18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
16:41 21.11.2018

Гласность начинается с МИДа

Портал «Медиазона» подал в суд на МИД РФ. Третья власть отреагировала мгновенно — четвертой власти в рассмотрении иска отказали. Осталось понять, что это было.

Гласность начинается с МИДа

«Медиазона» подала иск из-за отказа предоставить информацию о встречах посла России в Вашингтоне Сергея Кисляка. Главный редактор издания Сергей Смирнов рассказал в эфире интернет-канала [Фонтанка.Офиc], зачем журналистам понадобились «американские маршруты» российского посла, чем именно свобода массовой информации была ущемлена и кто из государственных структур чаще других «отфутболивает» журналистов и «переводит стрелки».

- В реакциях на ваш иск уже заметны обвинения в том, что «Медиазона» просто «пиарится» и делает себе имя. Кому хорошо от вашей принципиальности?

– На самом деле, конечно же, наша позиция касается не только исключительно МИДа. Она касается всех российских ведомств. Это общая и большая проблема, что российские официальные органы не отвечают на запросы журналистов или отвечают очень кратко. Почему был выбран МИД? Могу объяснить. Дело в том, что в данном случае ситуация максимально понятная. Она максимально широко освещается в мировой прессе. Если бы мы обратились во ФСИН какой-нибудь Тульской области по заключённому, о котором не предоставляется информация, скажем честно, никакой реакции бы не последовало. Резонанса бы не было. Нам бы просто не ответили. Почему? Потому что это «норма». Уверен, что большинство журналистов в России сталкивались с этой проблемой. Государство часто не отвечает или отвечает пустыми фразами, а сделать с этим ничего нельзя. Конечно, хочется положить конец этой практике. Чиновники и представители государственных пресс-служб должны понимать, что, если они так отвечают на запросы журналистов, они могут попасть в суд. В суд, где им придётся объяснять, почему они не ответили на запросы. В случае с МВД, ФСИН и так далее ещё меньше оснований для такого рода ответов. Что ФСИН будет отвечать? «Мы не расскажем про этого заключенного, потому что это правила хорошего тона»? Пусть готовятся к тому, что им придётся давать ответы на вопросы журналистов. Или меняйте закон, чтобы ведомства могли говорить: «Мы можем не отвечать журналистам».

- А вы не противоречите собственной логике? Не логичнее начать именно с МВД, Минздрава и других ведомств, которые обязаны предоставлять информацию? С ведомств, у которых речь идёт об открытой и понятной информации. Вы могли бы обратиться с официальным запросом в МВД про аресты на недавних митингах, во ФСИН – про заключённых. И это происходило бы не в Урюпинске и Туле, а в Москве. Но вы сразу обращаетесь по поводу очень тонкой материи – маршрутов посла.

– Мы не видим никакой «тонкой материи». Закон довольно чётко прописан. Мы лишь хотим следовать букве закона, который действует в РФ.

Мы же помним, какая была отписка по поводу обращения Алексея Навального и «Новой газеты». Им отвечали примерно в том же ключе – что они просто «пиарятся». Мы же посовещались с нашими юристами и решили, что это будет именно МИД. Хотим посмотреть на реакцию. Хотим дать пример для общения с другими инстанциями. Мы сами, кстати, собираемся обращаться по поводу «не ответов» и в другие ведомства, но после истории с МИДом. Нужна практика, чтобы понимать, как это делать лучше и эффективнее.

- А вы не боитесь и себе, и всем остальным журналистам оказать «медвежью услугу»? Всё, что вы говорите про «преподать урок», понятно. Но вы проигрываете суд и преподаёте другой урок. Ведомства поймут, что можно и дальше не отвечать.

– Они уже сейчас не отвечают! А решение суда должно быть со словом «секретно», и службы эти прекрасно понимают, что под секретные данные они точно не попадают. Я не вижу здесь медвежьей услуги. Давайте говорить честно: например, если речь идет о Кавказе, мы посылаем запросы «на деревню дедушке», никаких ответов мы оттуда никогда не получаем. И единственный способ – попытаться публично добиться ответов. Я надеюсь, что пресс-службы ведомств не захотят судиться и будут более полно отвечать на запросы.

- Если вам позвонит Мария Захарова и скажет: "Мы вам ответим", отзовете иск?

– Пусть позвонит, мы подумаем. Нас интересуют ответы по существу.

- Для кого вы делаете это, кроме журналистов?

– Для тех, кто следит за общественно-политической повесткой, которые видят разницу между законами и их исполнением.

- А если вами дальше заинтересуются надзорные ведомства?

– Они могут заинтересоваться и без обращений. Мы понимаем эти риски и ничего особенного в этом не видим.

Через несколько часов после эфира стало известно, что в Пресненском суде Москвы отказались принимать к рассмотрению иск портала «Медиазона» к Министерству иностранных дел. Как пояснила пресс-секретарь суда Анастасия Пылина, отказ вызван тем, что был подан административный иск, в то время как следовало подавать гражданский. Мы уточнили у Сергея Смирнова дальнейшие действия «Медиазоны».

– Мы будем обжаловать этот отказ. Он незаконный. Во всех правовых актах сказано, что наш иск именно «административный». Когда мы это сделаем, станет понятно после консультации с юристами. Мы не будем подавать новый иск.

- Вас удивляет скорость реакции?

– Немного удивляет. Мне это говорит только о том, что в суд, возможно, позвонили и попросили «обратить внимание» на этот иск.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру»


© Фонтанка.Ру

Справка:

«Медиазона» позиционирует себя как социальный журналистский проект, который специализируется на освещении дел о нарушении прав человека в российских тюрьмах и судах.

В законе о СМИ, на который ссылаются журналисты «Медиазоны», прописаны следующие причины и порядок «отказа», или «отсрочки в предоставлении информации» (Статья 40):

Отказ в предоставлении запрашиваемой информации возможен, только если она содержит сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну. Уведомление об отказе вручается представителю редакции в трехдневный срок со дня получения письменного запроса информации. В уведомлении должны быть указаны:

1) причины, по которым запрашиваемая информация не может быть отделена от сведений, составляющих специально охраняемую законом тайну; 2) должностное лицо, отказывающее в предоставлении информации; 3) дата принятия решения об отказе.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор