18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
17:43 18.12.2018

В "футбол" с Полиной поиграет прокуратура

Чиновники Петербурга и Ленобласти продолжают "играть в пинг-понг" шестилетней девочкой, делегируя друг другу право определить ее в детдом. "В интересах ребенка" власти готовы сделать Полину БОМЖом.

В "футбол" с Полиной поиграет прокуратура

Елена Яковлева/ДП

В конце прошлого года "Фонтанка" рассказала историю маленькой Полины, которую бросила мать, а потом стали футболить друг от друга чиновники. Девочка "зависла" между Санкт-Петербургом и Ленобластью. В обоих субъектах Федерации чиновники проявляют поразительное упорство – только бы спихнуть ребёнка соседям. И вот, похоже, побеждает Гатчина, где Полина прописана. Заботливость борцов за счастье ребёнка оценила "Фонтанка".

Напомним вкратце, как началась эта грустная история. В марте 2015 года Полина, которой тогда было 5 лет, попала в социальный приют для детей "Транзит". Как говорили тогда директору приюта Марине Рябко – на недельку, не больше. Предполагалось, что органы опеки в Гатчине, где девочка прописана и где должно было рассматриваться дело о лишении родительских прав её мамаши, устроят судьбу ребёнка. Тем более что там же, в Гатчине, её готов был принять детский дом. Но фактически девочка, прежде чем оказаться в больнице, а потом в приюте, жила в Петербурге. За это обстоятельство уцепились профессиональные "опекуны" в райцентре и встали насмерть: давать направление в детдом должен Питер.

В переписку между двумя субъектами Федерации вовлекалось всё больше ведомств. Каждое чрезвычайно убедительно доказывало, почему не оно должно заниматься ребёнком. И всякий раз – исключительно в "интересах ребёнка". В этой ситуации, говорила директор "Транзита" Марина Рябко, самым непонятным было как раз это упорство: ведь речь шла, в конце концов, не о подростке с криминальными замашками, а о милой, послушной, смышлёной и практически беспроблемной 5-летней девочке.

Тем временем в январе в Гатчинском суде должно было состояться слушание по делу о лишении матери Полины родительских прав. Повторяем: в Гатчинском. То есть в вопросе о лишении прав "юрисдикцию" до поры до времени никто не оспаривал. Исковое заявление в суд подавали органы опеки Гатчинского муниципального района. И Гатчинский же суд принял иск к производству, расписал дело судье, назначил дату заседания.

И вот за сутки до начала слушаний, 13 января, выяснилось, что производство по делу приостанавливается. В областном райцентре защитники интересов ребёнка оказались изобретательнее, чем в Петербурге.

Прокуратура Гатчины обратилась в суд с иском "в интересах несовершеннолетней… Полины" и её матери о признании их "не приобретшими право пользования жилым помещением, расположенным по адресу" – и указан адрес регистрации в Гатчинском районе Ленобласти. Мотивировали тем, что "с рождения ребёнок проживает в Санкт-Петербурге, права пользования указанным жилым помещением не приобрёл". В переводе на русский язык это означает: выписать и беспутную мамашу, и её дочь в никуда. Потому что никто не сказал, что в Петербурге, где они жили до того, как Полина оказалась в приюте, им кто-то предоставит прописку. То есть прокуратура попросила суд сделать двух человек лицами БОМЖ.

На том основании, что такой иск гатчинской прокуратуры существует, гатчинский суд до его рассмотрения приостановил производство по делу о лишении родительских прав. Разумеется – "в интересах ребёнка".

"Фонтанка" попыталась получить комментарий уполномоченного по правам ребёнка в Ленинградской области Тамары Литвиновой: она-то как относится к такому способу защиты "интересов несовершеннолетней"? Но госпожа Литвинова от комментариев уклонилась.

Теперь картина получается такая. Если гатчинский суд удовлетворит иск гатчинской прокуратуры и лишит Полину прописки, гатчинские же чиновники смогут умывать руки: Полина не будет иметь к ним отношения ни фактически, ни юридически. Ребёнком со статусом БОМЖ должны будут заниматься те, на чьей территории он "нашёлся". В нашем случае – органы опеки муниципального образования "Ульянка" в Санкт-Петербурге. Съели?

Как поступят в этом случае чиновники в Петербурге – невозможно предсказать. Теоретически могут поднять перчатку и включиться во второй раунд этой увлекательной борьбы. Тоже, конечно, "в интересах ребёнка". Можно будет оспаривать многочисленные судебные акты вплоть до Верховного суда.

При этом в обоих субъектах Федерации давным-давно могли бы просто взять и устроить ребёнка. Хоть по фактическому проживанию, хоть по формальной регистрации. Речь идёт, по сути, об одной бумажке: о направлении в детский дом. Закона, который бы категорически запрещал кому-то взять да и выписать такую бумажку, не существует.

Полина тем временем остаётся в транзитном приюте. Как рассказала "Фонтанке" Марина Рябко, с девочкой занимаются педагоги и психологи, она достигла прогресса по сравнению с тем, какой её привезли в "Транзит". Но пребывание ребёнка в этом учреждении не предполагает, например, его занесения в базу для усыновления. Да и какое усыновление, когда мамаша, за 11 месяцев навестившая дочку дважды, не лишена родительских прав, и даже дело это в суде приостановлено. Напомним – "в интересах ребёнка".

В неофициальной беседе собеседник в гатчинской прокуратуре пояснил "Фонтанке", что, наблюдая "футбол" между опеками Ленобласти и Петербурга, надзор решил его пресечь: "Мы напомнили местной опеке о том, что пора предпринять юридически значимые шаги. После этого они подали исковое заявление". По словам собеседника, ни Полина, ни ее мать никогда не проживали в Дружноселье по месту регистрации. "Кстати, дом, где они были прописаны, 19 января сгорел дотла", – сообщили в надзорном органе. 

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор