18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
11:04 16.11.2018

Расценки на митинг: несовершеннолетним скидка

Первый несовершеннолетний участник несанкционированного митинга 12 июня получил наказание. Десять тысяч заплатят родители. Впечатления: анонимно, безальтернативно, быстро. Одним словом - театр.

Расценки на митинг: несовершеннолетним скидка

Михаил Огнев/архив "Фонтанки"

Комиссия по делам несовершеннолетних – не суд. «Фонтанке» рассказали, как прошло разбирательство «дела» шестнадцатилетней девушки, которая 12 июня зашла на Марсово поле. Тринадцать анонимных взрослых показали компьютерный диск с видеозаписью, но просматривать видео не стали. Объявили штраф в 10 тысяч рублей, утешили: «Это не жёстко, могла и в тюрьме оказаться».

Посещение Марсова поля 12 июня для 561 человека закончилось доставлением в отделы полиции. На большинство из них были составлены протоколы об административных правонарушениях, участникам несанкционированного митинга (или попавшим под горячую руку прохожим) вменили нарушение правил массового мероприятия и неповиновение полиции. Четверть доставленных суды отправили отбывать административный арест, остальные отделались штрафами (единственное исключение – Василеостровский районный суд, где дела в отношении четырех человек были прекращены). 

Молодежь в возрасте до восемнадцати сразу наказывать не стали. Составленные протоколы в соответствии с процедурой направили в комиссии по делам несовершеннолетних при районных администрациях. Через две недели комиссии начали работу.

По данным ГУ МВД по Петербургу и Ленинградской области, всего 12 июня с Марсова поля в отделы полиции были доставлены 74 несовершеннолетних. Часть из них отпустили с миром после установления личности и «профилактической беседы». В отношении остальных составили протоколы об административных правонарушениях: 18 протоколов по части первой статьи 19.3 Кодекса об административных правонарушениях (неповиновение законному требованию сотрудника полиции, штраф 500 – 1000 рублей или административный арест, к несовершеннолетним не применяющийся), 37 протоколов – по части пятой статьи 20.2 (нарушение участником правил проведения публичного мероприятия, штраф 5000 – 15 000 рублей).

Общее число подростков, чьи дела должны рассмотреть комиссии по делам несовершеннолетних, видимо, совпадает с числом протоколов о нарушениях правил проведения митингов – 37, так как протоколы о неповиновении полиции почти всегда составляются «довеском» к имеющемуся нарушению.

Первым заседание комиссии, ставшее известным, состоялось 27 июня в Петроградском районе. Петербуржец Игорь Шнуренко, отец шестнадцатилетней Кати, рассказал «Фонтанке», как это было.

Предварительный визит

Через несколько дней после митинга в гости к семье Шнуренко зашла вежливая женщина из местного отдела полиции – инспектор по делам несовершеннолетних. Пару часов с разрешения отца беседовала с Катей, профилактировала. Вечером в понедельник, 26 июня, позвонила, пригласила к 10 часам утра на комиссию по делам несовершеннолетних. О рассмотрении административного дела, как уверяет Игорь, ни слова сказано не было: «Никто не сообщил об этом, мы только постфактум понимаем… Мы не думали, что комиссия будет заниматься осуждением. Инспектор сказала, будет заседание о постановке на учет. Что там будет выноситься решение по административному делу – я не знал, думал, этим суд занимается. Ни мне никто ничего не сказал, ни, тем более, девочке».

Материалов дела у Игоря не было до заседания, нет и сейчас. Даже протокола об административном правонарушении: «Я не видел. Кате на подпись в полиции протокол давали, она написала, что не согласна: там полная чушь. Когда я забирал Катю из 15-го отделения полиции, уже прошло часов шесть со времени задержания. Хотел просто её вытащить, и более ничего не нужно было, я просто поставил подпись в журнале. Протокол я не видел, так что не знаю толком, в чем её обвиняют, до сих пор».

Тринадцать анонимных комиссаров

 Члены комиссии по делам несовершеннолетних были без масок. Но кто эти люди, Игорь и Катя так и не узнали:

«Когда мы с Катей пришли, комиссия собралась, пришли, сели. Я насчитал тринадцать человек. Не представились. Ничего про себя не сказали. Я понятия не имею, кто они. Одно слово: комиссия.

Сразу зачитали полицейский протокол: «Вот видите, в протоколе есть вся доказательная база». Какая база? Там одна нелепица».

Содержание документов в папке Игорь и Катя могли воспринимать только на слух. По их рассказу, ознакомиться с материалами дела им никто не предложил: «Мы, честно говоря, не просили. Но и момента не было, когда обратиться. Как только мы зашли, сразу же начали зачитывать протокол. Якобы всё доказано, вот, говорят, прилагается видео. Мы сразу сказали: "Так покажите это видео, вдруг там действительно найдется доказательство того, что вы зачитали". Тут же спрятали видео в папку и продолжили заседание, будто и не было его. Они сами видеозапись не видели и нам не показали».

Вопрос был один. Женщина в форме подполковника полиции, видимо, начальник районного подразделения по делам несовершеннолетних, спросила Катю, платили ли ей деньги за участие в митинге. Катя ответила, что не платили, после чего девочку попросили подождать за дверью.

Игорю в отсутствие дочери задали ещё один вопрос, но на ту же тему: знает ли он, что за участие в митингах несовершеннолетним платят от 300 до 500 рублей? При этом источник своей тайной осведомленности о спонсорах протеста не раскрыли.

На этом заседание комиссии и закончилось: «Председательствующий говорит, что вот, доказательства есть, есть предложение назначить штраф 10 тысяч рублей. Кто «за»? Все «за», решили».

Впечатления отца «правонарушителя»

«Какой-то театр. Катя зашла на Марсово поле с подругой, просто стояла. Сзади накинулись, никто не представлялся, отволокли в полицию, продержали часов шесть без еды и воды. Вот так на самом деле это было. Комиссия – штамповка заранее принятого решения. Никто нас не слушал. Рассказ о том, как это было, никого не интересовал. Интересовало всыпать по первое число.

Я до сих пор не знаю, что, собственно, моя дочь сделала плохого, чем она заслужила?»

Впечатления «правонарушителя»

Катя: «Мне кажется, они просто хотели закончить всё как можно быстрее и пойти домой».

Воспитательные последствия

«Фонтанка» поинтересовалась, пойдет ли Катя на митинг, случись в Петербурге очередное несанкционированное мероприятие.

Игорь: «Кате этого спектакля было достаточно. Не думаю, что придется запрещать идти на митинг, произошло достаточно для понимания, что правосудия нет и, если попадешь, дадут на полную катушку. И ещё припишут. Главный на комиссии так и сказал: могло быть гораздо хуже. Понятно, что никто ни на какие митинги не пойдет».

Катя: «На митинг? Не знаю. Думаю, что подожду до того времени, когда я буду сама нести за себя ответственность, и папе не придется платить за меня штрафы».

Не повлияло, подтолкнуло, раззадорило

По информации «Фонтанки», дело Кати Шнуренко – первое или одно из первых, рассмотренных в районных комиссиях по делам несовершеннолетних. Мы поговорили ещё с несколькими подростками, в отношении которых были составлены протоколы, но, по их словам, ни повесток, ни телефонных звонков из комиссий или из полиции они пока не получали.

На вопрос, как повлияли доставление в полицию, несколько часов несвободы и перспектива штрафа в 10 тысяч рублей на перспективу их дальнейшего участия в политических акциях, ответы поступили такие:

• никак не повлияло;

• раззадорило;

• научило, буду на митинге внимательнее.

Как должно быть и что делать

Председатель коллегии адвокатов «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский напоминает привлекаемым к ответственности подросткам и их родителям, что, в соответствии с Кодексом об административных правонарушениях, рассмотрение дела в комиссии по делам несовершеннолетних должно проходить по тем же правилам, что и в суде, а несовершеннолетний и его законный представитель имеют те же права. Прежде всего – право знать, в каком правонарушении его обвиняют, право знакомиться с материалами дела, право на защитника, право заявлять ходатайства, в том числе о вызове свидетелей, об исследовании доказательств.

«Полагаю, даже без ходатайства привлекаемого к ответственности лица комиссия должна была вызвать свидетелей происшествия, прежде всего сотрудников полиции, производивших задержание, писавших рапорт, составлявших протокол. Очень часто доставление фактически производят одни сотрудники, а рапорт пишут другие, которые даже не присутствовали на месте задержания, а это грубейшее нарушение. Неоспоримо право на ознакомление с матералами дела, право на представителя, если эти права были нарушены – постановление комиссии должно быть отменено судом при обжаловании», – уверен адвокат Лапинский.

Перед началом заседания несовершеннолетнему и его представителю все права в соответствии с законом должны быть разъяснены – именно разъяснены, а не просто получена подпись в соответствующей графе протокола.

Игорь Шнуренко заверяет, что будет обжаловать наложенный штраф. И на этот раз придет в суд с юристом.

Денис Коротков, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор