Авто Признание & Влияние Фонтанка-500 Книги «Фонтанки» Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

14:55 20.01.2020

Особое мнение / Андрей Заостровцев

все авторы
10.06.2016 11:37

Халяве – нет!

Твердо сказали трудящиеся маленькой горной республики. Если вы очень удивились, то не о той подумали. Речь идет о Швейцарии. В прошлое воскресенье ее население на референдуме высказалось против халявы: 2500 швейцарских франков на каждого взрослого гражданина в месяц и 650 – на несовершеннолетнего. Лишь 23% поддержали это предложение, а 77% были против. Нас бы туда!

Как бы не так! Денег нет, но мы – держимся. И о здоровье заботимся. Духовном. Ибо на другое ничего не остается. А тут швейцарцы нам пример аскетизма показали. Нашего бы премьера им, и сбылась бы мечта славянофилов о симфонии власти и народа. Только не у нас. Впрочем, вернемся к теме.

Демогрант

В экономической теории эта идея не нова. Заменить все субсидии и социальные пособия населению равной для всех и ничем не обусловленной денежной выплатой. По науке демогрант это называется. Сегодня чаще фигурирует безусловный доход. И приписывают эту идею либералу Милтону Фридману. На самом деле символ чикагской экономической школы только примкнул к ней. Первым же о ней заговорил не известный неспециалистам американский экономист Ричард Масгрейв. Один из основателей направления, которое на русский язык переводится страшно неуклюже: "экономика общественного сектора" (public economics, если на языке оригинала).

В чем же дело? Почему вдруг появилась столь необычная мысль? А дело в том, что Запад окончательно запутался в своей халяве. Столько разнообразных пособий по поводу и без видимого повода, но обусловленных какими-либо обстоятельствами в жизни человека (молодые супруги, больные, старые, матери-одиночки и проч., и проч.), что учет и контроль: а) невозможен; б) но поскольку он есть, обходится очень дорого. На социалке сидят ведь не только ее получатели, но и те, кто ее раздает. Даже в нашей не больно щедрой стране взгляните на число занятых в пенсионных фондах, комплексных центрах социального обслуживания населения и т.п.

Однако главный ущерб не в этом. Завязанные на какие-либо условия трансферты (так экономисты на своем птичьем языке называют халяву) вызывают то, что именуют «искажениями» (на том же языке). Человек не пассивен, а, по природе своей, хитер и изворотлив. Он начинает стремиться отвечать тем условиям, которые открывают доступ к дармовым благам.

Не будем клеветать на нашу глубоко озабоченную нравственным возрождением мира страну, а обратимся к любопытному американскому кейсу. В одном из штатов ввели довольно значительное пособие матерям-одиночкам. И рассчитали необходимую сумму. Но вдруг она стала из года в год расти какими-то уж очень неожиданно высокими темпами. Дело в том, что число матерей-одиночек стало резко увеличиваться. Быстро поняли, в чем дело: фиктивный развод и ты – законный претендент на пособие, которое в случае двух и более детей не оставляет никаких стимулов выходить на работу. Особенно популярным такой маневр стал, говоря политкорректно, в афроамериканских семьях.

И вот один экономист взялся подсчитать, а сколько надо затратить, чтобы помощь была действительно целевой (еще одно слово из жаргона экономистов и означает просто то, что она достается реальным жертвам обстоятельств, а не симулянтам). Как это сделать? А нанять частных детективов, которые, грубо говоря, заглядывали бы каждому (точнее, каждой) в постель: а как там у нее складываются отношения с формально бывшим мужем? И в итоге получилось, что потребовалась бы такая армия частных детективов, содержание которой многократно превосходило сумму выплачиваемых матерям-одиночкам пособий.

Вот глядя на все это и ему подобное, и родилась идея: чего там изводить тонны бумаг на социальные законы и потом бесконечно и, главное, безуспешно затыкать всевозможные дыры, которые ушлое население все равно в них находит. А давайте-ка сложим вместе все социальные выплаты и поделим поровну на всех граждан независимо от ничего. И полностью отпадает нужда в учете и контроле. Высвобождается персонал всяких там социальных ведомств и контор. А, главное, граждане своими маневрами ничего не могут изменить. Распишись, получи равную для всех выплату и отвали. Только лишь на основании обладания паспортом.

По смыслу, такая мера означает 100%-ую монетизацию социальной помощи и, в сущности, есть подушный налог наоборот. Дело в том, что средневековая подушная подать была неискажающим налогом: платишь, грубо говоря, за то, что существуешь, а не с каких-то там доходов или имущества. Уклониться от нее можно, только скрыв сам факт своего существования, что было не столь просто. Или уйдя с налогооблагаемой территории (в русском варианте в какие-нибудь степи или на неосвоенные сибирские просторы).

Тем же качеством обладает и демогрант. Только с той разницей, что укрываться от него никто не собирается. А вот как-то извратиться и представить себя претендентом на него невозможно по определению. Разве что гражданство столь благополучной страны жульническим путем обрести. Кстати, тут-то и кроется одна из слабостей демогранта: скажем, пожилые одинокие финки (в Финляндии тоже возможность подобного демогранта обсуждается) смогут выгодно «продавать» свое гражданство за откат. Оформит за взятку брак с молодым эфиопом и к своим ежемесячным 800 евро (изначально предлагалась такая сумма) добавит еще, допустим, разовые 10000. И ей хорошо, и эфиопу. Последний эту взятку за год с хвостиком оправдает. Да еще потом на наследство сможет претендовать.

А что для нас?

Только что интернет-издание slon.ru пересчитало швейцарские деньги на российские. По паритету покупательной способности получилось: на каждого взрослого 44 тыс., на ребенка – 11 тыс. Вышло, что 83% ВВП нам пришлось бы на эти цели разместить, что, разумеется, абсолютно невозможно даже при всем желании.

Тогда пошли другим путем. В Швейцарии на эти цели пришлось бы выделить треть ВВП (что, кстати, тоже невозможно, поскольку сожрало бы почти целиком все бюджеты). Но, допустим, Россия решилась пустить такой же процент ВВП на демогранты. Тогда на взрослого пришлось бы 17 500, на ребенка – 4500. Первая цифра – это почти половина средней зарплаты по стране за апрель месяц.

Однако любопытно другое. Slon.ru провел опрос читателей, своего рода читательский референдум. За (по данным в ночь с 06.06 на 07.06) высказались 54% читателей, против – 46%. Но тут надо представлять этот контингент: доступ к полным версиям статей на «слоне» платный, и пишут там интеллектуалы для интеллектуалов. Ваня с трудоднями к «слону» и близко не подходит.

Конечно, можно ввести более умеренный демогрант, и если зачесть в общую распределяемую сумму средства, выделяемые на пенсии, то и столь острая пенсионная проблема будет решена. За счет пенсионеров, разумеется, так как все остальные пособия и льготы у нас столько же, сколько пенсионные деньги, в общий котел не принесут. А при дележке на всех поровну понятно, что средняя сумма на каждого окажется меньше средней пенсии.

Однако, даже если не включать пенсии в систему раздачи демогрантов, то в России они невозможны по одной главной причине: нет демоса. Вместо него – охлос. Русское сознание выстроено на привилегиях, которые прекрасно улавливает нынешняя система социальной поддержки. Годика три назад покупал билет на электричку и у кассы обратил внимание на любопытное объявление, гласившее, кто у нас может путешествовать на сем транспорте бесплатно. Особенно впечатлили работники ФСБ, следователи, прокуроры и им подобные люди. Вот так и встала перед глазами картинка: гонится «эфэсбэшник» на электричке за террористом…

И вот еще о чем подумалось. Есть масса рабочих мест, где зарплаты – суть те же демогранты в плане халявы. Но на этом сходство и заканчивается. Люди, конечно, ходят на работу и что-то там делают. Однако лучше бы они не ходили и не делали. Экономнее было бы просто выплачивать им, скажем, три четверти их прежней зарплаты, а они вдобавок еще резко снизили бы нагрузку на ресурсы (не занимали помещений, не расходовали электричество, не переполняли общественный транспорт и т.д.). Сизиф ведь тоже работал, но зарплату ему, кажется, никто не платил. Иначе Тартар бы разорился.

Андрей Заостровцев