18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
19:07 14.11.2018

Виктор Венгеров: Новый закон о наблюдателях — еще не трагедия

О том, как повлияют нововведения Госдумы на предстоящие выборы и чем так плох выборный законопроект ЗакСа, рассказал «Фонтанке» член совета движения «Наблюдатели Петербурга» Виктор Венгеров.

Виктор Венгеров: Новый закон о наблюдателях — еще не трагедия

Андрей Фёдоров/Trend/ДП

Совет Федерации в ближайшее время утвердит и направит президенту новый закон о наблюдателях на выборах. По каким правилам теперь будут жить те, кто хочет присматривать за честностью голосования, и какие наиболее серьезные изменения они видят в городском выборном законе, «Фонтанка» узнала у кандидата в члены Горизбиркома Виктора Венгерова.

- Как повлияют изменения в законодательстве на возможность проследить за выборами?

– Закон еще не вступил в силу, но сомнений в том, что он начнет действовать до сентябрьских выборов, уже ни у кого не остается. Отрицательная его сторона в том, что он вводит необходимость за три дня до выборов сообщать информацию о том, где, сколько и какие наблюдатели будут работать на участке, вводится ограничение — до двух человек от кандидата. При том что формально по действующему законодательству от одного кандидата мог находиться на участке только один наблюдатель, но зато общее количество заявленных наблюдателей не регламентировалось. Таким образом оставалась возможность для маневра.

Если наблюдатель, например, заболел, то можно кого-то вместо него направить. Или можно было распределять их по времени: утром один дежурит, вечером — другой, а на подсчет голосов приходит третий. Или же, когда речь идет о выездном голосовании: если желающих проголосовать на дому много, отправляют несколько групп с переносными урнами, тогда дополнительные наблюдатели могли поехать следить за каждой. Теперь, когда вводится ограничение на двух наблюдателей, выходит, что один будет работать на участке, другой — поедет на выездное голосование. А если их два, то придется выбирать.

- Вы понимаете логику этого нововведения?

– Началось все с того, что группа депутатов от КПРФ сообщила, будто на прошлых выборах был зафиксирован массовый подкуп избирателей. Якобы люди приходили на участок, регистрировались в качестве наблюдателей, находились на участке 5 минут, голосовали и уходили, затем приходил следующий наблюдатель. А проголосовавшим выплачивались за работу наблюдателями какие-то деньги. Я не нашел никакого подтверждения этой истории, причем даже на сайте коммунистической партии. Не нашел и упоминания об этом в прессе. Но коммунисты решили: чтобы не допустить такого подкупа, нужно ограничить количество наблюдателей, которое может быть зарегистрировано на одном избирательном участке. Вообще говоря, ограничить это можно было бы по-другому – запретить выплачивать денежную компенсацию более чем пяти наблюдателям. Проверить это легко – каждый кандидат и объединение по итогам выборов предоставляют финансовые отчеты.

- Тем более многие наблюдатели работают бесплатно, особенно когда речь идет об оппозиционных партиях.

– Да, это обычная вещь, называется гражданской позицией, но бывает, что партии платят за наблюдение деньги, и это тоже нормально, ведь партия заинтересована в том, чтобы получить протокол со всех избирательных участков. Им это нужно для обоснования каждого голоса, за который им платит государство субсидию. Но это уже другая история. Так вот, вместо того чтобы ограничить выплаты, законодатель пошел по пути ограничения числа наблюдателей. Кроме того, и возможности часто менять членов комиссии с совещательным голосом (по сути очень близкий статус к наблюдателям). По новому законодательству кандидат может назначить одного члена комиссии с правом совещательного голоса и заменить его в случае необходимости не более 5 раз. Раньше отзыв и назначение членов комиссии с правом совещательного голоса не были ограничены вовсе. Якобы это сделано в связи с той же самой историей о подкупе. Но представить, что такую схему мог провернуть кто-то ради платы за голос, почти невозможно – этим сложным механизмом никто никогда не злоупотреблял, хотя бы потому, что для этого нужно решение партийного органа.

- На прошлых президентских выборах была история про фальшивых наблюдателей якобы от Прохорова, направленных кем-то на участки по подложным документам, их тогда пришлось массово отзывать и менять на настоящих. Получается, что теперь, исходя из нового законодательства, отозвать таких псевдонаблюдателей будет сложнее?

– Да, тогда кандидат мог сказать: я такого наблюдателя не отправляю и направляю вот этого, и с членом комиссии точно так же. Ведь в день голосования доказать, что подпись ненастоящая или документы подделаны, сложно, нужно действовать оперативно. А тут получится, что уже нельзя будет кого-то назначить, кандидату могут сказать: «Вы уже направили двух человек наблюдать». А это уже непонятно кто. Право кандидата или избирательного объединения, если ситуация, как в 2012 году с Прохоровым, возникнет, оперативно восстановить своих наблюдателей на выборах не будет реализовано.

- Есть ли положительные моменты в измененном законодательстве о наблюдателях?

– Есть. Например, наконец в законе прописано, что наблюдателям разрешена видеосъемка. Самый большой плюс — это введение судебного порядка удаления наблюдателей с участков. У нас так сейчас с членами комиссии с правом решающего голоса. Их можно отстранить только решением суда за систематическое неисполнение своих обязанностей. И я вам скажу, что это очень сложная процедура, которую в день голосования совершить очень сложно. Нужно привлекать довольно много людей со стороны, кто-то в суде должен представлять избирательную комиссию. Думаю, что введение аналогичного правила для наблюдателей приведет к тому, что нас будут отстранять лишь в исключительных случаях. Например, если кто-то ведет себя неадекватно и дебоширит. В этих ситуациях подключается полиция, у которой есть обязанности по поддержанию общественного порядка. Эта норма уменьшит произвол избирательных комиссий, который в 2014 году можно было видеть массово. Можно, конечно, предположить, что полиция увеличит свою роль в изолировании наблюдателей, но это только предположение, как оно получится, мы пока не знаем.

- И все-таки закон о наблюдателях скорее какой?

– У меня нейтральная позиция по этому поводу: проблем документ, конечно, создает несколько больше, чем дает гарантий, но эти трудности не являются непреодолимыми. Хотя многие мои коллеги относятся к закону критично и скептически, а московское объединение назвало его очередным вызовом наблюдательному движению.

- Как петербургское движение наблюдателей готовится отвечать подобным вызовам перед предстоящими выборами?

– «Наблюдатели Петербурга» сейчас входят в составы избирательных комиссий. В ближайшее время будет происходить формирование ТИКов, и мы пока сфокусированы на этом. Помимо того, готовим и школу наблюдателей, и методические материалы. Проблема в том, что заранее учить в этом деле очень сложно: все тренинги нужно проводить ближе к выборам, чтобы ничего из головы не вылетело. Поэтому мы пока занимаемся больше методической работой.

- Вы выдвигали свою кандидатуру в Горизбирком, но в итоге депутаты выбрали бывшего зампреда Краснянского. Как вы оцениваете его возвращение в ведомство?

– Насколько я слышал от коллег, это грамотный и профессиональный организатор выборов с огромным опытом. За ним, конечно, тянется определенный шлейф, с ним связывают то, что выборы оказались такими, какими оказались. Я не могу оценить его личный вклад, а решения комиссий всегда кого-то не устраивают. Да и каждая избирательная комиссия находится под влиянием очень разных сил — администрации района, города, партий. Возлагать на ГИК ответственность за то, что происходило в городе, – неправильно. У всех свой объем полномочий. Посмотреть на выборы 2011 года — в разных районах все было по-разному. В Петродворцовом районе, где был я, протокол оказался переписан, но ТИК все пересчитал и установил цифры, которые должны были быть. Это не единая система, все намного сложнее. Поэтому те решения, которые будут приняты сейчас по формированию территориальных комиссий, от тех людей, которые войдут в их состав и смогут или нет поддерживать свою нейтральность, насколько они будут компетентны, – от этого зависит будущее выборов 2016 года. И не от того, вошел ли в состав Горизбиркома Краснянский или Венгеров.

- Сейчас в ЗакСе рассматривают законопроект о выборах депутатов по смешанной системе (25 по одномандатным округам и 25 — по партийным спискам), в нем прописаны в том числе создание и полномочия окружных комиссий. Как вы оцениваете этот документ?

– Законопроект мы читали и даже подготовили список наших замечаний по нему. Они по большей части технические, но есть и принципиальные моменты. Что касается окружных комиссий, то они предусмотрены федеральным законом, но им же предусмотрено, что их функции могут взять на себя ТИКи, очень надеюсь, что так и произойдет. Есть еще и момент – по численности ОИКов в 5 человек. По закону как минимум половина членов комиссии должны быть от политических партий. Есть еще одно условие: предложения парламентских партий нельзя отклонить (а их, как мы помним, 5). В этом случае мы предложили увеличить численность членов ОИКов до 9 человек, чтобы у парламентских партий была возможность свои предложения внести, если все же окружные комиссии будут формироваться.

- Многие критикуют метод подсчета голосов по партийным спискам в законопроекте.

– Тот метод, который выбран в петербургском законопроекте, носит название "Империале", и он не очень хорошо распределяет мандаты с точки зрения пропорциональности, из-за чего мало где и кем используется. Метод дает предпочтение партии, набравшей наибольшее количество голосов, и отбирает преимущество у тех, кто получил меньше. По этому методу партия, получившая результат 10,3, может получить 12 мандатов.

В законе о выборах в Госдуму прописан другой метод, он более справедливый и приближенный к существующим пропорциям. Мы предложили в поправках использовать именно эту систему.

- В целом, как считаете, чего ждать от выборов-2016, есть ли у вас прогнозы?

– Я не политолог, мы занимаемся не результатами, а процессом. В 2015 году проходили выборы в Ломоносове и Солнечном, их пытались провести аккуратно и в соответствии с законом. Хотелось бы, чтобы в 2016 году было так же. Насколько удастся этого достичь, во многом зависит от настроя председателей ТИКов. Ответ лежит в их личностях. Если это будут такие же люди, какие проводили выборы в МО "Солнечное" и Ломоносове от Горизбиркома, то думаю, что выборы пройдут хорошо. Но, напомню, что каждая комиссия находится под влиянием разных политических сил.

Беседовала Ксения Клочкова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор