18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
05:22 17.11.2018

Терпимыми из Чечни не возвращаются

Корень резонансных убийств петербургская прокуратура нашла в Чечне. “Кому довелось там служить, не вполне адекватно относятся к лицам неславянской внешности”, - заявила обвинитель и попросила 24 года для известного националиста Андрея Малюгина.

Терпимыми из Чечни не возвращаются

Игорь Озерский/Архив "Фонтанки"

В Санкт-Петербургском городском суде сегодня, 24 февраля, прошли прения по делу Андрея Малюгина. Два убийства, подготовка к теракту и посягательству на жизнь судьи, нападение на полицейского и пара имущественных преступлений оценены прокуратурой в 24 года строгого режима. Если следовать логике обвинителя Цепкало, Малюгина подкосила командировка в Чечню, откуда толерантными не возвращаются.

Почти десять лет петербургская правоохранительная система доказывает, что националист Андрей Малюгин по прозвищу Боец должен сидеть в тюрьме. 

Сейчас ему почти 32, в багаже: обвинение в дерзком убийстве сенегальца Самбы Лампсары на день рождения Валентины Матвиенко, отчего Петербург назвали "коричневой столицей", оправдательный вердикт присяжных в 2011 году и свежая россыпь статей – от профессионального убийства до подготовки к теракту и устранению федерального судьи. 24 февраля прокурор-обвинитель Наталья Цепкало, доказывая общественную опасность Малюгина, нашла изъян в многолетнем наведении конституционного порядка в Чеченской республике.

Малюгин был оправдан присяжными по делу Боровикова – Воеводина и, как следует из сегодняшнего выступления прокурора, задумал месть председательствовавшему на том процессе Вадиму Шидловскому. Якобы планировал подорвать его. Этот эпизод квалифицирован по статьям 205 УК ("Приготовление к теракту") и 295 УК ("Приготовление к посягательству на жизнь лица, осуществляющего правосудие"). Также бойцу вменены убийства националиста Мирослава Ковровского и бизнесмена Александра Тена (по национальному признаку) и нападение на полицейского при задержании 29 августа 2011-го.

Малюгин за эти годы стал, пожалуй, легендарной личностью. Отчего конвой с самого начала проявлял повышенную бдительность к куцему составу слушателей. Родственники убитых Тена и Ковровского у них тревоги не вызвали, в отличие от корреспондента «Фонтанки», приютившегося на стуле в углу. Причиной нервозности стал сотовый телефон, работавший в качестве диктофона. Полицейские подозвали пристава, а тот ретранслировал корреспонденту: «Выключайте телефон, или я вас выведу».

Здравый смысл, кажется, покинул зал судьи Нечаевой. В коридоре пристав объяснил, что корреспондент заподозрен в подготовке к насильственному освобождению Малюгина из-под стражи. На языке вертелся вопрос, почему полицейские не открыли огонь на поражение. Его прервал начальник пристава, который не без помощи пресс-секретаря Горсуда Дарьи Лебедевой понял всю абсурдность ситуации, сменил ретивого сотрудника и вернул репортера в зал.

Вовремя. Наталья Цепкало как раз перешла к подноготной Бойца. Истоки правого радикализма она нашла в военной службе.

«Фонтанке» известно, что Малюгин с мая 2002-го служил срочную в 33-й отдельной бригаде особого назначения Внутренних войск в Лебяжьем. Через полтора года заключил контракт и в качестве старшего разведчика-телефониста разведывательной роты с сентября 2003 года по март 2004-го находился в служебной командировке на территории Северо-Кавказского региона. Участвовал в боевых действиях. Уволился в запас в мае 2005 года. Обвинение считает, что после службы он влился в ряды экстремистов. Банда Боровикова – Воеводина была разгромлена в мае 2006-го.

«А теперь немножечко о том, разделял ли Малюгин националистические взгляды и убеждения, – подошла к подноготной прокурор. – Конечно да. Во-первых, каждый из тех, кому довелось служить в Чечне, мягко говоря, не вполне адекватно относится к лицам неславянской внешности…»

Публика с трепетом ждала развития сенсационной сентенции, но ее не последовало. Постулат вписан в протокол, и размышлять над ним трое профессиональных судей во главе с Ольгой Нечаевой будут уже в совещательной комнате, при обсуждении приговора. Так же, как и детальный разбор прокурором татуировок на теле Малюгина, которые, по ее мнению, отчетливо свидетельствуют о националистической сущности.

Убийство Ковровского в июле 2011-го тоже косвенно объясняется праворадикальным настроем Бойца. Будто бы Ковровский, сидя в одной камере с Воеводиным, угрожал его жене Ольге, а Боец с Воеводиным были дружны. Потерпевший погиб от одного удара в шею, нанесенного, как посчитали эксперты, профессионально – почти от уха до уха, с повреждением сонной артерии и яремной вены, проворотом клинка в ране. Гарантированная смерть в течение нескольких минут.

Подсудимый, подчеркнула Цепкало, признал удар, но изложил свой мотив. Якобы Ковровский угрожал изнасиловать ребенка Воеводиной, а Малюгин страсть как не любит насильников. Вот и потерял душевное равновесие.

Альтернативный взгляд у Бойца и на эпизод с судьей Шидловским. По его словам, компоненты, которых хватило бы на взрывчатку в 70 – 80 граммов в тротиловом эквиваленте, были разбросаны по квартире, и с ними подготовительной работы не проводилось. Иными словами, так ведь каждому, у кого найдут растворитель, ацетон и еще пяток веществ, можно присвоить статус подрывника.

«Мысли мстить за приговор у меня никогда не было. Обвинение безосновательно, доводы надуманны», – парировал Малюгин.

Обвинение, тем не менее, пришло к выводу об опасности Бойца для общества и попросило 24 года колонии строгого режима. Пожизненный срок Наталья Цепкало сочла необоснованным ввиду смягчающих обстоятельств, в числе которых снова упомянута Чечня. Малюгин имеет статус ветерана боевых действий.

Александр Ермаков,

«Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор