Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

11:58 20.11.2019

Смерть за закрытой дверью

Приезжий из Сыктывкара найден мертвым в квартире в Петербурге. Его мать пыталась сообщить сотрудникам МЧС и полиции о том, что ее сыну плохо, но те не захотели вскрывать дверь по звонку из другого города. Чрезвычайные ведомства уверяют, что если кто и виноват, так это российский закон.

Смерть за закрытой дверью

скриншот с сайта komiinform.ru

Могут или нет сотрудники чрезвычайных ведомства открыть дверь, за которой плохо человеку, по звонку его родственника? Ответ на этот вопрос сейчас ищут в прокуратуре, следственном комитете, полиции и МЧС Петербурга, куда написала жалобу мать журналиста из Коми, тело которого было найдено в марте 2016 года в квартире в Красносельском районе.

В последний раз с 33-летним Александром Куликовым его мать Татьяна Петровна разговаривала около 22 часов 9 марта этого года. «Когда мы созванивались до этого, сын неоднократно жаловался на усталость и плохое самочувствие», – рассказала «Фонтанке» жительница Сыктывкара Татьяна Суетина. 8 марта мужчина, приехавший около двух лет назад в Петербург в поисках лучшей работы и живший на съемной квартире, по телефону поздравил мать. Созванивались они и днем 9-го. В этот раз мужчина только и смог сказать: «Мама, мне так плохо...», после чего связь прервалась. Больше трубку телефона Куликов не брал.

Перепуганная женщина стала набирать 112. Из сыктывкарского центра управления кризисными ситуациями ее перевели в Петербург. Там Татьяну Петровну ждал первый из многих отказов. «В МЧС меня попросили звонить в полицию, так как они не имеют права без их заявки вскрывать квартиру. Там ведь нет пожара», – вспоминает Суетина.

В ГУ МЧС по Петербургу «Фонтанке» подтвердили, что отреагировать на такую заявку не могли по инструкции. «Закон жестко ограничивает ведомство в основаниях для проникновения в жилище. Это только пожар, вне зависимости от причины. Конечно, мы открываем двери по просьбе полиции», – сообщили в пресс-службе городского управления.


Сотрудники МЧС в разговоре с «Фонтанкой» отмечали, что жестко придерживаться буквы закона стали после ряда судов по искам хозяев вскрытых квартир.

Так как в службе спасения телефонов петербургской полиции Татьяне Петровне не дали, она стала их искать сама: «С Интернетом и компьютером я не дружу. И потребовались время и помощь родных для того, чтобы установить телефоны полиции, где меня перенаправили в 54-й отдел полиции, в ведении которого находится дом 6 по улице Партизана Германа. Первый звонок туда я сделала 10 марта в 14.52».

Мать журналиста уверяет, что практически умоляла полицейских поехать и открыть дверь: «Может, сына еще можно спасти». Но ей якобы говорили, что Петербург не Сыктывкар, что, может, вы потом заявите, что миллион из квартиры пропал, и наговорили много что еще. В конечном итоге все сводилось к тому, что нужны владелец квартиры и его согласие на взлом двери. Когда женщина стала предлагать варианты поиска хозяина через Росреестр или базу данных полиции, сказали буквально следующее: «Вы бы, женщина, поменьше смотрели телевизор. Возможности полиции там сильно преувеличены. Читайте книжки».

Так или иначе, к вечеру 10 марта Татьяне Петровне удалось дозвониться до участковой Владлены, и девушка пообещала сходить в указанную квартиру. «Она сказала, что позвонит, когда дойдет и проверит. Но так и не набрала меня. Дозвониться до участковой в следующий раз я смогла только к вечеру 11-го. Она попросила через полицию Сыктывкара прислать заявление о Саше как о без вести пропавшем. Что я и сделала», – уверяет Суетина.

Параллельно с этим женщина нашла в Петербурге землячку и уговорила ее дойти до квартиры на Партизана Германа. Дверь знакомой никто не открыл, но соседи рассказали, что владелец квартиры живет в соседнем доме. Его вызвали, и он открыл дверь ключом. Александр Куликов был мертв.

Когда родственники забирали тело мужчины, то обратили внимание, что на выданной справке разнятся даты смерти: на одной странице значилось 9 марта, на другой — в неустановленное время. 

14 марта журналиста похоронили на родине, в республике Коми. После этого мать Куликова и его близкие с помощью юристов составили обращения: в ГСУ СК РФ по Петербургу, в ГУ МЧС РФ по Петербургу, в управление собственной безопасности ГУ МВД по Петербургу и области и городскую прокуратуру. Описав всю хронологию обращений за помощью, Татьяна Суетина задает ведомствам один вопрос: почему ее сыну не помогли? И просит наказать тех, кто должен был, но не оказал мужчине своевременную помощь.


В МЧС, позиция которого приводится выше, сообщили, что пока обращения не получали.

Затруднились ответить о наличии письма и действиям по нему и в городской прокуратуре.

В ГСУ СК РФ «Фонтанке» сообщили, что еще в марте была проведена проверка по факту смерти Александра Куликова. Так как эксперты назвали в качестве причины гибели острую сердечную недостаточность, то случай был признан не криминальным и в возбуждении уголовного дела было отказано. После получения письма Татьяны Суетиной назначена доследственная проверка, документы направлены в прокуратуру.

Полиция, по данным «Фонтанки», также проводит исследование всех обстоятельств произошедшего. Скорее всего, «крайней» окажется участковая Владлена — единственный человек, который за три дня хоть как-то попытался помочь матери журналиста. Полицейская действительно ходила по адресу, но дверь квартиры по понятным причинам ей никто не открыл, а соседей дома не было. С помощью бумаги о «пропавшем без вести» Владлена могла получить возможность на вскрытие квартиры. Ведь, как и МЧС, полиция ограничена в поводах для проникновения в жилье. По закону должно быть сообщение о совершаемом преступлении и угрозе жизни человеку. В противном случае — стопроцентный иск от хозяина испорченного имущества и с такой же вероятностью увольнение из органов. 

Именно тот факт, что ни руководство главка, ни надзорные органы ни разу (по крайне мере, никто из опрошенных «Фонтанкой» сотрудников ГУ МВД иного не вспомнил) в подобной ситуации не заступились за своих, способствует крайней осторожности в этом вопросе.

«Конечно, на свой страх и риск мы идем навстречу людям. Недавно спасли бабушку, из квартиры которой соседи чувствовали запах и заподозрили смерть. А она просто была истощена. Но если все делать правильно, то нужно заявление, пусть и устное. Потом законность действий нужно согласовать с прокуратурой. Там тоже не все готовы брать на себя ответственность. И получается замкнутый круг: спасая человека, ты ставишь в уязвимое положение себя», – на условиях анонимности прокомментировал ситуацию полицейский с двадцатилетним стажем.

Вопрос о том, как, будучи в другом городе, помочь оказавшемуся в беде близкому, запертому в чужой квартире, остается открытым. По крайне мере, ни одно ведомство, которое разбирается на практике с такими вопросами, однозначного решения не имеет. 

Фото: скриншот с сайта komiinform.ru

Справка: Александр Куликов долгое время работал ведущим на «Русском радио» в Коми, а также на республиканском телевизионном канале. В Петербурге переехал за профессиональным развитием. До недавнего времени он работал заместителем директора рекламного агентства. Родственникам в последнее время говорил, что в ближайшее время будет пробоваться на городское телевидение. 

Татьяна Востроилова,

 «Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор