18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
05:18 23.07.2018

Кто не работает - того едят

Правительство обдумывает идею наказаний для тунеядцев. Это сулит стране большое число новых трудовых резервов для будущих строек века.

Кто не работает - того едят

скриншот видео с сайта youtube.com

 

Идея по-советски наказывать тунеядцев впервые прозвучала ровно год назад, весной 2015-го, в петербургском парламенте. Автор, депутат Андрей Анохин, предлагал привлекать их к уголовной ответственности и наказывать принудительными работами на срок от полугода до трёх лет. Инициативу тогда раскритиковали, и казалось, что она забыта вместе с автором. Кто же знал, что мысль закрепилась в такой благодатной почве, как головы сотрудников Минтруда? На этой неделе она получила вторую жизнь. На конференции, посвящённой социальному страхованию, замминистра труда Андрей Пудов сообщил: ведомство изучает «на экспертном уровне» опыт Беларуси, где уже введён «так называемый налог на тех лиц, которые находятся в трудоспособном возрасте, но не уплачивают страховые взносы, не заняты в трудовой деятельности».

По данным Росстата, в России сейчас 76,6 миллиона экономически активных людей. Из них трудоустроены 72,3 миллиона. Оставшиеся 4,3 миллиона – безработные.

В программных майских указах 2012 года президент Путин поставил перед собой и страной «трудновыполнимую, но реализуемую» задачу: создание к 2020 году 25 миллионов рабочих мест. Причём не каких-нибудь там, а высокотехнологичных. Не допуская мысли, что майские указы президента Путина могут не выполняться, будем исходить из того, что к маю 2016-го мы на полпути к цели. То есть имеется 12,5 миллиона новых высокотехнологичных рабочих мест. Таким образом, в стране должен наблюдаться серьёзный недостаток рабочей силы. Высокотехнологичной.

В феврале этого года фракция КПРФ в Госдуме предложила использовать труд заключённых на высокотехнологичных стройках Родины. Это хороший способ решения проблемы, но недостаточный. Потому что заключённых у нас – меньше семисот тысяч, да и то – вместе со строгим и особым режимами, а там коммунисты почему-то не хотят проводить набор кадров.

Проблема категорической нехватки зэков в последние 2 года решается успешно. Но тоже недостаточно. Возможно, поэтому идея петербургского депутата, год назад раскритикованная, теперь нашла отклик в Министерстве труда: посадить тунеядцев.

Трудовые резервы

Предложение петербургского депутата, надо отдать ему должное, сводилось не только к уголовному наказанию уклонистов от труда. «Фонтанка» попросила самого Андрея Анохина напомнить, чего он, собственно, хотел.

– Историей экономики доказано, что выход из кризиса возможен только тогда, когда государство создаёт рабочие места для своих граждан, – повторил депутат мысль нашего президента. – И год назад я предложил не один закон, а целую систему, призванную поднять престиж труда и роль человека труда. Целых 10 законов. В них предполагалось создание рабочих мест, доплаты из бюджета представителям социально значимых профессий, обеспечение их жильём, появление новой общественной службы и так далее. Только после этого можно было бы наказывать тех, кто уклоняется от трудоустройства. Поэтому закон о противодействии тунеядству шёл в пакете самым последним, заключительным. В нём говорилось, что человек, который на протяжении шести месяцев отказывается от работы, хотя ему работу предлагают, должен быть привлечён к ответственности.

Впоследствии прекрасная идея депутата Анохина была видоизменена коренным образом. О девяти законах, в которых шла речь о всевозможных выплатах и поощрениях, больше никто не вспоминал. И только последний, предусматривающий уголовное наказание, Министерство труда взялось, как теперь выясняется, обдумывать "на экспертном уровне". 

Кто попадёт в группу риска, если правительство, а следом парламент и президент оценят новые возможности новых посадок?

– Это могут быть простые безработные, которые безуспешно ищут трудоустройство, – считает адвокат Иван Павлов, – которые просто не могут найти работу соответствующей квалификации. Могут быть фрилансеры, работающие по договорам об оказании возмездных услуг, потому что такой договор не относится к договорам подряда. Может быть, фрилансер и платит свои 13 процентов подоходного налога, но он не платит страховых взносов. И так далее.

По данным Росстата, уровень безработицы в России, те самые 4,3 миллиона безработных, – это 5,6 процента от экономически активного населения. Социолог, доктор экономики Елена Варшавская, профессор кафедры управления человеческими ресурсами Высшей школы экономических наук, говорит, что цифры соответствуют реальной картине – если говорить о так называемой общей безработице.

– Но в показателе общей безработицы учитываются только те люди, которые отвечают одновременно нескольким критериям: у них нет работы, они хотят работать, ищут работу, готовы сразу приступить к работе, – отмечает социолог.

Если исходить из такой предпосылки, то эти 4,3 миллиона официальных безработных  под действие предполагаемого закона не подпадают, то есть строить космодромы не едут. Разве что авторы идеи внесут поправку, чтобы при назначении наказания не учитывать, пытался ли человек искать работу. Но есть другие категории граждан, способные помочь народному хозяйству.

– Одна проблема – скрытая оплата труда, которая не учитывается, не облагается налогами и сборами в социальные фонды, – объясняет Елена Варшавская. – Другая – незарегистрированные предприниматели. И самая любимая у нас тема – люди, занятые в так называемом неформальном секторе. 

Последняя категория – самый лучший источник трудовых резервов. К ней, объясняет социолог, относятся индивидуальные предприниматели, в том числе – зарегистрированные. Предприниматели без образования юрлица. Все, кто работает по найму у других граждан, всевозможные няни, укладчики кафеля и ремонтники техники на дому. Члены их семей, помогающие родственникам зарабатывать деньги. И даже садоводы-огородники, которые выращивают картошку и огурцы, а потом продают на рынке. Все они – потенциальные фигуранты предполагаемых уголовных дел о тунеядстве. 

– По разным методикам оценки, таких людей – от 18 процентов до трети всего экономически активного населения, – уточняет Елена Варшавская. – Правда, надо учесть, что из них примерно треть всё-таки имеет оформленные трудовые отношения.

На сайте Росстата есть официальные данные о «численности занятых в неформальном секторе» и, что ещё интереснее, о динамике этой численности. В 2013 году их было 11,3 миллиона человек. Благодаря заботе, которой правительство неустанно окружает мелкий бизнес, за 2 года, к 2015-му, число таких людей выросло на 18 процентов – до 13,5 миллиона человек. 

Именно по таким «тунеядцам» новый закон ударит в первую очередь. Если правительство ставит цель таким способом вывести их из тени, то сделать это сможет только на тот срок, что будет предусмотрен в уголовной статье в качестве санкции. Потому что, отмечает Елена Варшавская, попытки надавить на «неформалов» с помощью ещё одного репрессивного закона приведут к тому, что они уйдут в тень ещё глубже.

– Желание людей легализоваться зависит от дружественности бизнес-среды, – объясняет социолог. – А то, что происходит сейчас, не очень подталкивает людей к регистрации. Вспомните хотя бы знаменитую «ночь длинных ковшей» в Москве. В снесённых киосках сидели предприниматели, многие из которых как раз были зарегистрированы.

Нет Ротенбергов – нет закона

Как объяснил «Фонтанке» депутат Анохин, в своём законопроекте годичной давности он вовсе не хотел обидеть простых тружеников, которые «каждый день борются за выживание». Он целился в так называемых «золотых безработных». 

– После того как пакет законопроектов был подготовлен, я начал обсуждение в регионах, – вспоминает дальше Андрей Анохин. – В рамках обсуждения я подкорректировал закон, полностью изменил его, акцент уже был против так называемых «золотых безработных» – людей, которые живут в особняках, покупают яхты, ездят на дорогих машинах, но при этом нигде не работают.

Рациональное зерно в инициативе Анохина найти можно. Вот последние новости из криминальной хроники Петербурга: у 46-летнего безработного угнали Lexus за 3,7 миллиона рублей, у 20-летней безработной – Porsche за 7 миллионов, у 29-летней безработной – Bentley, у ещё одной несчастной – коллекцию швейцарских часов. Депутат уверяет, что предлагал не сажать таких сразу за тунеядство, а для начала предлагать обосновать появление денег и заплатить налоги с нетрудовых доходов. Конечно, в УК и так есть статья о неуплате налогов. Но ещё поди докажи, а с тунеядством всё просто: не работаешь – сиди. 

Впрочем, депутат Госдумы Дмитрий Гудков считает, что этот закон принят не будет. Нет, не потому, что он плох или, как отмечает адвокат Павлов, противоречит Конституции.

«Дело в том, что все вредные законы делятся на несколько типов, – объясняет Дмитрий Гудков в «Фейсбуке». – Первый – это сделать гадость Америке (Западу). Второй – сделать гадость оппозиции. Третий – помочь власти остаться властью. Ни в одну категорию «налог на тунеядцев» не входит… Наконец, «налог на тунеядцев» не отдашь на откуп Ротенбергам, а значит, он никому не интересен».

Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.