18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
00:18 21.11.2018

Город

27.11.2015 11:30

Приключения иностранных архитекторов в Петербурге

За последние десять лет зарубежные архитекторы построили в Петербурге пять крупных проектов, еще два на подходе. «Фонтанка» спросила экспертов, какие из этих творений украсили наш город, а что скорее можно назвать градостроительными ошибками, а также - надо ли Северной столице чаще приглашать иностранных специалистов.

Приключения иностранных архитекторов в Петербурге

Нынче Петербург, создававшийся  архитекторами из Европы, к заморским зодчим не слишком гостеприимен. Реализованные ими за последние десять лет проекты можно пересчитать по пальцам. «Фонтанка» узнала оценки экспертов в области архитектуры и урбанистики.

Новый терминал Пулково

Архитектор: Grimshaw Architects (Великобритания), Ramboll (Дания)

Сроки реализации: 2010-2013 гг.

Стоимость: 1,2 млрд евро с учетом инфраструктуры (около 48 млрд рублей по среднему курсу)

Место: Пулковское шоссе, д. 41 

Фото: Максим Змеев/ДП

Новый терминал Пулково — один из самых масштабных примеров современной архитектуры, реализованный в последние годы в нашем городе. 

Дизайнерское решение, выбранное иностранными специалистами, объединяет идеи функциональности и простоты формы. Сплошное остекление фасадов, волнообразная линия крыши отвечают новейшим архитектурным тенденциям.

Интерьеры выполнены в урбанистическом стиле. Но здесь не обошлось без скандала. Внутреннее пространство украсили скульптурами ангелов с крыльями самолетов, купленных у галереи «Эрарта». Однако ранее, когда эти произведения демонстрировались на выставках, на крыльях были номера самолетов, которые когда-то потерпели катастрофу. Впрочем, за их установку отвечал уже оператор аэропорта «Воздушные ворота Северной столицы», а не британское бюро.

Стадион «Зенит-Арена»

Архитектор: Kisho Kurokawa architects & associates (Япония)

Сроки реализации: 2007-2016 гг.

Стоимость: 38 млрд рублей 

Место: Южная дорога, д. 25 

"Трансстрой"/Архив

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Изначально администрация Петербурга запланировала клубный стадион городского масштаба, но когда ФИФА отдала России чемпионат мира 2018 года, Смольный решил увеличить его вместимость с 40 до 68 тысяч человек. Разработка новой документации и госэкспертиза проектных решений заняли почти два года. На это время работы были фактически приостановлены.

Стадион будет сдан в эксплуатацию в мае 2016 года и станет одной из крупнейших спортивных площадок Восточной Европы и главным стадионом Санкт-Петербурга. 

Основной фишкой станут технологические решения. Например,  поле будет выкатным: в обычные дни газон будут убирать за пределы чаши, чтобы он получал необходимое количество солнечного света. Таким образом травяное покрытие будет максимально защищено от непогоды.

Но фактически от изначального проекта остался только внешний облик здания в форме чаши — внутри объект был полностью перепроектирован.

Новая сцена Мариинского театра

Архитектор: Diamond & Schmitt Architects (Канада), ВИПС (Россия)

Сроки реализации: 2003-2013 гг.

Стоимость: 22 млрд рублей

Место: улица Декабристов, д. 34

Петр Ковалев/Интерпресс

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Новая сцена Мариинского театра — один из самых спорных проектов, реализованных в нашем городе иностранными специалистами. 

Победившая в 2003 году концепция Доменика Перро, несмотря на новаторские архитектурные решения, не была реализована. 

Нынешний вид здания — плод совместного творчества петербургского  «КБ высотных и подземных сооружений» (ВИПС) и канадской Diamond & Schmitt Architects. Однако строение пришлось не по душе ни петербуржцам, ни экспертам. В Интернете его окрестили «бетонной коробкой» и «убийцей набережной Крюкова канала», а архитектурный критик Григорий Ревзин охарактеризовал его как «нечто среднее между универмагом и «Макдоналдсом».

Зато внутреннее оформление, а именно конструкция лестниц, удостоилось престижной премии Института инженеров-конструкторов Великобритании. Так, центральная овальная лестница висит на восьми подвесках, символизирующих ноты, а стеклянная лестница является одним из первых примеров использования конструктивного стекла в общественных зданиях в России, спроектированному по методу предельных состояний. 

ТРЦ «Охта Молл»

Архитектор: L Architects Ltd. (Финляндия)

Сроки реализации: 2013-2016 гг.

Стоимость: 220 млн евро (8,8 млрд рублей по среднему курсу)

Место: ул. Магнитогорская, д. 11 


Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Торговый центр, который петербуржцы увидят в августе 2016 года, будет представлять собой классический пример современной скандинавской архитектуры. Отличительной чертой станут ломаные фасады, декоративная асимметричная плитка в облицовке. 

Массивный снаружи, ТЦ воздушный и светлый внутри: архитекторы решили сделать ставку на естественное освещение, которое будет проникать через стеклянную крышу. 

Как в экстерьере, так и интерьере будет много естественных материалов — камня и дерева и минимум пластика. Зеленые насаждения украсят не только внутреннее пространство, но и фасад. «Охта Молл» будет «зеленым» не только благодаря растительности, но и за счет применения  современных энергоэффективных технологий. Проект станет вторым в России торговым центром, сертифицированным по стандарту LEED, и первым в стране, получившим золотой сертификат.

БЦ Quattro Corti 

Архитектор: Piuarch (Италия)

Сроки реализации: 2007-2010 гг.

Стоимость: 80 млн долларов (2,4 млрд рублей по среднему курсу)

Место: Почтамтская ул., д. 3-5 

Замир Усманов/Интерпресс

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Поскольку здание располагается в центре города, его создателям пришлось пойти на компромисс — сохранить исторические фасады, сосредоточив все новаторство внутри.

Само название БЦ в переводе с итальянского означает «четыре двора», именно их представляет здание. Каждый двор имеет свой цвет — золотой, зеленый, голубой и красный. По словам создателей — это цветовая гамма исторических зданий Петербурга.

Сделаны эти фасады из зеркального стекла. Расположенные под разными углами грани заставляют свет по-разному играть на них в течение дня  и создавать эффект калейдоскопа.

ЖК «Александрия»

Архитектор: Taller de Arquitectura (Испания)

Сроки реализации: 2008-2013 гг.

Стоимость: не раскрывается

Место: Новгородская улица, д. 23

Дарья Иванова/Интерпресс

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Элитный жилой комплекс «Александрия» стал первым в Петербурге проектом Taller de Arquitectura, руководимой известным испанским архитектором Рикардо Бофиллом (сейчас реализует еще два комплекса для финской «ЮИТ Санкт-Петербург»).

Внешне здание напоминает неоклассические дома 1930-1940 годов. Хотя, по мнению экспертов, фасад получился чересчур громоздким, он довольно органично вписался в сложившийся ансамбль района – домов сталинской застройки вперемешку с дореволюционной промзоной. 

А вот «начинка» комплекса самая современная – он оборудован самыми прогрессивными технологиями, например, собственной системой фильтрации воды.

БЦ «Балтийская жемчужина»

Архитектор: Pacific Studio Arсhitecture LLC (Китай)

Сроки реализации: 2006-2007 гг.

Стоимость: не раскрывается, суммарные инвестиции в весь микрорайон свыше 3 млрд долларов (около 90 млрд рублей).

Место: Петергофское шоссе, д. 47 

Фото: Пресс-служба "Балтийской Жемчужины"

Деловой центр является частью квартала «Балтийская жемчужина» — крупнейшего в Петербурге проекта комплексного освоения территории. 

Изначально китайский архитектор Хенг Ли задумал здание в форме распустившегося цветка лотоса, однако впоследствии было решено, что такое сооружение будет диссонировать как с новостройками Красносельского района, так и старой архитектурой находящихся неподалеку Стрельны и Петергофа.

В результате на месте башни был построен торговый центр «Жемчужная плаза», а деловой центр занял место одного из лепестков. Адаптированный командой английских и петербургских архитекторов проект стал напоминать неправильной формы жемчужину. Фасад, отделанный стеклом и перламутровой облицовкой, добавляет сходства. Хотя БЦ оказался не столь масштабным, как было задумано изначально, все же его нестандартный дизайн привлекает взгляд едущего смотреть на фонтаны туриста. Впрочем, не всем приходят в голову одинаковые ассоциации. Некоторые петербуржцы величают постройку не иначе как «грибом-боровиком».

Комментарии экспертов

- Почему иностранные архитекторы так мало построили в нашем городе за последнее время?

Михаил Мамошин, вице-президент Санкт-Петербургского Союза архитекторов, руководитель «Архитектурной мастерской Мамошина»:

У нашего города есть своя ментальность, свой голос. Если его пытаются услышать, то проект удается. Но в основном иностранные архитекторы приходят со своей музыкой — тем, что называется космополитический европейский мейнстрим. В итоге такие проекты сворачиваются именно потому, что город их не принимает, хотя официальное обоснование может быть самым разным. Вот, например, Эрик ван Эгерат хотел строить на Мойке дом, как строит у себя в Голландии, но для Петербурга этот прием не подошел, и проект не случился.

Олег Харченко, экс-главный архитектор Петербурга:

Мало по сравнению с чем, Москвой? Но у нас в принципе меньше масштабных проектов, где бы имело смысл проводить международный конкурс, и не так много частных заказчиков, которые были бы готовы финансировать проекты зарубежных звезд.

Но общая проблема иностранных архитекторов в том, что их концептуальные проекты надо адаптировать. Российское законодательство более жесткое в плане требований к безопасности, что само по себе не плохо. Но зарубежные архитекторы не хотят в это вникать и под это подстраиваться. Они не едут жить и работать в Россию, как делали их предшественники на заре истории нашего города, они в лучшем случае создают временную выездную команду. Чтобы адаптировать такой проект, как правило, заказчик вынужден нанимать российского архитектора, в процессе возникает конфликт с автором и заказчиком, изменяется стоимость, проект стопорится.

Артем Желтов, урбанист, эксперт группы «Конструирование будущего»:

Для меня странно, что в Петербурге мало проектов иностранных архитекторов. Вообще-то заимствовать — в традициях нашего города. Весь наш исторический центр построили зарубежные архитекторы. Да, для Европы это не были звезды первой величины, но в России-то они смогли разгуляться. Сейчас тоже не обязательно звать Заху Хадид или Нормана Фостера, можно кого-то попроще, но кто сможет дать нашему городу новое видение.

Что касается боязни нарушить единство стиля  —  это тоже странно. Петербургу всего 300 лет, это очень молодой город, ему можно и даже нужно пробовать новое.

- Какие из недавних творений иностранных архитекторов украсили, на ваш взгляд, Петербург а какие можно считать градостроительной ошибкой?

Михаил Мамошин, вице-президент Санкт-Петербургского Союза архитекторов, руководитель  «Архитектурной мастерской Мамошина»:

Удачных примеров однозначно нет. К примеру, новый терминал Пулково, на первый взгляд, кажется цивилизованным решением, но его архитекторы взяли за основу уже ранее реализованный проект и только немного доработали его. Уверен, наш город заслуживает большего. Он не настолько метакультурен. 

Другой пример – бизнес-центр Quattro Corti — на грани дозволенного для центра города, на мой взгляд. Модернистические стеклянные фасады установлены во дворах, большого вреда семантике города они не нанесли, но внутриквартальное возвышение  строения нарушает градостроительный код центра.

Проекты с привлечением иностранных архитекторов в современном жилом строительстве — чистый PR-ход. Уверен, петербургские архитекторы могли бы справиться лучше и сделать интереснее.

Олег Харченко, экс-главный архитектор Петербурга:

Новое здание аэропорта вполне достойное. Оно находится за пределами города — здесь современная архитектура, адептами которой являются зарубежные мастера, уместна. То же относится к новым кварталам – это пространство для стилистической свободы, здесь такие проекты как «Балтийская жемчужина» вполне кстати.

В центре города можно упомянуть «Александрию» Бофилла. Здание крупновато, но большого диссонанса не вызовет.

Новую сцену Мариинского театра и «Зенит-Арену» сложно оценивать — там, по различным причинам, мало что осталось от изначальных проектов.

Артем Желтов, урбанист, эксперт группы «Конструирование будущего»:

Мне нравится новый терминал Пулково. Это прекрасный аэропорт, как с точки зрения внешнего вида, так и удобства. Пожалуй, это лучший аэропорт в России. И не во всех городах Европы такой есть.

Вот новая сцена Мариинского театра — не самый удачный пример. Но это не значит, что надо объявлять бойкот современной архитектуре и зарубежным специалистам. У нас в принципе мало опыта работы с ними. Чтобы что-то получилось, надо тренироваться, но, может быть, лучше не с центра города начинать.

- Нужно ли нам чаще привлекать зарубежных архитекторов?

Михаил Мамошин, вице-президент Санкт-Петербургского Союза архитекторов, руководитель  «Архитектурной мастерской Мамошина»:

Я не против зарубежных архитекторов, если они будут учитывать контекст, в котором творят. Парадигма центра нашего города сложилась перед Первой мировой войной. Но и за пределами центра есть районы в стиле 30-40-х годов, есть 60-70-х, у них свой контекст, детерминированный Петербургом, который тоже не следует разрушать. Современная архитектура возможна в совсем новых районах, но даже там все равно дух Петербурга должен быть.

Олег Харченко, экс-главный архитектор Петербурга:

Я думаю, что наши архитекторы уже не уступают западным в технологической вооруженности, профессионализме, в творческом уровне, и при этом лучше знают нормы и заточены под реализацию проекта. Поэтому привлекать иностранцев стоит там, где может сработать наличие у них большего профессионального опыта, сформированного рыночным бытием.

Или, как вариант, делать совместный проект. Но тут важно четко понимать: архитектурные звезды первой величины неохотно взаимодействуют с местными коллегами, просто не хотят делиться завоеванной славой; легче находить общий язык с незвездными мастерами, с ними работать проще, а результат может оказаться не хуже.

Артем Желтов, урбанист, эксперт группы «Конструирование будущего»:

Я считаю, что качественная современная архитектура городу необходима, а будут ее строить наши архитекторы или зарубежные – не принципиально. Но то, что происходит сейчас — это проедание культурного наследия. В последние годы не было построено ничего значительного, чем можно гордиться. Если не строить ничего нового, а только сохранять и копировать старое, город превратится в музей – ходить в тапочках и не дышать. Мы сохраним очарование старины, но тут не будет новой деятельности, новых смыслов. Молодежь будет уезжать, а население стареть и сокращаться. Европейские столицы уже столкнулись с такой проблемой и борются с ней и ищут новое. Не у всех получается удачно, но мы можем изучить опыт и перенять лучшее.

Галина Бояркова, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор