18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
02:58 22.09.2018

Кто строит расчёт на «Жестокой любви» Киркорова

В загадочной истории о «Жестокой любви» и плагиате остался за кадром ключевой персонаж – автор песни, якобы украденной Филиппом Киркоровым. Это с него француз Дидье Маруани должен бы требовать миллион евро. Но завертелось всё вокруг "звезды". Почему?

Кто строит расчёт на «Жестокой любви» Киркорова

Сергей Бертов/Интерпресс

Один из многочисленных королей нашей поп-музыки – Филипп Киркоров, кажется, избежал отлучения от своего хита «Жестокая любовь». Его французский коллега Дидье Маруани, услышавший в мелодии песни плагиат из мелодии своей песни, не смог выиграть иск в российском суде. Но теперь над Киркоровым нависла новая угроза: уголовное дело о заведомо ложном доносе. Статья 306 УК РФ, от двух до шести.

Заявление в полицию от имени Маруани, как, впрочем, и иск о защите авторских прав, подал Игорь Трунов – юрист, лишённый адвокатского статуса за участие в одном из прежних громких дел. Теперь он взялся за новое – как всегда, очень шумное, – как представитель интересов французской звезды.

Напомним, что лидер группы Space Дидье Маруани на днях прилетел в Москву для заключения мирового соглашения с Филиппом Киркоровым по делу о предполагаемом плагиате. То есть это он так считал, что с ним заключат мировое соглашение. И дадут миллион евро компенсации. Вместо этого он и его представитель Трунов были задержаны за вымогательство миллиона евро по заявлению Филиппа Киркорова.

Лидер французской музыкальной группы Space Дидье Маруани//Геннадий Гуляев/Коммерсантъ
Лидер французской музыкальной группы Space Дидье Маруани//Геннадий Гуляев/Коммерсантъ

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Спор между музыкантами к этому времени шёл уже месяц. Касался он музыки к песне «Жестокая любовь». По версии Маруани, она была на 30 процентов скопирована с его композиции Symphonic Space Dream, это будто бы установила экспертиза. И 1 ноября юрист Игорь Трунов от имени своего знаменитого доверителя сообщил прессе, что они подали иск в суд с требованиями запретить Киркорову петь про «Жестокую любовь» и взыскать с артиста 75,34 миллиона рублей.

Как теперь говорит адвокат Киркорова Александр Добровинский, исковое заявление стало персонажем отдельного детектива.

– В течение месяца мы слышим рассказы о том, что подан иск в Московский городской суд, – рассказал он в эфире канала [Фонтанка.Офис]. – Неизвестно, почему туда, но там его и не оказалось. На самом деле он должен был подаваться в районный суд. Там его тоже не было. Потом они якобы подали в суд в США, но и там иска не оказалось. Потом опять вернулись в Москву – и опять ничего не нашлось.

На самом деле иск и был подан в Мосгорсуд, но заявление вернули истцам в связи с нарушением подсудности. Дальше начался детектив уже с участием французского артиста.

Как рассказывает Маруани, в середине ноября ему начали приходить письма от Филиппа Киркорова и Игоря Трунова с предложением уладить конфликт миром: российская сторона выплачивает миллион евро, француз отказывается от претензий и не мешает Кирокорову петь. После писем были ещё и телефонные разговоры, по голосу Маруани идентифицировал Киркорова. Сумма француза вполне устроила – и он отправился в Россию за деньгами. Подписание мирового соглашения, которого он ждал, должно было происходить вечером во вторник, 29 ноября, в помещении Сбербанка. Но случилось там то, что случилось, а именно – операция по захвату опасного вымогателя.

 

 

– Филипп Киркоров ни одного раза не общался с господином Маруани, – утверждает адвокат Добровинский. – Ни одного. Не было никаких мировых соглашений, о которых говорит господин Трунов, как не было и переписки между господином Маруани и господином Киркоровым. Это всё фантазии. И когда стало понятно, что за молчание господа Маруани и Трунов требуют 1 миллион евро, что должен был сделать Филипп Киркоров, чтобы себя обезопасить, кроме как обратиться в правоохранительные органы?

Как выяснилось уже после обращения в правоохранительные органы одного артиста и задержания другого, с Маруани вёл переговоры не Киркоров и даже не юрист Трунов. А известные пранкеры с прозвищами Вован и Лексус.

– Какое-то время назад мне позвонил один из этих людей, – говорит Добровинский. – По-моему, Вован. А может, Лексус? Я не знаю. И сказал, что во второй половине ноября они в шутку звонили господину Маруани под именем Филиппа Киркорова. Маруани вступил с «Филиппом» в дискуссию о том, что надо бы заплатить деньги, тогда он перестанет говорить то, что он говорит.

Пранкеры подтверждают: да, звонили, хотели помирить двух прекрасных музыкантов. Переживали за них очень.

В итоге шутка, если это была она, обернулась для Дидье Маруани тесным знакомством с российской полицией, а для Киркорова – утратой всякой надежды заплатить миллион евро за то, чтобы дальше спокойно петь о жестокой любви.

– Филипп как пел эту песню – так и будет продолжать петь, – говорит его адвокат.

Остался вопрос: почему, собственно, Киркоров, который всего-то пел? У песни же есть автор. Опытный юрист Трунов, который ещё недавно в статусе адвоката вёл много сулящих известность дел, не мог не заглянуть в Реестр правообладателей на сайте Российского авторского общества. А там сказано, что у песни «Жестокая любовь» имеется только один зарегистрированный правообладатель: автор текста и музыки – продюсер, композитор Олег Попков.

– Понимаю, почему всё сосредоточилось на Филиппе Киркорове, а не на Попкове, – предполагает адвокат Добровинский. – Попков никогда бы не смог заплатить миллион евро – по подсчётам этих людей.

«Фонтанка» решила поговорить с самим автором песни – композитором Олегом Попковым. Он, кстати, живёт в Петербурге.

– Я признаю, что в моей песне и в композиции Маруани есть сходство, но только одного мотива, – говорит он и играет на рояле музыкальную фразу. – Ритмически и по нотам совпадает только одна фраза: «Любовь может быть жестокой». Слова, которые повторяются. Но, я думаю, такую музыку, похожую ритмически и мелодически, до нас писали несколько поколений композиторов.

И ведь правда. Да простят нас оба композитора, музыкальный приём, который они использовали, банален, как рифма «любовь – кровь». При желании Дидье Маруани мог бы найти в поп-музыке ещё с десяток «плагиаторов», а юрист Трунов с удовольствием помог бы ему попытаться взыскать по миллиону с каждого. Если прослушать последовательно обе композиции, то даже человек с условным слухом поймёт, что совпадающие мелодии есть всего в двух тактах. Другое дело, что это припев, да ещё и такты эти в нём повторяются. Так, видимо, набежали те самые 30 процентов плагиата, что обнаружили упомянутые французом эксперты.

Композиция Маруани датирована 2002 годом. Тогда же, по совпадению, впервые спел про «Жестокую любовь» Филипп Киркоров. Но Олег Попков утверждает, что написал свою песню гораздо раньше, ещё в 1990-х.

– Песня достаточно личная, это история моей личной любви, – поделился композитор с «Фонтанкой». – В ней выразилось моё чувство. Слова и музыка родились одновременно. Я помню, что как сел – так на меня всё это нахлынуло. Потом я песню отложил. У меня некоторые песни лежат годами. И только к 1999 году я сделал аранжировку, мы с группой «Чудо-остров» её отрепетировали и исполнили в первый раз в Санкт-Петербурге, в ночном клубе «Академия». Около года я исполнял её в составе этой группы.

К сожалению, говорит композитор, видеозаписей выступлений тогда не делали. Но остались аудиокассеты, а главное, утверждает он, компьютерные файлы с аранжировкой, и по ним можно установить дату создания. И музыканты группы «Чудо-остров», уверяет он, уже дали письменные показания о том, что пели этот мотив раньше, чем Space. Более того, у композитора, как он говорит, имеется справка из Российского авторского общества о том, что свои права на песню он зарегистрировал ещё в 2000-м.

Олег Попков уверяет, что ему и самому непонятно, почему истцы всё-таки пошли судиться, причём с Киркоровым. Полтора месяца назад, рассказывает музыкант, ему стали приходить письма с вопросами о песне. Он предоставил всю информацию. Это означает, что полтора месяца назад юрист Трунов уже знал и о компьютерных файлах, и о ночном клубе «Академия», и о показаниях музыкантов российской группы, и о регистрации прав на «Жестокую любовь» за два года до появления композиции Space. Те же доказательства Попков передал и адвокату Добровинскому, специально съездив в Москву. Потом все юридические процедуры проводились без его, автора, участия. И он считал историю законченной. Не знал ни о подаче иска, ни о том, что суд его вернул истцу.

– И вдруг, как гром среди ясного неба, обрушилась эта история, – продолжает композитор. – Я не представляю, кому нужна эта информационная бомба. Мне она точно не нужна.

Вопрос о том, кому и зачем «эта информационная бомба» нужна, «Фонтанка» хотела задать Игорю Трунову, но, к сожалению, юрист не ответил на звонки. А вечером в среду стало известно, что, не преуспев в гражданском суде, он вместе с французским клиентом планирует добиваться в отношении Филиппа Киркорова уголовного дела.

Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...