Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

18:49 19.10.2019

Об образовании с энтузиазмом

Наши вузы будут жить ещё лучше, наука - развиваться ещё быстрее, назначение нового министра образования встречено «с большим энтузиазмом». Такое послевкусие оставили выступления ректоров и обещания правительства на форуме «Развитие высшего образования» в Петербурге. Вместе с процветающей российской высшей школой радовалась «Фонтанка».

Об образовании с энтузиазмом

Министр образования Ольга Васильева и премьер-министр Дмитрий Медведев//Александр Миридонов/Коммерсантъ

В фойе Университета ИТМО, где 26 августа проходил форум «Развитие высшего образования», представители разных высокотехнологичных компаний, связанных так или иначе с вузами, показывали свои разработки.

– Хотите в Соловки? – остановил меня молодой человек.

Мне надели очки – я оказалась в зиме. На 360 градусов вокруг ходили монахи в чёрных рясах, скрипел снег. Потом я следила за богослужением и крутила головой, рассматривая храм изнутри, батюшку с кадилом, прихожан со свечками. Снаружи, за пределами виртуальных Соловков, один из создателей этого цифрового великолепия рассказывал о камере для съёмок на 360 градусов, которую собрали в ИТМО, потому что покупать было дорого. И о том, как и какие фильмы снимают авторы проекта.

Рядом стоял круглый белый стол в форме бублика. В «дырке» бублика – крутящийся стул. Это школьная парта будущего. Ребёнок надевает очки, слушает рассказ о далёкой стране и рассматривает эту страну, крутясь на стуле. Можно ходить по залам Прадо или слушать оперу в Ковент-Гарден, разглядывая всё вокруг, кататься по рекам и каналам Петербурга.


– Богослужение – это вы в честь нового министра образования сейчас поставили? – поинтересовалась я, сняв очки.

– Да нет, – грустно улыбнулся юноша рядом с очками. – Она это раскритиковала.

Ольга Васильева сказала, что ничего нового в виртуальной реальности не видит: дескать, стереокино она смотрела ещё в 1960-е годы.

– А это ведь не 3D, а реальная съёмка, понимаете? – продолжал автор фильмов.

На другом конце зала по «восьмёрке» внутри стеклянного куба катался оранжевый шарик. На вид – тоже ничего нового. На самом деле – новейшая лабораторная установка петербургской компании Robotikum: робот «Бабочка» для проведения практических занятий по робототехнике. Разработку хотел заполучить Стэнфордский университет, ему не отдали. Теперь готовую установку покупают норвежцы.

– Министр не успела посмотреть, – сказал представитель компании.

Через полчаса министр будет обсуждать с ректорами трудоустройство выпускников вузов. Создатели установки, компания Robotikum, ведут разработки вместе со студентами университетов, лучших берут на работу, но об этом министр не успела услышать.


С энтузиазмом

На форум «Развитие высшего образования» в Университет ИТМО приехали 450 ректоров и преподавателей из 71 региона страны. Полдня они обсуждали проблемы высшей школы на дискуссионных площадках, говорили об участии вузов в развитии регионов, о трудоустройстве выпускников, об онлайн-образовании, о качестве диссертаций. Потом выступали на итоговом заседании в присутствии премьер-министра Дмитрия Медведева и министра образования Ольги Васильевой.

– Назначение вас на должность мы восприняли с энтузиазмом! – встал с места и.о. ректора университета имени Герцена Василий Рабош.

По залу прошёл лёгкий гул. Видимо, коллеги Василия Рабоша выражали энтузиазм.

– Мне бы хотелось, чтобы фразу «Я получил образование в России» говорили с гордостью, – поставил задачу Дмитрий Медведев. – Все мы хотим, чтобы наше образование было лучшим в мире. Или, во всяком случае, одним из лучших.

Правительство, как станет понятно из выступлений представителей вузов, неуклонно приближает эту цель последние десять лет. С тех пор, как начал претворяться в жизнь приоритетный национальный проект «Образование». Поэтому, сообщил премьер-министр, этот национальный проект опять станет приоритетным, он возрождается. «Майские указы» президента продолжат выполняться – то есть зарплаты преподавателей продолжат расти. Правда, признал премьер, педагоги недовольны тем, что установленный указами размер «не имеет регулярного характера», потому что «достигается за счёт надбавок и премий». Премьер предложил ректорам подумать о том, каким должно быть соотношение гарантированной части и премиальной.

– Мы здесь готовы принять любые решения, которые покажутся правильными университетскому сообществу, – заверил преподавателей Медведев.

Сказанное на форуме ректорами и министрами «Фонтанке» прокомментировал проректор по науке Московского государственного университета Андрей Федянин.

- По выступлениям ваших коллег я поняла, что в высшей школе у нас всё так хорошо, что непонятно, кому недавно премьер-министр предлагал подрабатывать, приводя в пример собственный опыт.

– За последние 10 лет в высшем образовании действительно произошли качественные изменения. По крайней мере, на уровне научной деятельности сотрудников университетов. Это видно по разным параметрам. По публикационной активности. По числу молодёжи – выпускников университетов, которые остаются работать либо в высшем образовании, либо идут в научную деятельность. Это видно по тому оборудованию, которое сейчас есть в университетах. Это центры коллективного пользования, это уникальные научные установки, это установки Mega-science. В научной области прогресс в университетах очень большой.

- То есть не скажешь, что денег нет?

– Да, сейчас ситуация сложная. Бюджет сложный. Существуют определённые проблемы. Но запас прочности довольно большой.

- Когда начиналась реформа РАН, речь как раз шла о том, что из Академии наука должна переходить в университеты. На форуме Жорес Алфёров поднял вопрос о развитии университетской науки – и я поняла, что тут тоже большие положительные сдвиги. Как на это повлияла реформа РАН?

– Реформа ещё на ходу, ещё не очень понятно. Но честно скажу: несколько сотрудников Академии наук перешли к нам в университет на постоянную работу. Может быть, потому, что они чувствуют: в академии сейчас не всё спокойно, а в университетах и запас прочности выше, и молодёжь ближе.

- Действительно у нас наука перемещается в университеты, как на Западе?

– Исторически в нашей стране подразумевалось, что основным генератором научных знаний должна быть Академия наук. И сейчас на повестке дня стоит проблема найти баланс, когда наука есть и в университетах. Да, академические институты могут проводить крупные серьёзные научные исследования, потому что у них есть постоянные научные кадры. С другой стороны, университеты существенно ближе к молодёжи: прослушав лекцию, человек может пойти в лабораторию и решить свою задачу. Мы более чутки к новым трендам, которые могут увлечь молодёжь. И, как следствие, нам проще подпитываться молодыми кадрами.

- Вы на форуме курировали тему защиты диссертаций и присуждения учёных степеней.

– Здесь ситуация тоже довольно положительная. Это связано с тем, что реформа присуждения степеней, системы государственной аттестации, идёт около трёх с половиной лет. Здесь есть большие изменения. И в части законодательной базы, и в части персонального состава ВАКа, экспертных советов, диссертационных советов. Это приводит к тому, что качество диссертаций существенно возросло.

- Сообщество «Диссернет» может спокойно закрываться?

– Нет, общественный контроль диссертаций нужен всегда. Я говорил сегодня о личной репутационной ответственности всех участников, вовлечённых в диссертационный процесс. Это не только сами авторы диссертаций, но и авторы отзывов на диссертации, члены диссертационных советов. Процедура защиты сейчас полностью открыта, всё выложено в Сети. Каждый может ознакомиться. Поэтому сейчас писать диссертацию с некорректными заимствованиями просто глупо, это вычисляется мгновенно. Этот канал перекрыт.

- Но некорректные заимствования всплывают в диссертациях, защищённых тогда, когда всего этого не было, а авторов не лишают степени, потому что прошёл установленный срок давности. Вы не считаете, что за краденые диссертации надо лишать степени независимо от времени?

– Я бы высказался за сохранение срока давности. Если копать вглубь и вглубь, то этот процесс, как говорят физики, слабо сходится. Пять-семь лет – это естественный срок, после этого весь негатив уже выловлен.

- Вы подняли ещё один вопрос: о том, что гуманитариям негде публиковать научные работы.

– В естественных науках существует традиция писать и публиковать научные статьи. В гуманитарной сфере было принято, что хороший специалист публикует монографии. Считалось, что это более крупный жанр, который может показать проблему с разных сторон лучше, чем короткая статья. Сейчас подход меняется, потому что монографии стало возможно издавать хоть во дворе, это понятие девальвировалось. А статья проходит внешнюю независимую экспертизу. И такой подход начал распространяться на гуманитарную сферу. И когда гуманитарии попытались тоже публиковать статьи в журналах, оказалось, что им это тяжело по нескольким причинам. И первая в том, что современная наука англоязычная. Для естественников это нормально. Гуманитариям писать по-английски тяжелее: там важно передать нюансы, а как это сделаешь через чужой язык.

- На форуме вы говорили иначе: вы сказали – политика.

– Второе противоречие – действительно политика. Если человек работает в сфере политологии, мировой политики, социальных наук, истории, то он посылает свою статью в западный журнал – и идёт…

- Неужели цензура?

– Нет-нет, не цензура. Столкновение точек зрения… В общем, у нас, у физиков, проще: ты открыл эффект, но рецензент просит измерить ещё то-то и то-то. В истории по-другому: разные трактовки, разные подходы.

- Вы предложили создать российские журналы для публикаций как альтернативу западным. А какой смысл, если их всё равно в мире не будут читать по-русски?

– Факультет психологии МГУ издаёт англоязычный журнал, который так и называется: Psychology in Russia. State of the Art. Авторы приносят статьи на русском, а потом вместе с ними работают профессиональные переводчики, отрабатывая все нюансы речи.

- Если вы и создадите исторические или политологические журналы по такому же принципу, то как добьётесь, чтобы они котировались и цитировались?

– Это как раз понятно – каким критериям должен соответствовать журнал, чтобы войти в базы данных Scopus или Web of Science. Это две системы международного цитирования. Статья должна быть на английском языке, должно быть какое-то количество иностранных учёных в составе редколлегии, по определённым принципам должны быть оформлены ссылки и так далее. Это путь, который можно пройти. И тогда журнал попадает в базу рецензирования и цитирования.

- На форуме много говорили о том, что вузы обязательно должны получать госзадание. Что это такое? На что задание?

– Это, по сути, бюджетное финансирование науки. Сейчас финансирование, в основном, грантовое. Есть некий фонд поддержки науки, например – Российский фонд фундаментальных исследований, Российский научный фонд, Федеральная целевая программа Минобрнауки, они объявляют конкурсы на выполнение тех или других исследований.

- И они же темы задают?

– Темы задают они сами, но бывают и инициативные проекты, когда они готовы поддержать грантом любое исследование на интересную тему. Здесь важно, что финансирование происходит по конкурентному принципу. А мы говорим, что в каждом университете должны быть не только преподавательские, но и научные ставки. Там должны быть люди, для которых основной вид деятельности – научные исследования. И вот им за это государство платит. Вот это финансирование и называется госзадание на проведение научных исследований в университете.

- Тема онлайн-образования: какие дисциплины можно сейчас преподавать таким способом, насколько качественным будет результат, как будут котироваться такие дипломы?

– Это очень дискуссионный вопрос. Движение в этом направлении крайне аккуратное и спокойное. Идея в том, что если в каком-то из ведущих вузов есть очень хороший курс, например – по математическому анализу или истории России, то почему бы его не записать, не сделать какие-то симуляторы, проверку заданий онлайн. Чтобы сделать доступным какой-то хороший курс, разработанный в одном из ведущих университетов для всех студентов. Мы открываем доступ к знаниям всем студентам.

- В западных вузах действует такая система: студент сам выбирает набор курсов из предложенного для его специальности комплекта. Но у нас ведь этот комплект зафиксирован программой. Какой диплом можно будет получить с произвольным набором курсов?

– Должно существовать некое ядро, человек слушает известный набор курсов. При этом какой-то ещё набор, вариативную часть, факультативную, он сам выбирает как траекторию, которую хочет дополнительно освоить. Но вопрос очень непростой: как проверить знания, как обеспечить обратную связь, целый класс проблем. Нужно создать некую систему верификации студента.

- Проректор петербургского педуниверситета сказал от имени всех коллег, что вы встретили нового министра образования с большим энтузиазмом. Форум укрепил ваш энтузиазм?

– Я видел сегодня Ольгу Юрьеву впервые. Мягкий, спокойный человек. Но полностью в теме, подхватывает любую дискуссию. Видно, что она полностью погружена в проблемы образования. Мне было вполне комфортно с ней общаться.

Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор