Авто Признание & Влияние Фонтанка-500 Книги «Фонтанки» Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

23:57 29.01.2020

Одним миром мазаны, но все равно поссорились

Завершающийся на Крите то ли Всеправославный, то ли невсеправославный собор засвидетельствовал: две самые влиятельные ортодоксальные церкви-сестры разругались вдрызг.

Одним миром мазаны, но все равно поссорились

Олег Харсеев/Коммерсантъ

Восьмой Святой и Великий Собор Православной Церкви должен был стать самым главным событием для священства и православных верующих за 1300-летнюю историю: предыдущее мероприятие имело место быть в 787 году, еще до распада единой церкви на католическую и собственно православную. А стал источником скандальных новостей. Бенефис Вселенского патриарха Варфоломея, который всеми силами стремился стать первосвященником-«собирателем», был изначально подпорчен еще в начале этого года, когда по настоянию Московской патриархии было изменено место проведения Собора.

Предполагалось, что представители православных церквей соберутся в стамбульском храме святой Ирины, но после инцидента со сбитым российским военным самолетом посланники РПЦ отказались ехать в Турцию. Альтернативой стал Крит, также являющийся канонической территорией Константинопольского патриархата.

Но и под греческим солнцем единения не получилось. Об отказе присутствовать на Соборе по организационно-финансовым причинам заявили Антиохийский патриархат (Сирия) и Болгарская церковь, догматическими огрехами в подготовленных к Собору документах отговорилась Грузинская церковь. Эти события предоставили большую свободу действий для Московской патриархии, которая сочла (ввиду отсутствия вышеупомянутых церквей) критский Собор невсеправославным и безрезультатно предлагала провести его позже, после дополнительной подготовки.

Когда стало ясно, что Варфоломей не считает возможным дальнейший перенос сроков Собора, РПЦ заявила о своем неучастии в мероприятии, а на официальном сайте РПЦ появилось крайне двусмысленное послание патриарха Кирилла, в котором, в частности, говорилось:


«Пусть не смущает нас тот факт, что мнения Церквей-Сестер о созыве Святого и Великого Собора разделились. По словам святого апостола Павла, «надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные»… Глубоко убежден в том, что Церкви, ? и те, что решили приехать на Крит, и те, что воздержались от этого, ? принимали свои решения по совести, а потому к позиции каждой из них нам надлежит отнестись с уважением… Заверяем вас, что молитвы наши будут с вами во дни предстоящих вам трудов».

Чуть позже на официальном сайте РПЦ ситуацию прояснил пресс-секретарь патриарха священник Александр Волков:

«… в ходе непосредственной подготовки мы, с одной стороны, встретили понимание и готовность работать вместе, вполне доброжелательное к себе отношение; нам никто не мешал высказывать свои соображения и пожелания. Но, с другой стороны, и это самое печальное, мы получили на руки уже готовые решения по всем направлениям, в том числе по организационно-протокольному и информационному. Каких-либо предварительных согласований, обсуждений с представителями Поместных Церквей не было. Нам просто сообщили, что будет так. Вот такие будут у нас цвета бейджей, такая-то эмблема Всеправославного Собора, такой-то логотип, такой-то сайт… И это, к сожалению, характеризует общую стилистику подготовительного процесса. Так происходило по всем направлениям».

 «Дайте и мне власть сию»

Удивительное дело – несколько религиоведов, к которым «Фонтанка» обратилась за комментариями, ответили, что не особенно следят за критским Собором. Ясность в вопрос внес протоиерей Всеволод Чаплин, который, расставляя акценты, нашел для происходящего на Крите другое определение – «собрание»:

– Среди основных пунктов критики, которая стала звучать в последние месяцы и недели перед его созывом, была проблема экуменизма. Многие православные христиане считают, что их церковь является единственной истиной. В то же время некоторые богословы, находящиеся под западным влиянием, допускают, что истина может быть и в других христианских конфессиях. Вокруг этого идут серьезные споры. Причем эти споры носят глобальный характер. Против экуменического документа выступают многие, в том числе и в Греции, на Афоне, в румынско-молдавской среде. Многие люди не примут одобрения экуменизма, если это собрание его одобрит.

Второй пункт для критики – стремление Константинопольского патриархата ко все большей власти в православном мире и к тому, чтобы создать некий православный ЕС, то есть структуру, которая принимала бы на уровне бюрократии решения, которые потом будут объявлены обязательными для всех православных церквей. Эта критика и стала причиной того, что четыре церкви, представляющие как большинство православных епископов, так и большинство православного населения планеты, отказались от участия в этом собрании.


Принимать правила игры патриарха Варфоломея предстоятелю РПЦ, действительно, не с руки. Ведь еще в феврале российский патриарх, ничуть не опасаясь обвинений в экуменизме, впервые в истории встретился с папой римским, демонстрируя свое планетарное значение. Такое деяние патриарха Кирилла не могло не остаться без внимания оппонентов. Официальный сайт Собора не смог отказать себе в удовольствии дать ссылку на хлесткую статью, опубликованную во влиятельном католическом издании La Croix:

«… от вездесущей тени главы «третьего Рима» на собор потянуло серьезным холодом… Историческая встреча Кирилла Московского с папой Франциском на Кубе в феврале дала этому политическому животному – истинному порождению советского аппарата – планетарную видимость, которой он так жаждал с момента своего избрания в 2009 году. Прежде всего это событие позволило ему встретить критский Собор в сильной позиции по отношению к вселенскому патриарху, у которого он оспаривает лидерство в православии».

Еще более прямо высказался в своем «Фейсбуке» видный деятель Константинопольского патриархата, участник Собора, митрополит Элпидофор Ламбриниадис:

«Как вы собираетесь быть «третьим Римом», если вы такие националисты? Прекратите разделять Православие!»

Меж козлищем и овном

В мутных препирательствах Константинополя и Москвы поспешили выудить рыбку сторонники единой украинской церкви. Как известно, сейчас православные этой страны поделены между тремя юрисдикциями: УПЦ Московского патриархата (сюда же относятся приходы российского Крыма), УПЦ Киевского патриархата и так называемой Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ). Последние две являются на сегодняшний день непризнанными вселенским православием и исключены из канонического общения. Депутаты Верховной рады обратились к патриарху Варфоломею с просьбой признать недействительным акт 1686 года о передаче Киевской митрополии в подчинение Москве и даровать Украинской церкви автокефалию. Есть сведения, что это обращение поддержано рядом авторитетных деятелей УПЦ МП, в том числе митрополитом Черкасским и Каневским Софронием, который заявил:

« …хочется это кому-то или не хочется, а надо решать: в связи с тем, что сложилась такая политическая ситуация, что нас объявляют в Украине «церковью государства-агрессора», то давайте, ребята, мы вас отпускаем! Вот это было бы чрезвычайно разумно».

Утрата украинской церкви станет для РПЦ ударом сокрушительной силы. Официальной статистики количества прихожан в РПЦ не ведется, но из 30 тысяч ее приходов 12 тысяч приходятся именно на УПЦ МП. По неофициальным данным, «украинские» верующие составляют до двух третей от общего количества прихожан.

Ситуация подогревается инсайдерской информацией о том, что патриарх Варфоломей может послать по окончании Собора своего экзарха на Украину. Называется и конкретная кандидатура – выходец из эмигрантов с западной Украины архиепископ Иов (Геча).

«Не случайно Господь, посмеявшись над "собором 16-06-16", ныне отделяет овнов от козлищ», – отозвался на новость в своем «Фейсбуке» протоиерей Всеволод Чаплин.

И поделился с «Фонтанкой» подробностями:

– Украинская тема формально на повестке дня Собора не стоит и пока есть надежда, что стоять не будет. Но деятели Константинопольского патриархата уже объявили, что они в рамках одной этой церкви будут рассматривать обращение Верховной Рады с предложением объявить древний акт 17 века, в котором Киевская митрополия передавалась Москве, и провести на Украине так называемый объединительный собор. Вполне возможно, что какие-то решения могут быть приняты если не на самом этом собрании, то на его полях, в рамках самого Константинопольского патриархата. Слухи о назначении экзарха Константинопольского патриархата на Украине пока не подтверждены, но они исходят из многих источников. Может быть, это «пугалка», которая нацелена на то, чтобы пусть в последний момент, но подтянуть русскую церковь на Крит. Потому что для Константинополя это очень важно для легитимации этого собрания. Может быть, и прозвучат некоторые решения, они могут быть озвучены и сегодня. Если нечто подобное будет сделано, конечно, это создаст угрозу тотального раскола православного мира.

В девяностые годы Константинополь уже напоминал о себе и в украинском вопросе, и на канонической территории Московского патриархата. В 1995 году Варфоломей I перевел под свою юрисдикцию приходы УПЦ, расположенные в США, а двумя годами раньше Священный синод Константинопольской церкви восстановил Эстонскую автономную православную церковь. Это повлекло за собой временный разрыв канонического общения Константинополя и Москвы, которое после восстановления, впрочем, не избавилось от оттенка сомнительности.

– Наша церковь, конечно, считает, что такого права у него (Варфоломея) нет, – продолжает протоиерей Всеволод Чаплин, – но Константинопольский патриархат имеет свой взгляд на этот вопрос и, возможно, его попытки вмешаться в события на Украине будут повторяться. Это ставит под угрозу взаимное признание православных церквей и, я думаю, вызовет самую настоящую религиозную войну на Украине, если приходы – при помощи государства или других организаций – будут пытаться силой перевести из нынешней УПЦ, которая является самоуправляемой частью Московского патриархата, куда-то еще.

Не думаю, что украинские приходы будут кому-то перечислять регулярно средства, как они сейчас не перечисляют ничего в Москву. Скорее, какие-то украинские общественные и политические силы или олигархические структуры могут сейчас попытаться заинтересовать константинопольцев своими финансовыми вливаниями.

Это, если хотите, вопрос влияния – очень привлекательный для Константинополя. Константинополь не заинтересован в том, чтобы давать украинцам полноценную автокефалию. Он постарается, как можно больше держать их под своим контролем с тем, чтобы повысить свой вес в православном мире. Сейчас Константинопольский патриархат – это буквально несколько тысяч людей в Турции плюс православное население греческих островов и греческая диаспора в Соединенных Штатах, Западной Европе и некоторых других странах. Понятно, что приплюсовав к себе хотя бы часть украинских приходов, они будут пытаться представить  себя одной из самых многочисленных церквей православного мира.

По мнению Всеволода Чаплина, РПЦ не страшно любое развитие взаимоотношений с константинопольской сестрой:

– Не нужно отзываться ни на какой шантаж, не нужно бояться в этот момент истины быть достаточно решимыми. Если Константинополь начнет вмешиваться в украинскую ситуацию, надо разрывать с ним отношения. Тем более что он настолько завяз в либеральном богословии и экуменизме, что разрыв только поддержит большое количество людей, в том числе в греческом мире, не приемлющих вот этой  либеральной линии Константинополя, которая выстраивается под диктовку западных политических и экономических элит.

Евгений Хакназаров,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор