18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
18:56 20.11.2018

Касьянов: Изменился Путин, а не мои ценности и принципы

Как интерпретировать поведение главы Чечни Рамзана Кадырова и разглядел ли Касьянов перископ на скандальном видео, зачем на самом деле оппозиционный политик ездил в Страсбург и что нужно сделать, чтобы в Россию вернулись иностранные инвестиции, — на эти и другие вопросы в студии [Фонтанки.Офис] отвечает председатель ПАРНАС, с 2000 по 2004 год — глава правительства РФ Михаил Касьянов.

Касьянов: Изменился Путин, а не мои ценности и принципы

Ксения Потеева/"Фонтанка.ру"

В качестве бонуса Касьянов заочно отвечает петербургскому депутату Виталию Милонову колкостью на колкость и напоминает, было ли оправданным прозвище Миша-2%, закрепившееся за ним с тех пор, как он был министром финансов в конце 90-х.

- В нашем эфире был депутат Виталий Милонов. Узнав, что вы придете, он сказал, что Касьянов — это политик-фейк. Что вы можете ему ответить?

– Меня не сильно волнует его мнение, я возглавляю политическую партию. И нас поддерживает большое количество граждан. А фейк — это слово иностранное. Милонов, я слышал, за все русское. А выходит, что свой имидж он имитирует.

- Есть разные версии, зачем к вам цепляется лидер Чеченской республики. Кто-то считает, что Рамзан Кадыров на самом деле считает, что вы — среди его врагов. Другая версия — Кадыров демонстрирует Кремлю свою преданность и борется с теми, кого там не любят. Есть также мнение, что через Кадырова люди, которые руководят страной, артикулируют определенный посыл вам. Как вы можете объяснить повышенный интерес Кадырова к вам?


Смотреть в новом окне [Фонтанка.Офис]

– Я думаю, что все три озвученные вами версии работают в совокупности. Мы ждем реакции Путина на последние выходки Кадырова. Путин является гарантом Конституции, личной безопасности и прав и свобод каждого гражданина. Он напрямую отвечает за все, что делают правоохранительные органы и назначенные им губернаторы. Все сводится к Путину, и граждане это знают. Он отвечает за цены в магазинах, за отсутствие продовольствия и медикаментов. Все думают, что это из-за санкций, а это из-за контрсанкций. Мы ждем, что Путин остановит зарвавшегося чиновника Кадырова, поставит его на место и успокоит граждан, дав понять, что он, Путин, по-прежнему является гарантом. Молчание по этому вопросу будет подталкиванием Кадырова к дальнейшим действиям. Поэтому я подал в ФСБ и Следственный комитет заявления об угрозе убийством общественного деятеля и разжигании вражды.

- Продолжая историю с прицелом в инстаграме Кадырова. Как вы восприняли новость о том, что якобы это был перископ?

– Реакция в обществе – и в том числе среди граждан, которые являются несогласными, – однозначная — это угроза. Мы знаем, что Бориса Немцова травили год, и эта травля привела к его гибели у стены Кремля. Сегодня эта истерия с помощью прокремлевских групп или отдельных людей продолжается. Все боятся за свою безопасность. Напомню, что людей, которые сегодня обвиняются в убийстве Бориса Немцова, Кадыров называл истинными патриотами. Разжигание вражды и ненависти в обществе за разные взгляды на происходящие события — такие люди, как Кадыров, повинны в этом.

- Наши читатели спрашивают, почему вся российская либеральная общественность считает своим долгом критиковать все поступки власти по определению?

– Проблема в том, что нынешняя власть ничего хорошего не делает. Есть только две позитивные вещи. Завершен процесс сокращения внешнего долга, который я начал, и в налоговой сфере власть по-прежнему не прикасается к базовым вещам, инициированным моим правительством в начале 2000-х, а именно — достаточно низкому налогообложению.

Сегодня эта модель больше не работает, потому что вступили в силу другие факторы: тотальная коррупция и утрата доверия инвесторов.

- А во времена правительства Касьянова этих факторов не было?

– Во времена моего премьерства доверие инвесторов было огромно. Я стал министром в 1999 году, начиная с 2002-2003 года повалились иностранные инвестиции. Реформы стали давать эффект — и пошли капиталы в российскую экономику. И 6-7-процентный рост был на протяжении длительного времени — и не было дефицитного бюджета. При мне цена на нефть была 16 долларов за баррель, а когда я уходил — 27. Перспектива была радужная. Люди начали рожать детей, строить новые предприятия, инвестировать. А сегодня все скукожилось так, что в прошлом году у нас ВВП составлял минус 5%, а в этом году мы потеряем еще 2% ВВП. Экономика деградирует. И общая инфляция – 13-14%, а для граждан — 30-40%, если говорить о медикаментах, продуктах, транспорте и ЖКХ. Денег у людей сегодня хватает только на это.

- Вы сказали сейчас про 2% – угадайте, какая шутка тут же приходит на ум.

– Меня это не беспокоит.

- Вы в этом смысле человек толстокожий?

– Всем известно, что это ложь. И Путин это сказал в своем интервью 2011 года.

- Но эти истории постоянно всплывают.

– Это часть пропаганды, обливания меня грязью. Это чушь полная.

- Многие пытаются нащупать дно кризиса. Кто-то даже заявляет, что чувствует его. На ваш взгляд, когда все-таки мы достигнем этого дна? Не может же происходить падение до бесконечности?

– Это говорят регулярно все министры, потому что это их функция. Улюкаев это говорит, потому что Путин от него требует, чтобы он проводил такие настроенческие интервенции. Сегодня Путин с его командой продолжает верить в модель, которая была создана моим правительством. Это правоцентристская политика низких налогов, макроэкономическая стабильность, без дефицитного бюджета, поощрение предпринимательской инициативы, снижение административных барьеров, конкуренция. Это возможно только при доверии инвесторов. Сегодня, когда Путин разрушил доверие инвесторов во власть...

- А вы уверены, что он его разрушил?

– Уверен. Я постоянно разговариваю с инвесторами и российскими, и западными. Никто ни копейки сюда больше не вложит. Эта модель, рассчитанная на инвестиции, не будет работать. И все правительства говорят в открытую своему бизнесу: с путинским режимом ничего хорошего не ожидайте. И поэтому никто даже не планирует восстанавливать какие-то инвестиционные процессы сюда, даже в случае смягчения политики, пока Путин у власти. Российские инвесторы все перепуганы страшно. В течение двух лет отток капитала составил по 150 млрд долларов, все деньги выведены. Если во власть приходим мы, то мы восстановим доверие инвесторов в короткий срок. И тогда мы будем должны повторить то, что мы делали в 2000-2003 году.

- Когда закончатся бюджетные запасы?

– Уже к концу этого года бюджетных резервов не будет. 2016 год будет ключевым.

- Если ситуация не изменится, что будет дальше?

– Будут большие проблемы. На ближайших выборах власть может начать учитывать мнение оппозиции. То есть дать гражданам веру, что граждане даже в такой ситуации могут чего-то добиваться.

- А вы с кем-то во власти, в правительстве продолжаете поддерживать отношения?

– Я не поддерживаю контактов, потому что для этих людей контакт со мной будет означать утрату постов, а может быть, даже и гонения. Поэтому я не пытаюсь этих людей подставлять, я понимаю их ситуацию. Они своими профессиональным действиями продолжают поддерживать на плаву нынешнюю власть, но я считаю, что они ошибаются, делая это.

- Зачем вы ездили в Страсбург? Кадыров и некоторые сотрудники медиапространства говорят, что за финансовыми ресурсами для выборов.

– Я регулярно езжу в другие страны, в том числе европейские, для общения с нашими партнерами: политиками из других государств. Российская Федерация является членом Совета Европы и ОБСЕ. Я регулярно посещаю Страсбург, будь то заседание Совета Европы или Парламентской ассамблеи, чтобы общаться с европейскими политиками и обмениваться мнениями. В том числе анализировать, как российская власть исполняет обязательства, вытекающие из членства Российской Федерации в Парламентской ассамблее Совета Европы. Это была неофициальная делегация. Когда приезжает официальная делегация России, там могу быть и я с альтернативной точкой зрения. В это время там также проводилось мероприятие по установлению особого контроля за расследованием Российской Федерацией убийства Бориса Немцова. Я выступал на этом мероприятии. В марте наша инициатива будет рассмотрена, специальная комиссия будет создана и будет назначен спикер-репортер по расследованию Немцова.

- Какими полномочиями этот репортер будет обладать?

– Никакими. Он будет составлять доклад и докладывать Парламентской ассамблее, как Россия исполняет свои обязательства. А по поводу денег — это чушь полная. Настолько грубо придуманная вещь... А люди в Российской Федерации привыкли съедать то, что им дают на блюдечке, смотреть телевизор.

- Касьянов приходит к власти — телевидение становится другим?

– Телевизор будет свободным, там будет транслироваться не только мнение Кремля.

- Европарламент связал снятие антироссийских санкций с восстановлением контроля Украины над Крымом. Это напоминает ваши переговоры с партией «Яблоко»: да, мы поддержим Явлинского, но вы по нашим спискам пойдете.

– Нет, таких предложений я не делал. И не участвовал в этом рассмотрении, я был в ПАСЕ, а Европарламент — это другой орган. Такое заявление основано на простых реалиях. Есть санкции, связанные с агрессией в Донбассе, есть санкции, связанные с Крымом. И они говорят: да, санкции будут сняты, когда исчезнут обстоятельства, которые вынудили эти санкции ввести.

- Складывается ощущение, что, если удастся договориться по Донбассу, то от нас отстанут по Крыму. Насколько оно справедливо?

– Это не соответствует реалиям. Ситуация в оценке западными политиками действий российской власти во главе с Путиным зашла так далеко, что никакого доверия больше нет. Они будут последовательно требовать принципиальной позиции по восстановлению законности в отношении всего и вся. Как только граница между Россией и Украиной будет передана под контроль украинских властей, тогда будет снята та часть санкций, которая с этим связана. Но при этом будет переоглашена позиция по Крыму — что это незаконная аннексия. Мы придерживаемся этой же позиции. Никакой торговли или размена Донбасс-Крым не будет. Запад поставил точку в намерениях Кремля произвести такой размен. Когда стало понятно, что цель Путина — не борьба с запрещенным ИГИЛ, а поддержка нелегитимного президента Асада.

- А когда Башар Асад перестал быть легитимным?

– У него изначально легитимность была минимальная из-за того, что его отец пришел к власти в результате военного переворота. А когда в 2011 году Асад стал расстреливать мирные демонстрации и применил химическое оружие, легитимность была утрачена полностью. С этим человеком Запад никогда не сядет за стол переговоров.

- НАТО на Украине открывает свое представительство. Если Касьянов станет президентом России, Россия вступит в НАТО?

– Россия будет иметь хорошие отношения с НАТО — как минимум. Возобновится работа совета Россия-НАТО, который был создан при мне. И тогда я заявлял, что мечтаю, что моя страна станет полноправным членом НАТО. Сейчас я говорю, что НАТО — не враждебная нам политическая и военная организация, политические цели у нас одинаковые. Те ценности, которые мы проповедуем в нашей Конституции, тоже для нас общие. НАТО — это способ демонстрации друг другу доверия. Быть в этой организации очень важно. Я не допускаю, что Россия окажется там в каких-то неравных условиях. Я буду вести страну в ту сторону. Никакого третьего пути у России нет, мы и европейская цивилизация едины. Самое большее процветание достигнуто в тех странах, которые развивались по демократическому пути.

- Про Михаила Ходорковского говорят, что в случае прихода к власти лишил бы нашу страну ядерного щита.

– Я не знаю, кто это говорит, но я против такого решения.

- А почему?

– Россия — важное, мощное государство. Она не должна утратить ничего от своей мощи. Мы должны использовать свои возможности, чтобы все страны, с которыми мы едины в цивилизационном выборе, друг другу помогали и использовали на благо наших людей преимущества наших стран. Это и есть глобальная Европа от Владивостока до Лиссабона. И я мечтаю, что это будет безвизовое пространство и единая зона безвизовой торговли. И мы будем жить в полной безопасности и защищать себя от врагов, каковым является международный терроризм. Я, будучи премьер-министром, говорил о НАТО, потому что мы с президентом Путиным это активно обсуждали. Что изменилось? Изменился Путин, а не мои ценности и принципы, в которые я верю.

- Через три недели запланирован Марш памяти Бориса Немцова. Как вы считаете, власть будет вам мешать?

– Я не вижу ни одного аргумента, почему власть должна нам мешать. Время для официальной заявки не наступило, поэтому я заранее написал мэру Москвы Сергею Собянину письмо, в котором предложил, чтобы специалисты различных служб московского правительства и наши люди из коалиции могли взаимодействовать и все заранее подготовить. Но ответа нет. Это меня немного расстраивает. За две недели до Марша мы вступаем в период формальных переговоров с властями по поводу этого мероприятия. Которое в любом случае пройдет — мы не можем остановить граждан, которые захотят отдать долг памяти Борису Немцову, который сражался за их свободу.

Запись эфира: 




© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор