Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

13:45 16.09.2019

Заменит ли сельское хозяйство нефть

Подойдя к агропромышленному комплексу с парадного фасада, а так называют «Агрорусь-2016», «Фонтанка» вгляделась в сельскохозяйственные перспективы Ленобласти.

Заменит ли сельское хозяйство нефть

С утра 31 августа в «Экспофорум» тянутся женщины с сумками-тележками и пенсионеры, чтобы успеть закупиться до выходных, пока нет столпотворения. Перед новеньким выставочным комбайном вытанцовывают «го-го гелз». Ярмарка с песнями и сельскохозяйственной живностью — на улице, деловая программа — в павильоне. Так открывалась выставка «Агрорусь-2016».

Самое крупное животное на ярмарке — двугорбый верблюд из конноспортивного клуба «Александровская дача». Погонщик стучит его палкой поочередно по всем четырем ногам, чтобы он лег. За пять тысяч лет более эффективного способа коммуникации с верблюдами так и не изобрели. Но животное непреклонно. Тогда парень приставляет к боку верблюда высокую стремянку, как трап. Работа двугорбого — катать гостей ярмарки, и филонить ему не дают.

А пока верблюд вкалывал, в павильоне «Экспофорума» прошла конференция с говорящим названием «Сельское хозяйство – драйвер российской экономики». Там обсуждали цифры и показатели. По итогам 2015 года объем валовой продукции сельского хозяйства Ленобласти составил 99 млрд рублей, что равняется 41% валовой продукции всего федерального округа. Причем 70% – это животноводство. Но в последнее время тенденция меняется – многие предприятия переориентируются на производство зерна. Вторая по значимости культура — картофель, им область обеспечена на все 163% («Доктрина продовольственной безопасности»).

Реклама

Но пока именно животные, а не картошка и не зерно – самая зрелищная часть программы на «Агроруси». Они ухоженные, с ясными глазами, сидят в засыпанных чистейшими опилками вольерах. Цесарки и индюшки несут яйца прямо на глазах у изумленной публики. Корову из концерна «Детскосельский» доят по часам. Ветеран областного конкура, лошадь по имени Экзотика из фермерского хозяйства Маланичевых демонстрирует идеальные лошадиные формы. В отдельном загоне стоит стокилограммовый катумский баран, у которого жизнь удалась. Его назначили производителем, а значит, не съедят.

«Мы продаем ягнятину по 700 рублей за килограмм, и у нас ее быстро раскупают, – говорит управляющий СПХ «Катумы» Симон Манукян. – Сейчас у нас поголовье около 4 тысяч овец, а нужно 5 тысяч, чтобы стать племенным хозяйством. Тогда станет легче работать, и мы сможем продавать больше мяса. А пока в хозяйство приходится только вкладывать».

О новом законе, вводящем «налог на навоз», Симон не слыхал. У овцеводов и без того серьезные издержки. «Мы продаем овец на племя в другие регионы, – говорит управляющий. – Каждое животное проходит ветконтроль, у него берут кровь на анализы. Эти анализы в общей сложности обходятся в пять тысяч рублей на одну овцу. А стоит она в среднем 25 тысяч».

Но если Ленобласть по площади равна Франции, выставленной в образцовом павильоне живности маловато, чтобы населить — а главное, накормить — такую территорию.

Обход ярмарки показал, что, собственно, съестное выставлено где-то на трети прилавков. На остальных предлагают корзинки из лозы, валенки из шерсти, трусы из Латвии, «метровые конфеты» из Финляндии и трикотаж из Эстонии. А также зонтики, пуховики и китайские перчатки — все, что нужно на селе.

Над торговыми рядами реют флаги братской страны. Под желтым козырьком с надписью «Белая Русь» выставлены молочные продукты. В том числе и развесной творог в ведрах по цене 260 рублей за килограмм пятипроцентного. Девятипроцентный на 10 рублей дороже...

Не успела корреспондент «Фонтанки» и рта раскрыть, как у прилавка появилась дама в переднике продавца-кассира с конкурирующей точки. «Беларусь, как же. Москва все это делает! – заявляет дама. – Москва — в подпольных цехах. Что я, продукцию не знаю, что ли». Рубанув правду-матку, дама исчезает так же внезапно, как появилась. После этого выступления просьба показать декларацию на творог звучит логично. Продавец предъявляет пестрый ворох ветеринарных заключений с печатями. Декларации или сертификата среди них нет.

Реклама


«Какая декларация? А вы вообще кто? – не выдерживает продавец. – У нас документы в машине. Или на другой точке». Выясняется, что другая точка — в Гатчине. Внятную информацию о происхождении творога можно было бы получить по этикеткам на ведрах, но бока тары чисты, как первый снег. Продавец объясняет, что этикетки были наклеены на пленку, в которую творог упаковали, прежде чем поместить в ведро. Пленку разорвали, и этикетки погибли.

Но и кроме развесного творога потребителю есть чем поживиться: его внимание оспаривают колбасы из Великих Лук, форель из Выборгского района, овощи из Пушкина, и в невообразимых объемах – мед. Чтобы не вдаваться в пчеловодческую терминологию, продавцы на табличках пишут просто: «сердце», «почки», «женское здоровье». Есть и «мужское». Всего здесь можно найти около 800 сортов меда. Отдельно в павильоне, где развернуты стенды для специалистов, можно посмотреть на оборудование для пчеловодства. Особой популярностью пользуются средства для борьбы с клещами, которые селятся в ульях.

В павильон пускают только по бейджу участника. Но пенсионеры раз за разом пытаются штурмовать турникет на входе. Потому что чувствуют — там тоже торгуют чем-то вкусным. Они правы.

Один из самых популярных прилавков — РЦП «Вологодской области». Пачка «Вологодского масла» стоит всего 140 рублей. Мягкий сыр вроде «феты» – 80 рублей за 200-граммовую коробочку. К прилавку стоит очередь. Впрочем, как таковых фермерских продуктов здесь не видно.

В укромном уголке стоит прилавок под вывеской «Ароматы тайги». Здесь продаются грибы — сушеные, соленые, вареные. Цены впечатляют. Кило сушеных белых стоит 5000 рублей, трехлитровая банка соленых белянок — 3 тысячи рублей. Банками интересуются мужчины в деловых костюмах.

Рядом с грибами выставлены орехи явно не таежного происхождения — грецкие по 1600 за килограмм, фундук по 1,5 тысячи. «Это мы ездили в Крым и там закупили у местных поставщиков, – объясняет продавец. – Мы уже много лет возим грибы на «Агрорусь». В магазинах их не купишь, не берут магазины такую продукцию». Но вопрос о сертификате или декларации на грибы круто меняет настрой продавца: «Мы сертификаты журналистам не показываем. Нам и без вас есть кому показывать. Гуляйте».

«Гуляет» корреспондент «Фонтанки» в сторону аквариумов с мальками ценных пород рыб. Чтобы выяснить, почему форель, выращенная в водоемах Ленобласти, все равно дорогая. «Потому что растет не меньше полугода, и все это время ее надо кормить импортными кормами, – говорит представитель ФГБУ «Севзапрыба» Сергей Быстров. – Мы в год производим до 100 тонн посадочного материала, то есть мальков. Мощных рыбоводческих хозяйств в Ленобласти не меньше 60. Рыбы выращивается много. Но в России не производится главный компонент для кормов — рыбная мука. Ее производят, например, из перуанского анчоуса, потому что его запасы огромны. В нашей стране аналогичной рыбы нет. Форель подешевеет не раньше чем будет найдена подходящая для отрасли технология переработки растительного белка».

Если расчет американского инвестора Джима Роджерса на то, что сельское хозяйство в России заменит нефть, не оправдается, мы сможем утешить себя тем, что и нефти в нашем регионе, в общем, и не было.

Венера Галеева,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор