18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
06:34 17.12.2018

«Мир качнется вправо, качнувшись влево»

Главред петербургского бюро «Ведомостей» Анна Щербакова подводит итоги 2015-го в сфере бизнеса и на рынке СМИ, а также пытается увидеть основания для положительных изменений в 2016-м.

«Мир качнется вправо, качнувшись влево»

Замир Усманов/Интерпресс

О том, как политика влияет на рекламные рынки, как уход иностранных инвесторов влияет на рынок СМИ, о проблемах завода Nissan и о том, как выбирать экспертов для деловой газеты, в эфире [Фонтанки.Офис] рассказала Анна Щербакова.

- Как сейчас работают СМИ в нынешних экономических условиях? Как дела у газеты «Ведомости» по итогам 2015 года? С каким настроением вы смотрите в 2016 год?

– Деловая пресса – это наиболее развитый сегмент прессы в России. В трудные моменты для экономики, когда доллар растет, а нефть падает, рекордные заходы на сайт и востребованность этой информации очевидны. Но экономика не растет, а кормовая база для нормальной системы координат – это реклама. На рекламу стали тратить меньше все, и это почувствовали, наверно, и «Фонтанка» тоже.

- Деловые издания тоже почувствовали?

– Все почувствовали.

- У вас есть определенный сегмент рекламодателей – они понимают, что деловая пресса сейчас пользуется наибольшей популярностью?

– Просто они сократили расходы на рекламу. Они это делают не потому, что они так любят деловую прессу, а потому, что им нужны новые покупатели, вкладчики, покупатели квартир, и понятно, что все рекламодатели снижали затраты. Понятно, что для медиаиндустрии это не очень приятный тренд.

- Как удается выплывать из этой ситуации?

– Опасения могут быть связаны не только с экономикой, но и с политикой. Прошлый год был печальным для прессы в том смысле, что ушли иностранные инвесторы под воздействием этого закона. А иностранные инвесторы были  упоительны, не потому, что они инвестировали, а потому, что они произносили некие стандарты, выработанные десятилетиями, которые для работы и для продукта крайне позитивны. Делаешь свое дело, и твоя задача – ублажать читателя, а не рекламодателя, не акционера: «смотри, мы нашли такое, мы тебе расскажем», и читатель должен привыкнуть и полюбить это издание и заходить на сайт и покупать газету регулярно. Для работы это тяжело, но это благодарная вещь.

- Сейчас стандарты изменились?

– Нет, но носители стандартов этого рынка ушли. Я соблюдаю стандарты, мои коллеги соблюдают стандарты. Но если мы говорим о ситуации в прессе, то она такая: носители стандартов ушли, стандарты остались, как будет дальше – посмотрим.

- На «Фонтанке» вышла статья «Нефть стала рублю поперек». Экономисты советуют готовиться  к худшему, причем на несколько лет вперед. Вы в вашей работе привлекаете экспертов, которые говорят, что все будет плохо или что все будет хорошо?

– Мы привлекаем экспертов, которые не оторваны от жизни, и это не зависит от вектора, который они продвигают. Если мы говорим про функции медиа, то они как раз про то, чтобы правильные вопросы задать адекватным людям, потом адекватно все это передать читателям, в удобном для потребления виде. Мы, конечно, не ориентируемся вообще-то на этот вектор – что хорошо, а что плохо. Почти во всем можно найти хорошее и плохое, вопрос соотношения, но то, что экономика сейчас падает, это не секрет.

- Какие превалируют прогнозы у ваших экспертов?

– Экономика не будет расти, колебания возможны, но это прогноз. Либо он сбудется, либо его забудут.

- Какова человеческая реакция? Вы общаетесь с людьми из бизнеса, как они на все это смотрят?

– На самом деле, это не от бизнеса зависит, а от человека. Люди определенного склада занимаются бизнесом. Кто-то увлекся частными вещами, и это тоже выход в сложной ситуации. Нужно как-то сохраниться, хотя бы с точки зрения здоровья, кто-то уходит в частную жизнь, кто-то в политику.

- Исполнение бюджета у нас выросло, здорово же?

– Да, но в Петербурге более благополучная ситуация с бюджетом по сравнению со многими другими регионами, с социальными обязательствами у нас не все так разрушительно, долг мал. Остальные регионы в долгах, и дефолт региона еще никто не отменял. Есть разговоры о том, что федеральный бюджет будет сокращаться на 10%. А нефтегазовые доходы актуальны и для Петербурга. Всему, конечно, есть цена. Хорошо, что закрыли прошлый год так удачно.

- Есть сюжет с заводом Nissan и сокращениями: про автопром пока тревожных новостей не было, там жизнь продолжается?

– Там есть жизнь. Но когда строили эти заводы, рассчитывали на одни объемы. Теперь это убыточно, и работают они на треть своей мощности. И людей столько не надо, а люди все по белому оформлены с соблюдением законодательства. Увольнение – это процесс длительный. Наши эксперты говорят, что, конечно, уволенные работники найдут себе работу, может, она будет не совсем по специальности, но это будет рабочая специальность. Сейчас еще начнется технологическая революция, и это все (автомобильная отрасль) будет поставлено под вопрос. Наша проблема не столько в политике, в падении рекламных доходов, она еще и в технологической революции, потому что предстоит переход с автомобилей на бензине на автомобили на электричестве, как в случае с медиа – с бумаги в сети.

- Про электромобили – это тоже про нас?

– Если это начинается и если это новое слово, которое более рационально и экономично, конечно, это быстро распространится. Конечно, можно этому препятствовать, не делая заправок для электромобилей, но что-нибудь придумают. Прогресс не остановить, замедлить можно, остановить – нет.

- Как вы думаете, в этих условиях мировой капитал начнет понимать, что можно не только нефть жечь с газом, а более активно прокачивать возобновляемые или альтернативные источники энергии? Или настолько эта мафия активная, что мы не увидим этого расцвета?

– Особенность капитала в том, что он идет туда, где может что-то прорасти. Медленно, потому что учитывают риски. Но это закономерный процесс, который, повторюсь, нельзя остановить.

- Видим статью в «Ведомостях» под заголовком «Снос спустя восемь лет»: стало известно, что суд разрешил снести жилой дом в "Никитинской усадьбе".

– Это давно построенный дом, в котором живут люди, у которых есть свидетельство о собственности. Наказать за  отсутствие документов логично было бы застройщика, а застройщик уже все. Тревожная ситуация. Сносов пока еще не было, надеюсь, что эта пугательная инициатива используется для прессинга, но зачем ее обращать к жильцам? Почему за ошибки должны расплатиться жильцы, которые честно купили? Для многих это единственное жилье.

- «Империя Пригожина взяла военные городки» – первое расследование «Фонтанки» в новом году. Насколько это хорошая новость?

– Это новость о том, что государственные деньги будет осваивать какой-то понятный человек, который прославился тем, что создал ресторанную империю. Мне кажется, что отсутствие конкуренции всегда плохо. Пригожин – личность одиозная, хотя успехи есть.

- Насколько это здравая  история: Минфин пересмотрит бюджет из-за снижения цен на нефть. Неужели не было понятно, что все к этому идет?

– Не хочется верить  в худшее. Есть разные развития сценария: в Минфине исходили из более оптимистичного. Это нормальный механизм, и здравомыслие в том, что только начался год и что-то пересматривать – это правильно. Не уверена, что это можно было сделать заранее.

- Как гражданина вас хочу спросить: с политической точки зрения интересный будет год у нас?

– Много чего произойдет, много чего сдвинется. Мир качнется вправо, качнувшись влево, как говорит Иосиф Бродский.


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор