Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

01:43 24.05.2019

Михаил Баркан: На наших глазах за два года телевидение переделало мозги огромного количества людей

Какие сериалы будут снимать в России в 2016 году, будет ли успешным запуск «Матч ТВ» и Life78 - главных открытий телесезона, тренды и проблемы современного телевидения «Фонтанка.Офис» обсудила с телережиссером и продюсером Михаилом Барканом.

Михаил Баркан: На наших глазах за два года телевидение переделало мозги огромного количества людей

- Михаил, вы согласны, что для многих россиян телевизор – это единственное окно в мир, и по тому, что им показывают, они оценивают происходящее у них в жизни?

– Я думаю, что на 70% территории нашей страны телевизор – единственная возможность как-то развлечься, я уже не говорю о том, чтобы получить информацию. При этом у многих есть лишь 3-4 эфирные программы, потому что Россия – это не Москва и Петербург, а тысячи маленьких городов и деревень, где живут миллионы людей, и живут достаточно бедно. Ассортимент развлечений у них скудный, и телевизор занимает важное место, государство это неплохо понимает.

- 2015 год стал для многих телеканалов последним годом существования, а для кого-то стал запуском. Мир телевидения меняется. Как человек телевизионный, какие основные вехи вы можете выделить по итогам 2015 года?

– Я читал на днях такое медиаобозрение, где было сказано, что запуск «Матч ТВ» и закрытие «Россия 2» – главное медийное  событие года. Это событие прошло мимо меня. Видимо, весь шум потому, что личность руководительницы этого канала очень связана с таким понятием как «громкий пиар», жизнь вслух. Отслеживается каждый пункт рейтинга, который для всех телеканалов на самом деле меняется каждый день. Он где-то выше, где-то ниже. А я читаю сообщения, как у «Матч ТВ» на два пункта выросла доля за среду среди лысых мужчин от 22 до 24 лет, такого никогда не было на телеканале «Россия 2». Тина -  это агрессивный пиар, создающий вокруг телеканала некий ажиотаж. Что касается наполнения «Матч ТВ» и вообще самой идеи, я не могу назвать это событием, потому что это чисто государственное решение.





Я всю жизнь смотрел Лигу чемпионов на НТВ+, теперь я так понимаю, что права на главные матчи они будут отдавать на "Матч ТВ". Хорошо, Лигу чемпионов я буду смотреть на "Матч ТВ". Серьезно смотреть передачу, как ухаживают за бородой спортсмены или как готовят гимнастки смузи, наверное, могут гламурные барышни, которых хотят приобщить к спорту. Говорить об успехе или неуспехе канала пока очень рано, потому что два –три месяца для канала – ничто. Это можно говорить где-то через год, когда будет установлена сетка, когда будет понятно, какая действительно целевая аудитория – не какую Тина хочет аудиторию, а какая действительно аудитория осталась на этом канале. Если выяснится, что это 2,5%  мужиков 25-49, которые смотрят бокс, футбол, бои без правил, тогда можно пожать плечами и сказать: а нафига нужно было все это делать? Чем вас «Россия 2» не устраивала?


Смотреть в новом окне [Фонтанка.Офис]



- Исчез канал 100ТВ, появился канал Lifenews, насколько это можно считать событием в Петербурге?

– Вообще, обсуждение в медиасреде этого события носит больше ментальный характер, нежели прагматичный – мол, приехали тут из Москвы. Хотя так же можно было бы говорить и про Пятый канал, что они пришли из Москвы, потому что верхушка Пятого канала приехала из Москвы, с некоторыми я имел честь работать. Какие на Lifenews москвичи? Это ребята из Вологды, которые проездом через Москву оказались в Петербурге.

Мне кажется, что об этом нужно книжки писать психологам и экономистам, потому что это закономерный конец всего, что так или иначе в Петербурге затевается с романтическими побуждениями. Канал 100ТВ – это была абсолютная романтика, на мой взгляд. Когда Вика Корхина с Андрюшей Максимковым запускали больше 10 лет назад огромное количество программ, тратились неимоверные деньги, потом рано или поздно это должно было накрыться, потому что народу много, две трети работать не умеют на ТВ, и смотреть такие программы невозможно. Романтики ушли, пришли прагматики, но кадровый состав у них был очень узкий, канал становился более скучным, потом наступили сложные времена и канал начал показывать больше кино, потом он умер, пришли ребята, которые и купили его как ресурс. С точки зрения экономики, все нормально. Вот есть некий человек, который запускал радио "Эрмитаж", он давал деньги, он хотел эту музыку слушать, он понимал, что будет слушателей не много. «Я отапливаю космос», но я хочу. Я могу сказать ему от какого-то количества людей спасибо. Это право человека потратить свои деньги. Здесь же не было такого человека, который хочет играться в телевидение. Пришли прагматичные ребята, которые сказали, что мы сделаем питерский Lifenews.

Дальше начинается история, когда из сферы экономики мы переходим в сферу психологии, это анекдот, который связан с вечным приходом московских ребят, которые сейчас научат этих питерских бездельников делать ТВ, при этом ни те, ни другие делать его особенно не умеют. Если питерские рефлексируют на эту тему, то у московских этой рефлексии нет. Но это как попытка применить западно-экономический опыт к российским реалиям, только в данном случае это попытка применить московский опыт к нашим реалиям. Он разбивается о то, что тратятся деньги, нервы. Вы знаете, чем это кончится? На мой взгляд, на развалинах Lifenews соберутся корреспонденты канала 100, выпьют кофе, те люди эвакуируются в Москву со словами, что это проклятый город, а эти будут много лет вспоминать, какой был хороший канал 100.

- А как же идея, что вся трешуха , которую любят федеральные зрители Lifenews, она и здесь будет успешной – люди везде одинаковы?

– Она была бы успешной, если бы здесь был материал для этой трешухи в тех объемах, которые нужны Life78. Все эти разговоры об интеллигентном тонком Петербурге ничего, кроме улыбки, у меня не вызывают – такой же народ, как и везде, и любит он то же самое, и рейтинги этой самой чернухи самые большие в стране. Другое дело, что того материала, который черпают в федеральном эфире, наш городишко предоставить не может, поэтому они должны бесконечно мусолить свадьбу дяди Вани Краско.

- Насколько реально сейчас сделать в Петербурге какой-то достойный канал?

– Мне кажется, что достойный городской канал все же есть. Я скептически к нему относился, как к любому проекту власти. Я про канал «Санкт-Петербург». Там работают мои приятели, очень много мне там не нравится, понятно, что он ангажированный. Я как горожанин понимаю, какие безобразия в городе творятся, я не надеюсь их увидеть там, но с точки зрения телевидения с определенным набором программ, разных жанров, разной направленности, мне кажется, что канал «Санкт-Петербург» – это единственное полноценное телевидение в Петербурге. Даже не в обиду Пятому каналу. Он больше телевидение, чем Пятый канал.

 - Что не так с Пятым каналом?

 - Пятый канал за исключением новостей – это кинобудка, где-то более качественная, где-то менее качественная, но это и кино, и сериалы. Нет вечерних программ, есть «Открытая студия», но она общественно-политическая, она дневная, нет своего развлекательного вещания. Это политика руководства канала, оно считает, что с точки зрения экономической это его право, потому что это частный канал. «Санкт-Петербург» же немножко архаичный, они наследники Ленинградского телевидения. И честь и хвала Сергею Боярскому, который вызывал огромный скепсис, когда он пришел.

Я очень люблю историю, когда в начале 90-х годов на Ленинградском телевидении появились бандиты, они ходили в коммерческую редакцию, работали с успешными программами, потом выяснилось, что на ТВ денег нет, они схлынули, но часть бандитов осталась, они стали администраторами ТВ, ассистентами. Ребята, хотите высокого и вечного или хотя бы пристойного, это стоит денег, но это в нашей стране, к сожалению, не окупается.

- Почему у нас так?

– У нас ты будешь зарабатывать деньги, если ты будешь производить то, что львиной доле населения хочется смотреть.

- Можно ли это исправить?

– Эренбург говорил, что бессмысленно внушать представление об аромате дыни человеку, который всю жизнь жевал сапожные шнурки. 20 лет телевидение занималось тем, что приучало людей к такому типа сериалов, к такому типу диалогов, ток-шоу. Сейчас, чтобы это изменить, нужна государственная воля, которая говорила бы – мы 10 лет будем отапливать космос, нам наплевать, что вы не зарабатываете, переделывайте мозги людей. Это возможно, на наших глазах за два года телевидение переделало мозги огромного количества людей тотальной машиной пропаганды. Но вряд ли кто-то из властей даст такое указание, потому что это удовольствие недешевое, а проблем и так много.

При спокойном развитии ситуации мы будем видеть точечные истории, которые от щедрот, заработанных на таких трешевых проектах, хорошие продюсеры будут себе позволять. Как те сериалы, которые идут на Первом канале. Или как канал ТНТ – это единственный удачный пример, на мой взгляд, сочетающий в себе все варианты телевидения и при этом зарабатывающий деньги.

- Недавно Андрей Радин в интервью "Лениздату" заявил, что журналистика в целом превратилась в обслугу.

– Хорошо так говорить, когда твоя журналистская молодость пришлась совсем на другое время. Если человек заявляет, что идет в эту профессию, чтобы изменить эту ситуацию, я сочту этого человека не героем, а сумасшедшим. Его просто перемелет эта машина. Представить, что независимый журналист работает на федеральном канале, мне довольно сложно. Журналистика становится обслугой, я абсолютно согласен с Андрюшей. 

- Можно утверждать, что сейчас в России есть несколько каналов, производящих настоящее телевидение и сериалы, которые по качеству можно сравнить с американскими?

– Нет, может, можно сравнить с европейскими. Конечно, еще не время, мы еще не достигли уровня сериалов BBC, но это достойные попытки, потому что у этих сериалов очень неплохие доли. Оказывается, что можно не пилить деньги, а вдумчиво подойти к сценарию, к разработке, создать хорошую команду профессионалов и получить очень достойный результат.

Безусловно, стоит отметить «Измены». Еще нужно отметить сериал «Лондонград», вышедший на СТС: он долго делался, он снят по-взрослому. Он сложный, там работала команда русских сценаристов американского происхождения. C большой осторожностью можно отнести сюда сериал "Метод" Быкова, потому что он интересен с точки зрения программного решения его постановки. Но это вариант канала "Матч ТВ", когда пиара больше, чем результата. Для меня «Декстер» лучше. «Тихий Дон» вызвал бурную реакцию в профессиональном и зрительском сообществе: вступая на этот скользкий путь Урсуляк понимал, что начнут сравнивать. Герасимовский фильм приобрел статус  культового шедевра, хотя на мой взгляд – хорошая советская картина, не более того. В итоге по высказываниям сложилось впечатление, что все взапой смотрели «Тихий Дон», и теперь им в душу плюнули. Урсуляк очень большой режиссер, это очень серьезная большая работа, «Тихий Дон» очень серьезное произведение. Для меня всегда загадка, что делают сценаристы с текстами Шолохова, Солженицына. Я смотрел сериалы, пытался как-то уловить. Это очень серьезная большая работа, и я, к слову, совершенно не понимаю мотивов экономических.

- Канал «Россия» может себе это позволить?

– Он государственный, он должен себе много что позволять. Правда, на мой взгляд, «Тихий Дон» – это одно из самых сексуальных произведений в литературе, там животная страсть бьет через край, и русская жизнь, которая происходит вокруг главных героев, для меня всегда была второстепенной. Мне кажется, что физиологичность, животность и сексуальность – это не самые сильные стороны режиссера Урсуляка. Он не располагал такими актерами, которыми располагал Герасимов. То, что мне было интересным в этом фильме, оказалось нивелированным.

- Михаил, вы из генерального продюсера телеканала ушли в производство контента для телеканалов, сериалов, как продюсер. Как вы подходите к выбору сценария?

– Никто уже сериалы не производит в пространство, все продакшены заинтересованы в том,  чтобы снять то, что канал захочет купить. И работа начинается с заявки. Нормальные каналы устраивают презентации для продакшенов, где они рассказывают о своих потребностях. Есть очень смелые ребята, которые приносят поперек этим заявкам идею, такие здорово на ТНТ проходят. Там сейчас очень профессиональное и психологически подвижное, прогрессивное руководство, которое ведется на такие вещи, которое готово рисковать. Там атмосфера фантастическая, творческая и зажигательная, я такую атмосферу застал в 1998 году,  когда пришел в телекомпанию ВИД работать. Мы работаем с теми заявками, которые отвечают потребностям канала.

- Какой тренд сейчас на 2015-2016 год?

– Каналы сократили в связи с кризисом закупки и заказы. И это приводит к тому, что сегмент среднего бизнеса может умереть. Крупным каналам нужны проекты государственные, либо связанные с серьезными историческими датами. Частично сериалы выполняют пропагандистскую функцию, талантливых вещей в этой сфере немного. Два года назад кому только не предлагали написать сценарий про Крым и воссоединение, никто в итоге не снимает, проблема в том, что интересно, здорово не сделать, а лозунги вытаскивать никто не хочет. Мне приносили дивные шпионские истории, про украинских националистов, которые через крымскую границу перебрасывают оружие. Серьезно все это экранизировать можно только по приговору суда. Те проекты, которыми я занимаюсь, пишут хорошие драматурги. Настоящее кино – оно всегда про людей. Это лежит в основе любой истории. Бесконечные танковые сражения, вышедшие сейчас "Звездные войны» – это на самом деле про людей, это не про космос. Другое дело,  что идет поток клонированных, похожих друг на друга, жвачных сериалов, это все быстро снимается. Это недорого в производстве. На таких сериалах канал "Россия" сидел 10 лет, это чаще всего дамские сериалы. В последнее время тренд меняется, потому что доли стали стремительно рушиться. Выяснилось, что люди этим наелись.

- Как понять, чего хочет аудитория?

– Существует система, которая опробована во всем мире, она несовершенна, в России она вдвойне несовершенна. Все хотят получать истинную картину. Сегодня компания «Гэллап» меряет аудиторию с помощью специальных приборов, которые установлены в телевизорах. «Гэллап» не раскрывает своих источников, но их точно недостаточно много для 140-миллионной России. Других цифр нет, а на них ориентируются все, в том числе и рекламодатели. Один процентный пункт – это гигантские деньги. 

- Насколько реакция в Интернете может быть показателем успешности того или иного проекта?

– Пока не очень монетизируется Интернет. Наши люди не любят платить, за что бы то ни было. Есть канал HBO, который вообще не парится – он доступен только по подписке. Представить себе такой канал у нас я не могу.

- У нас же есть схожая история – телеканал «Дождь»?

– Это канал такой гнилой недобитой интеллигенции. Я не уверен, что подписка покрывает все потребности "Дождя", во многом это деньги инвесторов. Это нон-стоп информационное вещание, в общем, это не так дорого. Для России интернет-каналы – это невероятно отдаленное будущее. Отъедете от  Москвы и Петербурга подальше – там вообще никто про Интернет не слышал. Раз в год заходят. 

- А что вы думаете о прогнозах, будто к 2017 году более 74 % россиян может уйти в Интернет?

– Вы что? В 47 – может быть. Ерунда. Не позволят. Вспомните историю с «Рутрекером» и еще некоторыми ресурсами – в этом есть какое-то иезуитство. В целом это, конечно же, позорная история. Потому что "Рутрекер" – это единственный ресурс, позволяющий мальчику из Владивостока посмотреть Антониони. Это гигантский ресурс просвещения. У нас сначала запрещают, а потом говорят, что будут просвещать. 

 


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор