей статьи 290 УК.

Правда, помогает жонглирование статистикой, когда, к примеру, оперативники приходят в Следственный комитет и вымаливают переписать на себя какой-нибудь всплывший дополнительный эпизод по уже раскрытому делу 2016 года. Из одного только громкого уголовного дела 2016 года по военкомам можно  наскрести достаточно эпизодов, которые формально посчитаются раскрытиями.

Так как автор статьи сам носил погоны, то не понаслышке может продемонстрировать эту игру. Возьмем то же дело с военкомами. В нем у следователя определен громадный список призывников – под триста человек, из которых в деле фигурирует лишь 30-40 фамилий. Именно эти десятки эпизодов и вменены обвиняемым. Все просто: следствие просто физически не в состоянии объять сотни эпизодов и порой объединяет их одним умыслом. И вот к нему приходит оперативник главка и, честно объясняя отсутствие показателей, просит возбудиться еще по одному призывнику. А потом еще по одному. Что дает возможность заполнить карточку формы №1. То есть искусственно создать раскрытие за подписью следствия и прокуратуры. А карточка поступает на личный счет подразделения.

Следствию это незачем, но есть же и человеческие отношения. А за услугу следователь может попросить оперативника поработать немного на другое дело, по которому он не успевает что-то дожать. Таким образом, статистика взяток, незаметно перешедшая из прошлого года, – есть. Информационный центр выдает раскрытие группы и в нужном размере, а формально за прошедшие полгода 2017 года в Петербурге и Ленобласти – коррупции нет.

Кстати, активные чиновники тоже растеряны. Не понимая внутренних пружин такого процесса, не понимая последние месяцы, с кем теперь надо дружить, они рисуют себе страшилки. Мол, система маскируется, разрабатывает фигурантов и готовится к прыжку.

Евгений Вышенков, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор