Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

10:23 20.07.2019

Драка за Исаакий началась с ЗакСа

Исаакиевский собор и святая вода превратили петербургский ЗакС в «живой парламент», по версии спикера Вячеслава Макарова. На первом заседании новой сессии там молились, дрались и спорили о судьбе музея и храма.

Драка за Исаакий началась с ЗакСа

Депутаты Законодательного собрания Петербурга, отдохнув после затянувшихся каникул, с новыми силами принялись с ожесточением делить Исаакиевский собор. Дошло до обвинений в уголовных преступлениях и рукоприкладстве, и это несмотря на то, что утром порядка 20 единороссов были окроплены святой водой. 

С утра в Мариинском дворце молились. Затем настоятель домовой церкви протоиерей Петр Мухин рассказывал перед праздником Крещения законотворцам о любви, служении Отечеству, борьбе с неправдой и беззаконием. Под конец депутатов – большинство пришедших были единороссами – окропили святой водой, из храма они выходили мокрые и довольные. 

Пропев во здравие митрополита Варсонофия, парламентарии уединились в Белом зале на закрытом заседании фракции партии "ЕР", чтобы договориться о единогласной поддержке запроса митрополита с просьбой ускорить передачу Исаакиевского собора РПЦ. Примечательно, что в протоколе заседания говорится о голосовании за проект документа лишь 32 единороссов. Ещё четверо официально отсутствовали: это Елена Рахова, Алексей Макаров, Павел Зеленков и Юрий Авдеев.   

Уже на пленарном заседании с голоса в проект повестки дня был внесён документ – обращение к министру культуры Владимиру Мединскому от фракции "Единой России" и ЛДПР (за решение в поддержку передачи Исаакия проголосовали Виктор Сысоев, Олег Капитанов и Максим Яковлев) с просьбой ускорить передачу собора РПЦ. По мнению единороссов и их друзей, два года (этот срок обозначен в постановлении Смольного) – слишком много, вопрос можно решить за три месяца и к Пасхе, 16 апреля, выгнать музей из храма. 

Реклама

Как отмечается в обращении к Мединскому, значимость передачи храма подтверждается тем, что на божественные литургии ходят тысячи верующих, а саму процедуру «поддержали миллионы православных». Объявив это, Вячеслав Макаров уступил трибуну оппозиции, которой не дали отправить запрос Георгию Полтавченко с вопросом, почему тот поменял своё решение и все-таки решил передать храм РПЦ. 

Аргументы несогласных звучали все те же. Максим Резник заявил, что ему не ясно, куда делись 20 лет совместной работы музея и РПЦ. "Те, кто ставит вопрос в таком контексте, обвиняя несогласных в разжигании розни, сами ее разжигают. Так можно костры инквизиции начать жечь". Яблочник Борис Вишневский заявил, что решение о передаче собора принято с нарушениями законодательства. Эсер Алексей Ковалев подчеркнул, что авторы постановления об ускорении передачи Исаакия раньше были коммунистами и проповедовали атеизм. "Православные здравые люди против такого решения вопросов. 120 предметов из Самсониевского собора передают год. Сколько будут передавать 13 тысяч предметов?"  

В споры вступил единоросс Андрей Васильев, заявив, что у него есть претензии к директору музея Николаю Бурову: "Музею в своё время передавали 1160 предметов, а не 13 тысяч. Надо проверить, не торгуют ли там ценностями?" Он добавил также, что не доверяет самому Бурову, который ведёт иностранную гастрольную деятельность и зарабатывает почти 7 млн рублей в год. 

Яблочник Михаил Амосов призвал коллег вспомнить историю: храм строился за счёт государственной казны, затем существовал в союзе Церкви и музея. Яблочник предложил не торопиться с принятием постановления и внести в него поправки о мирном договоре Церкви и музея. Добавили аргументов и в КПРФ, сообщив, что сохранение музейных ценностей не может быть соблюдено при формулировке "передача в скорейшие сроки", а здание собора находится под охраной ЮНЕСКО. 

В заключительной речи перед голосованием за постановление спикер ЗакСа Вячеслав Макаров отметил, что на крестные ходы приходили тысячи петербуржцев, и заявил, что разделяет ответственность губернатора в решении передачи храма, так как это выполнение федерального закона. 

"Меня насторожила фраза в речи Вишневского: "все только начинается". Это скрытая угроза? Не мы первые начали провоцировать и подстрекать", – ответил он оппозиционерам, добавив, что за 32 года ни разу не встретил атеистов в армии. 

В итоге за обращение к Мединскому проголосовали 42 депутата, 8 были против, но на этом обсуждение не закончилось. Яблочник Михаил Амосов вскочил с места, когда скороговоркой Макаров предложил утвердить постановление во втором чтении, без поправок. "Я же предлагал поправки, Вячеслав Серафимович!" – кричал яблочник. 

Реклама


Спикер его не слышал и не слушал, объявив, что подошло время для следующего вопроса повестки дня. Амосов не успокаивался, и, пока на трибуну выходили будущие мировые судьи, которых утверждают в Мариинском дворце, депутат совершал то, за что теоретически мог бы попасть к ним на прием: оппозиционер затеял несанкционированную акцию. Он кричал: "Дайте мне подать поправки!" – и с этими воззваниями передвигался по залу заседаний. 

Когда Амосов поравнялся с местом лидера фракции "ЕР" Александра Тетердинко, яблочника окружили порядка пяти представителей партии власти. "Кому-то из них пришло в голову, что меня надо вывести из зала. Вице-спикер Анатолий Дроздов толкнул меня, кто-то схватил за руку. Но драться я не хотел, поэтому так все и закончилось», – описал перепалку Амосов. 


Смотреть в новом окне Ксения Клочкова

Во время действа начальник отдела материально-технического обеспечения Алена Кукушкина (прославившаяся своей любовью ужесточать правила работы для СМИ) подбежала к журналистам и начала закрывать, в частности корреспонденту "Фонтанки", камеры руками. 

Завершил потасовку командорский окрик Макарова: "Присели все!" На этом заседание продолжилось, как ни в чем не бывало. 

Позже в перерыве Макаров пояснил журналистам, что это была конструктивная дискуссия и так выглядит живой парламент. 

Помимо прочего он напомнил, что и раньше высказывался за исполнение федерального закона о реституции, а губернатор в первый раз отказал РПЦ просто потому, что нужно было подготовить документы. 

"Я вам ещё другую мысль скажу: вы – молодые люди и наши судьи. Пройдёт время, и вы оцените наши действия. По-разному будут говорить. Но ни мне, ни Полтавченко не придётся прятаться ни за какие стены, потому что мы, как простые люди, делаем все на благо города, поэтому я и поддерживаю решение Георгия Сергеевича (о передаче Исаакиевского собора в пользование РПЦ. – Прим. ред.)". 

Напомним, что в 2015 году Георгий Полтавченко отказал Петербургской митрополии, претендовавшей на пользование Исаакиевским собором. Он сослался на то, что музей выгоден городу – приносит доходы в бюджет. После этого митрополит Варсонофий и патриарх Кирилл обратились к Владимиру Путину и Дмитрию Медведеву. В конце 2016 года «Фонтанка» сообщила, что Георгий Полтавченко изменил своё мнение и поручил передать в пользование РПЦ Исаакиевский собор на 49 лет, а музей выселить в двухлетний срок. 

Ксения Клочкова, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор