10.02.2017 18:46
0

КС провёл спецоперацию «Дадин»

Конституционный суд оставил в силе уголовную статью за нарушения на митингах, но разрешил отпустить активиста Ильдара Дадина на свободу. Не последнюю роль в политическом деле сыграли атомные электростанции, узнала «Фонтанка».

Коллаж Фонтанка/Интерпресс
Коллаж Фонтанка/Интерпресс

«Это может быть и 20, и 30 тысяч участников митинга, блокирующих атомную установку. И как быть в этом случае? И как вы удержите их, если они блокируют её, мирно взявшись за руки?» – так судья КС Сергей Князев 10 февраля объяснил журналистам в Петербурге, почему нужно оставить в силе уголовное наказание за неоднократные нарушения на митингах. Статью 212.1 УК здесь оспаривал заключённый активист Ильдар Дадин. За несогласованные митинги и пикеты он получил два с половиной года в колонии и отбывает срок в Алтайском крае.

У тех, кто находился в зале КС во время оглашения решения по делу Ильдара Дадина, изначально могли создаться самые романтические предчувствия. Председатель Валерий Зорькин многократно ссылался на позицию Европейского суда по правам человека. В том числе – по искам Бориса Немцова и Гарри Каспарова против России. «Государство должно воздерживаться от применения произвольных мер и не обладает полной свободой действий даже в случае нарушений участников митингов», «публичные власти должны проявлять определённую толерантность к мирным собраниям, даже если они могут нести небольшие помехи для общественной жизни», «любые меры, препятствующие свободе собраний, кроме случаев подстрекательства к насилию, оказывают демократии плохую услугу и даже угрожают ей» – цитировал коллег из Страсбурга Зорькин.

С Дадиным согласились

Затем служитель Фемиды начал подробно разбирать оспоренную статью, и выяснилось, что он видит в ней много сомнительного. Причём идеи КС почти совпадают с мыслями самого Дадина и его защитников. Во-первых, давать уголовное наказание только за «неоднократность» административных нарушений на митингах нельзя, указал Зорькин, ведь многие проступки имеют лишь «формальный» характер.

Во-вторых, если уж и применять уголовные меры, то только после того, как протоколы об административных правонарушениях вступили в силу, – в деле Дадина, напомним, суды этого не дождались. В ином случае власти демонстрируют «формально-догматический» подход к правосудию и тем самым подрывают значение Конституции.

Согласился КС с защитниками Дадина и в том, что суды не имеют права использовать доказательства против оппозиционеров, полученные раньше по административным делам. Ведь к таким процессам, в отличие от уголовных, не обязательно привлекать адвокатов. Поэтому активисты могут недостаточно хорошо взвешивать свои слова и действия.

Наконец, КС признал, что не обязательно давать реальные сроки людям, которые впервые проходят по статье 212.1. А также тем, чьё поведение «не было сопряжено с утратой публичными мероприятиями мирного характера», «не содержало реальную угрозу гражданам, общественному порядку или безопасности».

Напомнил Валерий Зорькин и о соразмерности наказаний для активистов: преступления по статье 212.1 относятся к категории средней тяжести. «Это приравнивает их к таким деяниям, как убийство матерью новорождённого ребёнка, доведение до самоубийства, применение насилия в отношении представителя власти, самоуправство, совершенное с применением насилия», – перечислил служитель Фемиды, призвав таким образом российских судей и силовиков не слишком усердствовать в применении уголовной статьи.

Тонкости формулировок

Валерий Зорькин заканчивал читать постановление, и зал не покидало ощущение, что КС вот-вот признает «статью Дадина» неконституционной и призовёт её отменить… Но этого не произошло: норма в целом соответствует Основному закону, признали конституционалисты.

Уголовно наказывать за сумму административных нарушений на митингах можно, хотя и только в исключительных случаях. Например, если совершенные действия имели умышленный характер и угрожали существенным вредом. Или если суд пришёл к выводу «о невозможности исправления виновного без изоляции от общества».

Ещё одна тонкость заключается в том, что при желании судьи способны обязать Государственную думу и правительство переписать оспоренную норму. Но в постановлении по делу Дадина таких формулировок не прозвучало. Вместо этого КС осторожно заметил, что «федеральный законодатель правомочен внести изменения, направленные на уточнение нормативных оснований привлечения к уголовной ответственности». То есть: Уголовный кодекс при желании можно поправить, но можно и не править.

Дело Дадина, впрочем, постановили пересмотреть, «если для этого нет препятствий». Позже судья Сергей Князев объяснил журналистам, что статью 212.1 полностью отменить невозможно, поскольку надо думать на перспективу, и далеко не все активисты так безобидны, как Дадин: «В его истории мероприятия не носили масштабного характера – это небольшие групповые пикетирования и шествия. Но норма рассчитана на разные ситуации. Это может быть и 20, и 30 тысяч участников митинга, блокирующих атомную установку. И как быть в этом случае? И как вы удержите их, если они блокируют её, мирно взявшись за руки?» – нарисовал апокалиптическую картинку судья.

Суды должны проявлять «взвешенность и сдержанность» к активистам, считает Князев. «Статья 212.1 конституционна, но её нельзя воспринимать изолированно. Она должна применяться с опорой на Конституцию, международные договоры, позицию КС и Страсбургского суда», – добавил он.

Эмоции

Решение породило разнородные эмоции в адвокатском и правозащитном сообществе. Юрист правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Александр Передрук назвал позицию судей «эталоном сервильности». «Конституционный суд, на первый взгляд, согласился со всеми аргументами представителей Ильдара Дадина, но чудесным образом пришёл к выводу о конституционности нормы», – указал на противоречия он.

Юрист Илья Кавинский охарактеризовал в Facebook решение КС английским словом pussyfooting. Оно значит «действовать с предельной осторожностью и сдержанностью». В буквальном переводе, так ведёт себя кошка, не решающаяся подойти к какому-нибудь неприятному для неё предмету.

Защитники Дадина не стали называть решение КС победой, но считают, что «это совершенно точно не поражение». «Решение хорошее, даже очень, хотя, к сожалению, не 100%-ное. Не представляю себе ситуацию, в которой статья будет применяться в том виде, в котором сейчас существует», – отметила в разговоре с «Фонтанкой» адвокат Ксения Костромина.

«Вне зависимости от того, внесёт ли правки в Уголовный кодекс законодатель, суды общей юрисдикции теперь должны применять статью 212.1 в том толковании, которое дал Конституционный суд», – подчеркнул другой защитник Дадина Сергей Голубок.

Скорее всего, оппозиционеру придётся провести ещё около месяца в колонии, затем он будет освобождён, прогнозирует Костромина. С ней согласна супруга Дадина Анастасия Зотова. «Я уверена, что Ильдара теперь освободят», – сказала «Фонтанке» она, спускаясь после заседания по ступеням КС.

Зотову встречал с десяток сторонников Дадина с фотоаппаратами, камерами и плакатами в руках. Внутрь суда утром 10 февраля их без объяснения причин не пустили. Сочувствующих могло бы быть и больше, но многие просто не успели приехать в Петербург – об оглашении решения КС неожиданно сообщил 9 февраля, хотя обычно анонсирует такие события за несколько дней. В пресс-службе суда спешность объяснили тем, что Дадин сидит в тюрьме, и затягивать процесс не имело смысла с учётом того, что прямые трансляции заседаний ведутся через Интернет.

Сама Зотова с несколькими приятелями прошла в здание Сената как журналист газеты «За права человека».

«Сегодня мы посмотрим билеты, может быть, погуляем немного по городу, потом схожу на интервью к журналистам. А вообще работы много. В карельских тюрьмах продолжаются пытки. Надо, кстати, позвонить туда и узнать, что там происходит на заседании, – углубляется в телефон жена Дадина. – Пытки пока никто не отменил. Вот давайте КС пытки в тюрьмах отменит, а потом – поговорим».

Елена Кузнецова,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Ильдара Дадина в 2014 году четырежды задержали на несанкционированных пикетах и митингах в Москве. Это были выступления в защиту фигурантов «болотного дела», собрания с антиправительственными лозунгами, кроме того, Дадин с семью сторонниками перекрыл Мясницкую улицу с плакатом «Вчера – Киев, завтра – Москва».

В декабре 2015 года Басманный районный суд признал Дадина виновным в неоднократных нарушениях правил проведения митингов. Активиста приговорили к двум с половиной годам колонии общего режима по введённой в 2014 году статье 212.1 Уголовного кодекса. Она предполагает наказания штрафами, обязательными или исправительными работами, лишением свободы на срок до 5 лет. Гражданин считается «неоднократным» нарушителем, если больше двух раз получал административные протоколы на публичных мероприятиях в течение 180 дней.

В ноябре 2016 года Дадин заявил о пытках, которым подвергался в исправительной колонии № 7 в карельском городе Сегеже. После этого активист пропал. Только 8 января стало известно, что оппозиционера перевели в исправительную колонию № 5 в Алтайском крае.

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор