Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

04:10 16.11.2019

Особое мнение / Михаил Логинов

все авторы
18.04.2016 17:01

Цилиндры и баррикады

Илья Яшин, лидер ПАРНАСа, отказался от участия в праймериз после того, как его соратник Михаил Касьянов не захотел уйти с первого места в партийном списке. Частный конфликт двух оппозиционеров показал, что в российской политике есть два принципа отношения к избирателю. И эти принципы несовместимы.

Барский эспрессо

Достаточно давно мне пришлось участвовать в избирательной кампании оппозиционного политика федерального уровня, пожелавшего стать губернатором серьезного региона. В избирательном штабе была кухонька, а в ней аппарат для эспрессо – сейчас техника расхожая и доступная, но по тем временам экзотичная, как ноутбук в середине 90-х. Штаб был большой, кофе заведовала барышня за стойкой. На просьбу приготовить эспрессо она смущенно ответила, что этот аппарат – для начальника штаба и кандидата. Рядовым сотрудникам полагался растворимый напиток.

Штаб, повторюсь, был большим, а вот процент голосов, полученных кандидатом, – ничтожным. То ли избиратели оказались недостаточно оппозиционны, то ли догадались, что входят в категорию, которой положен лишь растворимый кофе.

Эта история вспомнилась мне после фильма «Касьянов день» и его политических последствий. О тех, кто создал и выпустил в эфир этот продукт, сказано немало, и самые резкие слова – недостаточны. Подслушанные разговоры политика в офисе – вполне допустимый компромат. Подслушанные разговоры в постели, да еще вместе с самими постельными сценами, нельзя ни снимать, ни распространять, ни хранить. Это преступление.

Однако и считать, что фильма не существовало, нельзя. По крайней мере, Яшин так не смог. Ведь в фильме Касьянов и его дама отзываются об Алексее Навальном и самом Яшине почти нецензурно. Поэтому Яшин сказал: или Касьянова не будет на первом месте в списке на праймериз, или не будет его самого. Касьянов от лидерства не отказался, после чего Яшин отказался от выборов.

Политические аналитики с полным основанием утверждают: произошло то, что должно было произойти. Противоречия между Навальным и Яшиным с одной стороны и Касьяновым – с другой возникли давно. История с фильмом сделала разрыв неизбежным.

Но личная несовместимость в данном случае – объяснение недостаточное.

Английские мудрости

Может ли политик уединиться с дамой? Да. Может ли он говорить с ней о политиках-коллегах? Пожалуй, не стоит. Лучше всего – ни одного плохого слова. Но так как фильтровать речь непросто – лучше не говорить вообще. Потому что мы живем в оруэлловском мире, где, к счастью, отсутствует Министерство любви, зато есть Министерство правды, а подглядывать за людскими страстями вместо Большого брата может кто угодно. Избежать скрытых камер непросто, хотя технически это возможно. А вот не называть своего соратника за глаза «конченой мразью» гораздо проще. Обычно этому учат еще в детском саду.

Политика не менее лицемерна, чем семейная жизнь. Киплинг, сын народа, преуспевшего в политике, поэзии и лицемерии, сказал:

Что мужчине нужна подруга, женщинам не понять,
А тех, кто с этим согласны, не принято в жены брать.

Наш менталитет раскованней английского. Какой кот не вор, какой солдат не ходил в самоволку, какой мужик не ходил налево? Но при одном условии: не попадался. Тех, кто попался по полной программе – в нашем случае при живой жене, в чужой постели, да еще с полным набором сквернословия о товарищах, тем, действительно, не надо ходить на праймериз. Тем более на выборы.

Попадаться и делать вид, что ты не попался, можно лишь при одном условии – ты уже у власти. На счетах миллиарды, в гаражах спорткары, в бассейне шампанское, в спальне – отборные блондинки. Правда, в дополнение к этому власть должна быть диктаторской, иначе, как в случае с Берлускони, гламур может обернуться приговором.

Но ведь Касьянов не то чтобы не диктатор, он даже не Берлускони, которого когда-то поддержала половина Италии. Он даже не популист, которого сбрасывают с моста, фотографируют пьяным, а рейтинг от этого идет только вверх. В политическом смысле нынешний Касьянов – совсем не «Миша два процента». Его электоральные проценты – статистическая погрешность, отсчитываемая от нуля.

Уже упомянутый Оруэлл описывает карикатуриста своего выдуманного мира. Художник рисовал буржуазию так же, как и его реальные коллеги ранних лет Советской власти: «...капиталисты в цилиндрах – кажется, даже на баррикадах они не желали расстаться с цилиндрами». Такая картинка, действительно, выглядит смешно: толстячок с карикатуры Дени, в смокинге и цилиндре, прячется за мешками с песком и целится из винтовки в пролетариев. Совсем не смешно, когда оппозиционер и в политическом бою не желает расстаться с цилиндром – с барскими замашками.

Независимо от реальной избираемости Яшина и Касьянова, они символизируют два разных подхода к политике. Первый: власть происходит от избирателей или хотя бы от очевидных народных симпатий. В этом случае надо вести себя так, чтобы эти симпатии вызывать. К власти тебя не приведут, к власти надо прийти.

Второй: власть что-то вроде выигрыша в номенклатурную лотерею. Ведь того же Касьянова не избирали премьером, а назначили. Может быть, назначат еще раз – мало ли кто станет новым лидером России. Или не назначат. В любом случае, пока не назначили, зачем отказываться от любых дурных привычек, в том числе и самой дурной – заочного сквернословия в адрес товарищей?

Нынешней оппозиции во власти не бывать. Эта история – урок на будущее, и не для Касьянова и Яшина.

Михаил Логинов