18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
16:55 19.07.2018

Радзиховский: В 2016-м импульсы от желудка дойдут до головы

Появление "клоунов буйных" вместо "клоунов покорных" предсказал в 2016 году психолог, кандидат наук Леонид Радзиховский. "Фонтанка" продолжает подводить итоги 2015 года.

Радзиховский: В 2016-м импульсы от желудка дойдут до головы

Василий Шапошников/Коммерсантъ

Леонид Радзиховский – публицист, автор колонок в "Российской газете", проанализировал наше прошлое и наше будущее как учёный-психолог.

- Какое событие 2015 года вы считаете главным для нашей страны?

– Падение цены на нефть.

- Подождите, это началось ещё в 2014-м. А в этом году у нас одна война закончилась, другая началась…

– Войны – это пиар. Ничего другого там нет. Это просто элемент войны против здравого смысла, против рассудка собственного населения. Эта война продолжается давно, и никаких решающих сражений в этом году в ней не было. А цена на нефть – это удар очень сильный по уровню жизни людей, по экономике. Соответственно, с каким-то временнЫм лагом это ударит по голове, когда импульсы от желудка до головы дойдут. Поэтому я думаю, что для сохранности системы, для её сохранения или, наоборот, для изменения, это событие более важное, чем бесконечный телемарафон под названием "война на Украине" или "война в Сирии".

- И вы знаете, что дальше будет с нефтью и с нами?

– Я не нефтяник, не экономист, ничего в этом не понимаю, но "Сказку о рыбаке и рыбке" знаю хорошо. В тот момент, когда старуха заорала, что хочет быть владычицей морской, терпение рыбки истощилось.

- И "рыбка" упала до 16 долларов за баррель – как пугали нас в конце года.

– Я не знаю – 16 за баррель, 26 за баррель, 36 за баррель, но хорошего не будет. Старуха в сказке должна была помнить своё место, она забыла – ей напомнили. Когда старуха начинает сатанеть от безделья, она ищет на свою старческую задницу приключений. И тут ей говорят: хватит, карга, ты меня достала, другая, может, будет ещё противнее, но я хочу поменять каргу.

- Правильно я поняла вашу метафору, что у падения цены на нефть могут быть политические последствия? У нас в этом году, например, выборы в Госдуму. Поменяется Дума?

– Если цена на нефть немножко выправится и будет соответствовать, допустим, тому, что заложено в бюджете, то российская экономика продолжит тихо-мирно гнить и в наступившем году. Тогда результаты голосования обеспечат примерно такую же Думу, как эта.

- А если нефть будет падать дальше?

– Если нефть будет падать дальше, то будут дальше падать доходы населения, начнётся действительно серьёзная безработица, начнётся относительно массовый переход среднего класса в разряд нищих. Тогда просто закончится какой-то отсроченный период – и со временем произойдёт то, о чём говорили в течение всего 2015 года: холодильник победит телевизор.

- Вот этого весь год кто только ни обещал.

– Весь этот год холодильник и не воевал с телевизором. С телевизором воевал Интернет. Часть Интернета. А холодильник – так, чуть вздрагивал. Но если холодильник в полную силу выступит, то есть уровень жизни упадёт качественно, то рухнет рейтинг власти. Рухнет ощущение у большинства населения, что в целом мы живём правильно.

- То есть вы верите социологам, которые говорят: сейчас население оценивает наш путь как правильный?

– Сегодня лояльность населения обеспечена несколькими вещами. Первое – общая инертность, этого никуда не денешь. Даже при падении уровня жизни инертность, которая веками вырабатывалась, не исчезнет. Второе – страх перед властью. Причём совершенно иррациональный страх, потому что бояться обычному человеку нечего. По поводу политического террора – никаких массовых политических преследований нет. Тем не менее страх этот есть. Если уровень жизни начнёт падать, страх этот ослабнет. Третий фактор – ощущение, что да, есть у нас некоторые отдельные недостатки, ну, там, ЖКХ, медицина, образование, состояние дорог, цены в магазинах…

- Ерунда разная.

– Да. Но зато в главном у нас всё хорошо. С нами Обама разговаривает. Мы диктуем свою волю всему миру. С нами считаются. В общем – "ты меня уважаешь". Вот этот мыльный пузырь, если жизнь начнёт сильно портиться, проколется. И значительная часть населения внезапно обнаружит, что всё, что им рассказывали в течение последних двух-трёх лет, это даже не ложь. Это просто выдумка. То есть вообще ничему не соответствует. Что никто нам не угрожает, никто нас не уважает, ни с кем мы не воюем.

- А куда же денется телевизор, который в трудный момент как раз и должен будет всё разъяснить?

– Я верю в поговорку "холодильник победит телевизор". Холодильник не боролся в течение прошедшего года. Потому что люди живут, на самом деле, не так плохо, как кричат журналисты. Но всё накапливается. И если накопление будет продолжаться, то люди обозлятся. И они тем сильнее обозлятся, чем больше им врали в течение последних двух лет.

- И какую же Думу мы выберем при таком сценарии?

– Гораздо худшую, чем эта. Будет агрессивная, националистическая, запредельно невменяемая Дума. Намного более невменяемая, чем эта. Сегодня это просто покорные клоуны. А если система начнёт качаться из стороны в сторону…

- То будут клоуны буйные?

– Да, будут клоуны непокорные. Это будут клоуны, которые вдруг почувствовали, что директор цирка растерялся, зарплату им не платит и сам не знает, что делать. Это означает важнейший шаг к раскачиванию и затем обрушению всей социальной конструкции, которая держится на лжи и на приемлемых условиях существования. Если приемлемые условия существования выйдут, то есть если выйдет этот фундамент, то вся конструкция начнёт трещать и раскачиваться. Новая красно-коричневая Дума будет ещё более антизападной, ещё более агрессивной, но при этом – безумно популистской. Она начнёт штамповать ещё более фантастические законы. То есть, как я понимаю, альтернатива в 2016 году такая: продолжение загнивания под соловьёвскую ложь или переход загнивания в буйную стадию, когда пациент мечется по палате, срывает с себя повязки и колотит санитаров.

- Но выборы будут проходить по новому закону, появятся независимые одномандатники…

– В Думу могут пройти 10 – 12 депутатов, знающих, что Земля – шар и вращается. Но 440 других депутатов будут знать, что Земля плоская и стоит на двух китах, из которых один – наша духовность, а второй – американский империализм.

- Да почему же вы уверены, что выберут именно таких?

– Причины очевидны: менталитет большей части населения РФ – раз, административная машина – два, отсутствие альтернативных "Единой России" и компартии организаций – три. Сочетание этих факторов гарантирует, что количество вменяемых депутатов, по моим ощущениям, едва ли превысит 10 – 20 человек.

- Многие связывали надежды с протестами дальнобойщиков: дескать, это – начало, на этой волне сможет пройти оппозиция. У неё есть шансы?

– Ни малейших. Оппозиция никак не связана с дальнобойщиками. Я вообще не большой любитель дальнобойщиков, у меня нет восторгов по их поводу. Насколько я понимаю, это очень коррумпированная группа населения. Но не в этом дело. Дальнобойщики могут быть ангелами во плоти, могут быть мафиозной организацией – это совершенно неважно. Важно то, что ни с какими политиками они дела иметь не хотят – и правильно делают. Потому что их цель – добиться отмены какого-то налога. А если они будут кадриться с политиками, то им не только налог не отменят, а ещё и по ушам надают. Они это прекрасно знают. Но и политики боятся дальнобойщиков, как огня. Представить себе Касьянова или Яшина, которые подходят к дальнобойщикам… Я не такой садист.

- К ним приезжал Юрий Шевчук.

– Шевчук – свой парень. Пришёл, на гитаре поиграл. К ним и Макаревич подойти может, тоже не побьют. Дальнобойщики – нормальные люди. Ну, понятно, что возят левый товар. Понятно, что налоги не любят платить. Наверное, у них есть свой теневой профсоюз, можно предположить – такой же криминальный, как профсоюзы грузчиков в Америке 1950 – 60-х годов. Люди как люди, говорить с ними можно. Но пытаться использовать их для своей политической борьбы нельзя. Они не на это заточены. Они прекрасно понимают, что их кто-то хотел бы использовать. Они этого не хотят. Кроме того, наша так называемая либеральная оппозиция боится, как огня, не только дальнобойщиков. Она боится реального столкновения с властью. Она поражена тем же самым вирусом безумного страха, которым поражены все.

- Так не без причины боится.

– Да, у неё есть для этого основания. Я думаю, что после убийства Бориса Немцова все либеральные политики чётко осознали, что и они смертны.

- И что теперь? Убив Немцова, их заставили молчать в тряпочку?

– Нет, они не молчат, они постоянно вылезают из Интернета и ругают Путина. И будут ругать, что им ещё делать. Но жить-то хочется. Как в одной песенке поётся: "А жить так хочется, а жить так хочется, а жить так хочется, как каждому из вас". Это естественно.

- Они так и будут дальше только ругать Путина?

– Ругать Путина – это не поощряется властью, но это абсолютно безопасно. Ругать Кадырова – это совсем не поощряется и довольно опасно. А вот реально что-то делать против власти, как говорил Владимир Ильич – организовывать массы, это не только не поощряется, а очень, очень и очень опасно.

- А то, что делает Ходорковский, опасно?

– А я не знаю, что делает Ходорковский.

- За что ему тогда третье уголовное дело?

– Ну, подумаешь – третье дело, четвёртое дело, 33-е дело… Какое это имеет значение, чем это ему грозит? Я думаю, что это может иметь тысячу разных объяснений. Вплоть до того, что бюрократический аппарат Следственного комитета тоже должен чем-то заниматься. Бороться с Ходорковским приятнее, чем отвечать на конкретные вопросы. Так же как Путину приятнее воевать в Сирии, чем разбираться с кризисом и бюджетом. Но могут быть ещё тысячи разных причин. Это может быть какая-то попытка давления на акционеров ЮКОСа, чтобы они денег у государства не выкачивали.

- Они и так не выкачивают, не могут.

– Всё-таки немножко выкачивают. Не 50 миллиардов, но что-то скачивают. Да, Ходорковский тысячу раз объяснял, что не имеет к этому отношения. Но какой же дурак ему поверит? Так что это может быть ещё один мотив: таким макаром пытаться тормознуть это дело. Безумный способ, потому что никак это затормозить нельзя, но что им ещё остаётся? Киллера к нему прислать? Так он, наверное, охраняется. И вообще, в Швейцарии стрелять или полонием светить…

- Он в Лондоне. Там полоний, говорят, хорошо идёт.

– Шёл. Десять лет назад. Но может быть масса других причин, которые мы просчитать не можем. Во всяком случае, ясно одно: никакого влияния на самого Ходорковского это уголовное дело оказать не может. Разгромить его "Открытую Россию"? Дело нехитрое, это, кажется, уже сделали. Ну и что? Что они от этого выиграют? Что эта "Открытая Россия", бунты устраивала, что ли? Дальнобойщиков организовывала? Безвредная, вегетарианская организация. Могут быть другие фантастические причины. Просто отвлечь людей, просто дать лишний инфоповод.

- Зачем вообще тратить силы на борьбу с оппозицией, если она, как вы говорите, такая беззубая и вегетарианская?

– Так она потому и беззубая и вегетарианская, что с ней борются. А попробуйте перестать с нею бороться: дай палец – руку откусит. Перестаньте их пугать, перестаньте им угрожать, не убивайте Немцова – и вы увидите совершенно другую оппозицию.

- Приговор Ильдару Дадину в декабре, три года за пикеты…

– Вот-вот: из той же серии. Власть рассуждает просто: или мы их – или они нас. Это власть холодной гражданской войны. Это не руководство государством. Руководитель государства – это человек, который чувствует ответственность за всех граждан: и за тех, кто за него голосует, и за тех, кто за него не голосует, и, смешно сказать, даже за тех, кто его ругает. От его политики всем гражданам государства становится или лучше, или хуже, или ещё как-то, но – всем. Вот это – власть гражданского мира. А бывает власть гражданской войны. Где есть "наши" – и есть "ваши". И чем лучше "нашим" – тем хуже "вашим". Логика такая: если мы перестанем их дожимать, то они обойдутся с нами так же, как мы обходились с ними.

- Если верить тому, что вы сказали в начале разговора, то нам остаётся уповать на эту власть, потому что следующая будет хуже.

– Я не склонен уповать на эту власть. Эта власть создала именно эту оппозицию. Это оппозиция палаты номер пять против палаты номер шесть. Тактически – да, эта власть лучше, чем её красно-коричневые противники.

- А стратегически?

– А стратегически никакой разницы между ними нет. Это рукава одной шинели. Но они едины только до тех пор, пока эта власть рулит. Как только она начинает ослабевать, покорные, растёртые, униженные, превращённые в грязную туалетную бумагу шуты внезапно приобретают совершенно другой вид, совершенно другой взгляд, и весь свой бред они начинают нести уже совершенно с другой интонацией – и против власти. Да, конечно: во всём виноваты американцы, педерасты и прочий ИГИЛ…

- …запрещённый в Российской Федерации и террористический.

– Да. Но разговор с властью идёт совершенно в другом тоне. Это даже не психология. Это просто механика.

- Но Советский Союз закончился без таких страшных вещей.

– Потому что в Советском Союзе была другая оппозиция. Та оппозиция, которая покончила с Советским Союзом, была вообще с другого края. Поэтому он и кончился по-другому.

- Она там разве была?

– Тогда была действительно достаточно влиятельная либеральная оппозиция. Во-первых, её поддерживала власть – Горбачёв, пока не понял, что пилит сук под собой. Во-вторых, население в тот момент верило, что мы можем жить, как в Америке. Что достаточно выгнать проклятых коммуняк, отобрать и распределить их икру и чёрные "Волги" – и мы как самая великая, самая могучая, самая умная, просто задавленная коммуняками страна заживём уж точно не хуже, чем в Америке.

- А нельзя в этой конструкции слово "коммуняки" поменять на какое-то другое – и думать то же самое сегодня?

– Можно. Это вполне вероятная вещь. Но есть одна маленькая деталь. Тогда население хотело сближаться с Западом и жить, как там. А сейчас население наконец знает, что на Западе – педерасты, а у нас – духовность. Что они там – тупые, а мы – умные. И что они хотят с нами сделать что-то очень плохое. Поэтому сбросить проклятых чиновников и прочих захребетников – дело, конечно, хорошее, но идти на поклон к педерастам – мы для этого слишком духовные. Как выяснилось.

Беседовала Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.