08.09.2016 21:41
0

«Трубное дело» усохло до миллиона

Прогремевшее на всю Россию петербургское «трубное дело» обернулось конфузом. 3 млрд рублей ущерба, заявленного следствием, в приговоре превратились в жалкий миллион. Казна по закону должна возвращать подсудимым уже выплаченные ими городу деньги.

Пресс-служба ГУ МВД России по СЗФО
Пресс-служба ГУ МВД России по СЗФО

8 сентября в Ленинском районном суде Петербурга тихо и незаметно был зачитано обвинение по громкому «трубному делу». Хотя еще осенью 2012 года информация об уголовном преследовании чиновников Смольного и подрядчиков, якобы укладывавших бэушные трубы вместо новых, стала новостью номер один во всех федеральных СМИ. А полиция бодро рапортовала о колоссальном ущербе в 3 млрд рублей. Однако после всех экспертиз он уменьшился до… 1,3 млн рублей. При этом основной фигурант дела Андрей Кадкин уже перечислил в бюджет 15 млн. То есть казна теперь является должником экс-владельца «Петрокома».

«Трубное дело» начиналось громко. 29 ноября 2012 года в здании комитета по энергетике и в офисах подрядных организаций прошли обыски, по итогам которых были задержаны и этапированы в Москву экс-председатель ведомства Олег Тришкин, глава Управления заказчика комитета Константин Мосин, директор «Петрокома» Алексей Муравьев и тогдашний собственник компании Андрей Кадкин. Следственные действия были обставлены максимально эффектно. В СМИ было разослано видео обыска на квартире у Тришкина, на котором сиротливо мелькала рождественская елка. А пресс-релиз МВД РФ бодро рапортовал: подозреваемые уложили 600 км старых труб, хотя бюджет платил за новые, а общая сумма ущерба составила 3 млрд рублей.

Однако постепенно дело, словно елка на излете новогодних праздников, теряло все свои громкие и колючие подробности. Сумма ущерба спустя год упала до 50 млн рублей, Олег Тришкин вышел под залог и перешел в статус свидетеля, а попытка перевести дело в суд закончилась провалом: в 2014 году Генеральная прокуратура вернула его на доследование, потребовав провести судебно-бухгалтерскую экспертизу, чтобы понять, сколько же денег было похищено в реальности. При этом до ума обвинение доводили уже в Следственном комитете по Петербургу, куда его забрали из Следственного департамента МВД РФ.

Кадкин сдал всех

В итоге до суда уголовное дело повторно доползло летом 2016 года, распавшись на две части. Отдельно слушается история злоключений экс-владельца «Петрокома» Андрея Кадкина, который заключил сделку со следствием и признал свою вину. 8 сентября в Ленинском районном суде заместитель прокурора Адмиралтейского района Александр Василенко зачитал фабулу государственного обвинения. Сам Кадкин, бывший партнер братьев Ротенбергов по дзюдоистскому клубу «Явара-Нева», держался флегматично и во время оглашения приговора писал на бумажке список дел по благоустройству загородного дома. Впрочем, его можно понять: за четыре года он, наверное, выучил суть претензий правоохранительных органов назубок.

Андрей Кадкин признался, что совершил преступления, предусмотренные статьями 159-й и 285-й УК РФ: «Мошенничество» и «Злоупотребление должностными полномочиями». Его подпись стоит под следующими показаниями. В конце 2009 года Управление заказчика комитета по энергетике, которое распределяет контракты между подрядчиками и принимает работы, возглавил Константин Мосин. На встречах в лобби-барах петербургских отелей бизнесмен попросил чиновника поддержать «Петроком» при распределении контрактов на ремонт инженерных сетей. Для этого в конкурсную документацию вносились требования, которые ограничивали круг потенциальных участников. Кроме того, Мосин гарантировал Кадкину лояльность при приемке работ.

Но самое главное: Андрей Кадкин заявил, что именно он придумал укладывать под землю трубы не того класса, как указано в техническом задании. Практически эта схема была реализована при исполнении двух контрактов 2010 года – на реконструкцию тепловых сетей на севере города за 904 млн рублей и на правом берегу за 400 млн рублей. «Мосин оказывал помощь на стадии заявок, чтобы "Петроком" получил преимущество перед остальными участниками. При этом компания по указанию Мосина снизила стоимость работ на 10%. Это делалось для получения экономии, которая положительно характеризует работу должностных лиц», – зачитывал показания Кадкина представитель государственного обвинения.

Для выполнения работ «Петроком» привлек своих коллег из «Мост-сервиса» – еще одного крупного подрядчика тех времен. «Мост-сервис» через свои структуры покупал трубы у компании «Русттрубпром». «Руководителя "Русттрубпрома" Селивестрова я знал давно и договорился с ним возвращать 30% от сумм, перечисленных по госконтракту на закупку трубной продукции. Одновременно мы договорились, что Селивестров будет поставлять трубы другого, более дешевого ГОСТа и с более дешевой изоляцией», – показал Кадкин во время следствия.

К документам об исполнении работ подрядчик прикладывал подложные сертификаты Челябинского трубопрокатного завода, а Мосин и тогдашний начальник отдела строительства котельных «Управления заказчика» Анатолий Хютти регулярно получали от Кадкина денежное вознаграждение. Правда, Хютти иногда не хотел подписывать акты сдачи-приемки, но тогда Кадкин, по его собственным словам, жаловался Мосину, и тот сам решал вопрос со своим подчиненным.

Пока фабула звучала так же, как во время масштабных обысков 2012 года. Изменилось только одно – сумма. Вместо 3 млрд рублей Кадкин и его коллеги из комитета и «Мост-сервиса» похитили… 1,36 млн рублей: это разница между стоимостью труб, которые должен был уложить «Петроком» по контракту, и стоимостью продукции, в реальности лежащей под землей в районе Гражданского проспекта. Возможно, она была бы больше, но со вторым контрактом – на ремонте сетей на правом берегу за 400 млн рублей – вышла настоящая неувязочка.

Там, по словам Кадкина, также укладывались трубы не того ГОСТа, а чиновники – принимали эти работы. Однако в конце 2010 года, когда на дворе еще был кризис, выяснилось, что у Управления заказчика не хватает денег для расчета с подрядчиками. В итоге Мосин и Кадкин договорились, что в актах сдачи-приемки будет указана правда, то есть реальный класс трубной продукции. «В данном случае хищение денежных средств не произошло добровольно», – указано в материалах уголовного дела. При этом в итоге получилось, что «Петроком» потратил на работу по этому контракту больше, нежели получил от заказчика.

«Андрей Олегович, – обратилась к Кадкину судья Марина Тропанова. – Вы раскаиваетесь в содеянном?»

«Да, раскаиваюсь, – ответил экс-владелец "Петрокома", отложив в сторону план благоустройства загородного дома. – Понимаю, что совершил преступление».

Переплатил за раскаяние

Раскаяние обошлось Андрею Кадкину в копеечку: еще в 2014 году он перечислил в бюджет 15 млн рублей для компенсации нанесенного ущерба. Экспертиза, зафиксировавшая ущерб в 1,3 млн рублей, закончилась позднее. Таким образом, формально бизнесмен вправе потребовать обратно 13,7 млн рублей. Однако, как говорят в его окружении, он не будет столь принципиален, оставив эти деньги казне. Хотя, помимо кругленькой суммы, натерпелся еще и в СИЗО, где просидел боле трех месяцев до заключения сделки со следствием.

А вот Смольному придется пересчитать свои претензии к Кадкину и его соратникам по «трубному делу». Администрация губернатора, выступающая в качестве потерпевшего, ранее подала гражданский иск на сумму в 48 млн рублей. Теперь же, с учетом экспертизы, городу придется скорректировать свои требования – об этом на суде заявил представитель юридического комитета. После этого судья Марина Тропанова сможет назначить Кадкину наказание.

Одновременно в том же Ленинском районном суде слушается дело в отношении остальных фигурантов «трубного дела» – бывшего главы Управления заказчика Константина Мосина, его подчиненных Анатолия Хютти и Леонида Шишова, топ-менеджеров «Петрокома» Алексея Муравьева и Сергея Жуковского, собственника «Руструбпрома» Игоря Селиверстова. Статьи у всех разные: кого-то обвиняют в мошенничестве и злоупотреблении должностными полномочиями, кого-то – только в мошенничестве. В этом списке нет еще одного человека – учредителя «Мост-сервиса» Михаила Кузнецова: он счастливо избежал арестов и, по некоторым данным, живет в Америке.

Таким образом, всего в этой преступной группе, по версии обвинения, было восемь человек. Если разделить сумму ущерба на всех, то каждому укладка труб другого ГОСТа принесла 160 тысяч рублей. А вот бывший глава комитета по энергетике Олег Тришкин, отсидевший в СИЗО почти год, теперь чист перед законом: как указано в обвинительном заключении, он, подписывая документы на оплату работ «Петрокома», был введен Мосиным в заблуждение. Однако это уголовное дело сломало карьеру экс-чиновнику. На вопрос корреспондента «Фонтанки» о текущем состоянии дел, Олег Тришкин написал: «Я теперь никто, и звать меня: "Эй, ты!" А телефон я сохранил! В смысле номер». – «А вы будете требовать компенсацию от государства за год, проведенный в СИЗО?» – уточнил журналист нашего издания. «Нет», – коротко и грустно ответил Тришкин.

Андрей Захаров,

«Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор