18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
20:15 20.11.2018

Особое мнение / Андрей Заостровцев

все авторы
19.04.2017 15:02

Просуществует ли КНДР до 2021 года?

Этот нарыв созревает долго. Очень долго. Аж с 1953 года. Когда после страшно разрушительной войны было заключено перемирие между Севером и Югом. Это – второе по продолжительности перемирие после советско-японского. Однако все перемирия заканчиваются либо миром, либо новой войной.

Много лет на КНДР не обращали внимания. Разве что привлекала она исследователей тоталитарных режимов. Ибо эксперимент по огосударствлению всего и вся там был поставлен в максимально чистом виде. На сегодняшний день стран с таким политическим режимом в мире ровно две штуки: кроме КНДР еще и Эритрея, которую именуют африканской Северной Кореей. Однако у Эритреи нет ядерного оружия, и, кроме Эфиопии, она никому не угрожает. А северокорейцы демонстрируют не только это оружие, но и средства его доставки. И их словесные покушения распространились не только на традиционного недруга в лице южного соседа, но и на США.

Ядерное оружие хорошо лишь одним своим качеством. Оно – гарант мира на планете Земля. До тех пор, пока им владеют в той или иной мере вменяемые государства. Даже СССР и Пакистан нельзя было рассматривать как отморозков. Современная Россия тоже еще не попала в эту категорию. Хотя и стремится. Однако КНДР всегда демонстрировала свою готовность на все.

Ранее эта демонстрация служила средством шантажа: прекращение ядерных испытаний обменивалось на продовольственную помощь. Корейский социализм временами порождал голодоморы и решение этой проблемы находил весьма оригинальное: пользуясь слабовольностью Запада и покровительством Пекина, выторговывал гуманитарные поставки.

Эпоха Ким Чен Юна (Кима № 3) ознаменовалась ослаблением остроты продовольственной проблемы. В северокорейском варианте это означает, что и без гуманитарной помощи нет смертей от голода. Минимальное количество калорий на человека страна может обеспечить сама. Да и изоляция немного уменьшилась: рынок гениальным решением автора чучхэ (официальной государственной доктрины основателя династии Кимов – Ким Ир Сена) запрещен, но черный рынок вовсю работает. Китайская граница стала проходимой для спекулянтов-контрабандистов. И как только жить стало чуток лучше, у тоталитарного режима начались проблемы.

Вот тут надо отвлечься на общее рассуждение. Для тоталитарной власти опасность представляют не оппозиционеры (их она, как правило, давно распустила на атомы), а мещане. Как только народ начинает жить несколько лучше, то начинает хотеть еще. А вот это самое еще может дать только серьезная уступка рынку. Китай сумел пройти между Сциллой рынка и Харибдой политических перемен. Северная же Корея таким путем пойти не может. В Китае правит партия (КПК), а не личность. И если надо резко сменить курс, то партия поменяет председателя КПК и останется во главе общества.

Трудовая партия Кореи – это лишь вывеска для диктаторско-династического правления. А отсюда и градус ответственности первого лица несравненно выше. Все решения замыкаются на него. В таком случае не спишешь свои неудачи в реформаторстве на коллективные установки. Да и наследие предков так просто не сбросишь. Сказали чучхэ, так чучхэ (в сущности, это идеология радикального изоляционизма от внешнего мира). Начни менять одно, сразу же начнет рассыпаться и другое. При наличии такого южного соседа (Тайвань для Китая не представлял такой опасности), неизбежно возникнет вопрос: а для чего был нужен весь этот запредельный аскетизм более 60 лет? Чтобы по их прошествии все ревизовать и начать строить многократно проклятый капитализм? Поэтому всяко лучше не рисковать.

Однако тут остается проблема: что же все-таки делать с растущими запросами масс? Выход один – война! Точнее, балансирование на грани войны. Эмбарго в ответ на эту балансировку – очень даже хорошо. Есть на что списывать экономические неудачи. При этом раздражение противников надо усиливать, а то свыкнутся и реагировать перестанут. Следовательно, инструменты его обеспечения должны становиться все мощнее. Здесь пригодились ракеты, которые летят все дальше и дальше. И пусть много неудач, но тенденция ясна. Ведь сама по себе атомная бомба – ничто без средств ее доставки.

И тут в дело вступают США. Обама пользовался заслуженным презрением авторитарных правителей. Его линию поведения можно было обозначить так, как в свое время именовали потуги Керенского убедить продолжать участие в I мировой войне,  «главноуговаривающий». Теперь же в США не главноуговаривающий, а главнокомандующий. И уже почувствовали разницу. "Томагавки" для Асада, «мать всех бомб» – для талибов. Почему-то есть уверенность, что и для Ким Чен Юна кое-что найдется. И гораздо посерьезнее, принимая во внимание несопоставимый масштаб исходящих от него угроз.

Стоит КНДР разок запустить ракетой, скажем, в Японию. Пусть даже по ошибке. Пустая болванка много бед не наделает, но casus belli создаст. Предлог – предлогом (может быть, а может и не быть), но понятно, что в перспективе у США нет выбора. Невозможно дожидаться, когда северокорейский режим создаст достигающие их территории баллистические ракеты. Необходимо работать на опережение. Если к вам в дом хочет проникнуть тарантул, то лучше раздавить его еще во дворе.

Скорее всего, до введения «ограниченного американского контингента» дело не дойдет. Просто достаточно будет разбомбить в пух и прах не только ядерные центры, но и энергетические мощности, инфраструктуру и, по возможности, центры управления. Конечно, Ким III глубоко запрячется в подземные тоннели в горах, но руководство страной оттуда будет отчасти утрачено.

Главная проблема – Южная Корея. Это не только вероятный удар по Сеулу с севера, но и вопрос о том, что делать с беженцами, которые появятся в огромных количествах. Естественно, больше побежит в Китай, но он не будет с ними долго церемониться. Дело в том, что этот человеческий материал мало на что пригоден. По своим навыкам люди с Севера не могут быть использованы без длительной адаптации (даже на довольно примитивных для Юга рабочих местах). По своей же идеологии многие из них искренние «чучхэпоклонники», что гораздо хуже. Научить их жить в нормальном обществе будет труднее, чем приучить радикальных исламистов к потреблению свинины.

Если Ким III окончательно оборзеет, то Китай не станет из-за него идти на серьезный конфликт с США. В Поднебесной вершит дела достаточно прагматическая бюрократия, которая поймет, что «овчинка выделки не стоит». Так что пишущие о том, что Китай чуть ли не пойдет войной на США за КНДР, судят о его правителях на уровне собственной глупости. Вероятнее всего, Китай и США обговорят все заранее и распределят роли. Тем более что на стороне США безоговорочно будут Япония и вынужденно Ю. Корея.

А теперь о России. Ей в случае острого конфликта, как всегда, повезет. Внимание США будет целиком переориентировано на разборку с КНДР. В других частях света им будет уже ни до чего. Решение украинской проблемы почти целиком ляжет на Европу, а она не очень-то склонна конфликтовать с Россией. Сирия также перестанет привлекать внимание США. И «наш друг» Асад усидит, если, конечно, его раньше не сбросят. С точки зрения экономики, прогноз цен на нефть при наличии боевых действий на Корейском полуострове – самый благоприятный. А с точки зрения идеологии откроются новые перспективы для умножения духовных скреп ссылками на агрессивного супостата. Вот только надо постараться и удержаться от искушения как-то поддержать товарища Кима в его великой борьбе.

Под конец вернемся к поставленному вопросу. Откуда взялся 2021 год, наверное, понятно: в январе того года истекут президентские полномочия Трампа. Что же касается хода событий, то почти все предсказатели будущей истории ошибались. Можно только заметить, что шансы на выживание северокорейского режима стали таять. Чего ранее не наблюдалось.

Андрей Заостровцев