18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
11:34 22.03.2019

Он вам не болел

Дмитрия Анатольевича, оказывается, «уберегли»: он говорит, что в последнее время, вопреки сочувственным словам Владимира Путина, и не болел вовсе. Политолог Валерий Соловей объяснил «Фонтанке», от какой болезни лечился премьер-министр.

Он вам не болел

Александр Николаев/Интерпресс

Дмитрий Медведев 23 марта встретился с представителями малого и среднего бизнеса, и один из предпринимателей поздравил премьер-министра с выздоровлением. А Медведев ответил: «Да я и не болел».

Напомним, что на прошлой неделе, 14 марта, глава правительства не явился на его заседание. С министрами встретился президент Путин и, открывая мероприятие, посетовал, что «Дмитрия Анатольевича не уберегли» от гриппа. Позже в Сети появились фотографии с цветущим и вполне здоровым на вид Медведевым в красном лыжном костюме на горном курорте, но владелица кафе, возле которого был запечатлён премьер, поспешила сказать, что снимок был сделан неделю назад.

Всё это, добавим, происходило на фоне грандиозного успеха фильма «Он вам не Димон», выпущенного Фондом борьбы с коррупцией Алексея Навального. За три недели только на Youtube история о дворцах премьер-министра, оформленных на его однокурсников и благотворительные фонды, собрала около 11 миллионов просмотров.

И вот теперь выясняется, что Дмитрия Анатольевича всё-таки уберегли. Во всяком случае – от гриппа. Зачем же он тогда манкировал заседанием своего кабинета – это «Фонтанке» объяснил политолог, профессор МГИМО Валерий Соловей.

- Валерий Дмитриевич, от чего же «не уберегли» Дмитрия Анатольевича? Или он, страшно сказать, прогулял заседание, сказавшись больным?

– Дело в том, что у него была и, думаю, ещё сохраняется некоторая напряжённость в отношениях с президентом Российской Федерации. Что вас удивляет? Даже между горячо любящими супругами не бывает всё гладко. Тем более что здесь были некоторые основания для того, чтобы не всё было гладко. Во-первых, общая нервозность Дмитрия Анатольевича была связана, конечно, с фильмом Навального. Есть и ещё один фактор: отношения России с Белоруссией. Дмитрий Анатольевич настаивает на более решительных экономических действиях в отношении Белоруссии. В то время как Владимир Владимирович тяготеет к геополитическим резонам: мол, Лукашенко, может быть, и «сукин сын», но он «очень нужный нам сукин сын».

- Неужели такая ерунда – основание для ссоры?

– Думаю, что есть ещё какие-то основания, о которых мы просто не знаем. То, что я говорю, вещи известные. И то, что напряжённость между ними существует, – факт.

- Может быть, у Дмитрия Анатольевича появились амбиции, связанные с 2018 годом?

– Думаю, что тут дело не в его амбициях, а в очередной волне слухов, имеющих некоторые основания. То есть в интригах против Дмитрия Анатольевича со стороны тех, кто хочет занять его место. И это тоже могло подогреть напряжение между ним и президентом.

- Президента кто-то настраивает против Медведева?

– Вообще-то это происходило и происходит регулярно. Это делают люди, которые сами претендуют на пост премьер-министра. А точнее, стоящие за этими людьми группы.

- Всё равно не понимаю: что же должно было между ними произойти, чтобы премьер не явился на заседание правительства – и президент ему «выписывал больничный»?

– Не могу объяснить вам этот механизм, поскольку речь здесь идёт именно о личных отношениях. А они понятны только этим двум людям. Но, в конце концов, не присутствовать на заседании правительства – в этом нет ничего экстраординарного. Просто к этому было привлечено внимание. У нас ведь очень персонифицированная политика, у нас очень слабые или вовсе отсутствующие институты, поэтому всё основано на отношениях между личностями.

- Вы сказали о фильме Навального. Неужели он действительно мог произвести какое-то впечатление на Путина?

– Да, да. Мог.

- Навальный рассказал о Медведеве что-то, чего Путин не знал раньше?

– Дело не в том, знал или не знал. А в том, что Путин не любит публичных скандалов. Особенно если это связано с людьми, которым он доверяет, которые входят в его круг.

- Медведев-то чем виноват, что скандал случился, он же тут, скорее, жертва?

– «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». Был скандал? Был. Вот был скандал, связанный с Шуваловым, – и после этого Шувалов потерял шансы стать премьер-министром.

- А у Шувалова были такие шансы?

– Да, он рассматривался как один из претендентов.

- Выходит, нам тут кажется, что «наверху» не замечают разоблачений Навального, а на самом деле он «гадит» довольно сильно?

– Я не берусь определить удельный вес этого фактора, но то, что он влияет на ситуацию, – конечно. Здесь, на самом деле, интрига вокруг должности премьер-министра. Есть несколько группировок, у каждой – свои кандидаты. Двое, по крайней мере, уже получили обещание этой должности. Об этом стало известно Дмитрию Анатольевичу. А тут ещё – разоблачительный фильм Навального. Мне кажется, этого достаточно, чтобы между ним и Владимиром Владимировичем пробежала кошка.

- Кто эти двое, получившие обещание? Один, видимо, Ку...

– Ничего подобного.

- Его нет даже в шорт-листе?

– Там вообще нет «питерских».

- Ужас какой. Но кто это, если не «питерские»?

– Не буду вам пока этого говорить.

- Разве можно пообещать один пост сразу двоим?

– Это как раз в манере президента. Как-то обещание поста премьера от него получили пятеро. А назначен был шестой.

- Какую же роль у нас правительство играет? Закон о компенсациях жертвам западных санкций, как выясняется, приняли, например, вообще не спросив правительство. А деньги теперь ему искать.

– Это как раз нормально. Некоторые решения у нас сначала принимаются политической верхушкой, а уж потом спускаются правительству – и оно начинает думать о финансово-экономических обоснованиях. С санкциями было именно так. Это решение о компенсациях было для правительства полной неожиданностью. Теперь правительству придётся под него подводить базу. Я же говорю: в России очень плохо с отношениями между институтами. Всё решают группы. А отношения в группах строятся по другому критерию, на другом основании, чем между институтами. Вот когда премьер-министром России был Владимир Владимирович, правительство значило много.

- Может быть, Дмитрию Анатольевичу как раз это и надоело, что он как глава правительства серьёзной роли не играет? Может быть, ему хочется большего?

– Ему, конечно, хочется большего. Ему хочется снова стать президентом. И у него были серьёзные основания на это рассчитывать. Всё-таки он входит в число немногих конфидентов Владимира Владимировича. Но сейчас эти основания пошатнулись.

- Какова вероятность отставки Медведева уже сейчас?

– Думаю, что мизерная. Стремящаяся к нулю. Владимир Владимирович любит саркастически пошутить. Он любит потроллить своих ближайших соратников. Но думаю, что он вряд ли видит смысл в том, чтобы сейчас отправлять в отставку Медведева. Теперь он получает огромное человеческое наслаждение, наблюдая за тем, как его соратники сталкиваются лбами в борьбе за пост. Это вполне нормально для человека такой профессиональной выучки и с таким бэкграундом.

Беседовала Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор