Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

17:42 21.07.2019

Кому объявила войну Россия

Сирийская ситуация снова стала горячей темой в мировых новостях. Лежащая в руинах страна после четырех лет гражданской войны, загадочное ИГ, о котором обязательно нужно говорить, что оно запрещено в РФ, рапорты по ТВ об уничтожении ежедневно десятков командных пунктов – все это порождает у обывателя смутную тревогу. В России сирийская тема упакована в непроницаемую оболочку пропаганды – так, что даже заинтересованному человеку непросто понять и оценить, что там реально творится.

Кому объявила войну Россия

Trend/Андрей Фёдоров/ДП

Предлагаем читателю серию заметок о том, куда же пришла воевать Россия и станет ли эта война «новым Афганистаном».

(Примечание от редакции: ИГИЛ, "Исламское государство", ИГ – террористическая организация, запрещенная в России.)

Россия пришла в Сирию воевать против "Исламского государства" (ИГ), о котором можно говорить только то, что оно запрещено и является террористическим. ИГ – это первое в новейшей истории образование, которое бравирует террором и казнями, при этом обладая территорией, инфраструктурой, бизнесом, куда нельзя попасть журналисту и откуда нельзя передать новости.

Пожалуй, такого фантома в новейшей истории не существовало.

Реклама

Даже в отношении Усамы бин Ладена, объявленного террористом номер один: сначала мировые телеканалы транслировали его пространные интервью, а спустя годы показывали трогательные видеокадры, как его тело хоронят в белом саване в водах Мирового океана.

Трудности с описанием ИГ имеются не только у журналистов, но и у ученых, исследователей, экспертов.

У талибов, например, до объявления им войны со стороны США 11 сентября 2001 года квартировали все международные агентства. Посещают их журналисты и сейчас.

Со всеми повстанцами в Сирии, включая "Джабхат ан Нусру", которая, вообще-то, относится к "Аль Каиде", журналисты связываются без особых проблем, не считая бомб с неба.

ИГ же отрезано от СМИ.

Сначала они отрезали от СМИ себя сами – резали головы журналистам как шпионам.  Причем они убивали журналистов, которые, вообще-то, с сочувствием относились к повстанцам.

А затем ИГ от СМИ отрезали правительства – США объявили, что пребывание в ИГ журналистов приравнивается к преступлению.

Реклама


Я спрашивала многих экспертов, на основании каких данных они строят свои концепции. В ответ получала молчание в лучшем случае, а в худшем – обвинение, что я работаю на ФСБ, интересуясь, контактируют ли они с "игишами".

За все время в ИГ добровольно зашли и благополучно вышли два (вдумайтесь!) корреспондента – немец и японец. Оба были 10 дней, оба говорят «ужас-ужас», но «все сложнее, чем вы думаете».

Японец, правда, был у "игишей" два года назад, до их «всемирной славы», и до их ссоры с "Джабхат ан Нусра", и до того, как они развязали войну с антиасадовскими повстанцами.

На странице немецкого журналиста Юргена Тоденхофена можно найти его фильм про ИГ на немецком языке. Все прочие видео на английском и русском из сетей изъяты.

Есть его интервью российскому ТВ – оно примечательно тем, что сделано за год до вступления России в сирийскую войну. Поэтому там Тоденхофен вместе с журналистом рассуждает об ошибках США, которые бомбят ИГ, а убивают мирных жителей, чем только усиливают эту структуру.

Уравнение со многими неизвестными

ИГ, или ИГИЛ, или ИГИШ, – так именуется это образование.

На английском тоже нет единообразия – IS, ISIL, ISIS.

На арабском эта аббревиатура называется "Даеш". Арабские СМИ предпочитают называть их "Давля" (или "Дауля"), то есть просто государство. Точно так они именуют себя сами.

Оно захватило ряд поселков и городов в Ираке и Сирии в июне 2014 года и провозгласило халифат с халифом во главе.

До того времени они были небольшой группой в рамках "Аль Каиды" в Ираке.

В Сирии они оказались успешны – отхватили две трети страны (большей частью это просто пустыня, но на картах выглядит устрашающе гигантски) и ударили в спину повстанцам, которые к тому времени сильно прижали режим.

До недавнего времени ИГ с Асадом не воевали. Но воевали с повстанцами, кто сражался против него.

За полтора года его существования количество стычек с Асадом едва достигло 10% от всей его боевой активности.

Парадокс заключался и в том, что ИГ, по ряду свидетельств, торговало нефтью не только с Турцией и с Ираком, но и с Асадом.

Есть много разнообразных подсчетов о том, насколько успешна эта торговля. Она эффективна настолько, что ИГ вполне могло существовать на самоокупаемости, платить своим боевикам, содержать разветвленный аппарат хозяйственников.

Вторая удивительная деталь: на территории ИГ есть мобильная связь. И когда она выходила из строя, то, как говорят, приезжали ремонтники не откуда-нибудь, но из Дамаска. Все чинили и уезжали. Никто им голов не отрезал.

В течение полутора лет с провозглашения халифата их основной фронт, и это вовсе не секрет для мировых экспертов, лежал на севере Сирии – против курдских отрядов.

Курдская тема сложная, с большими подводными камнями.

Курдские террористические группы имеют тесные контакты с американскими спецслужбами и являются весьма действенным рычагом по сдерживанию Эрдогана.

Турецкие спецслужбы перехватили и предали гласности переписку между американскими спецслужбами и курдами с просьбой несколько снизить террористическую активность на территории Турции. Правда это или утка, судить сложно. Но отношения у турецкого правительства с США достаточно сложные, учитывая и тот факт, что Турция неоднократно просила США не убирать систему ПРО. Однако США ее с территории Турции убрали. И произошло это как раз перед вступлением России в войну в Сирии.

Так что ИГ, воевавшее против курдов, было выгодно Турции.

Об этом не стоит забывать, когда вы читаете пространные рассуждения о том, что Турция и США, как члены НАТО, имеют одни и те же интересы.

Курдский фактор – фактор давления на Турцию. Американцы, Израиль и Россия давно и прочно завязаны на боевые курдские группы. А ИГ тут как раз весьма кстати пригодилось Турции.

Пятизвездочный джихад

Для обывателя халифат и халиф – что-то из области сказок «Тысячи и одной ночи». Для мусульман – мечта о справедливом мироустройстве. С точки зрения мусульманина, халифат прекратил свое существование всего 90 лет назад, с падением Османской империи.

Однако подавляющее большинство мусульман не приемлет ИГ и считает, что их халифат, их халиф, их ислам не имеет отношения к исламу вообще.

Поэтому, когда в прессе употребляют слова «Исламское государство» или "халифат" в описании ИГ, да еще с оскорбительными эпитетами, для мусульман это звучит как оскорбление религии, пророка Мухаммеда и самих основ веры.

На английском языке ИГ называют ISIS. Так звучит имя египетской богини Изиды, что несет дополнительный издевательский характер – получается, что слово «исламский» сопрягается в умах англоязычной публики с языческим божеством.

Большинство действительно авторитетных среди мусульман ученых различных направлений выступило против ИГ. Но это не значит, что они безоговорочно поддерживают бомбардировки не мусульман против них – западные или российские.

ИГ, в свою очередь, отрицает все движения, партии, сообщества, группы и формы. Абсолютно всех они объявили отступниками – от "Аль Каиды" до талибов, ХАМАС, «Братьев-мусульман», "Хизб-ут Тахрир" (которые тоже за халифат, но без войны).

С "Хизб-ут Тахрир" вообще все не просто. По иронии судьбы, в «халифате ИГ» запрещена и приговорена к смерти организация, которая 62 года борется за мирное воссоздание халифата ("Хизб-ут Тахрир" запрещена в России также). Произошло это после того, как группа хизбов проникла в ИГ и по своему обыкновению призвала "игишей" к истинному халифату. Хизбов казнили, "Хизб-ут Тахрир" запретили.

Адепты ИГ, тем не менее, есть, этот отряд гигантский и разнородный.

Известно, что с ИГ сотрудничала «Армия Нахшбанда», объединение суффийских моджахедов и группы бывших баасистов из Ирака, профессиональные военные, которым не нашлось места в новой конструкции власти в Ираке, а также те, кто дезертировал из сирийской армии.

Считается, что в мире существует и действует разветвленная сеть вербовщиков. Этим можно, конечно, пугать обывателя.

Но дело обстоит несколько иначе.

Чем больше стран включается в бомбардировки Сирии, тем больше глухой протест. Сирия – не далекий Афганистан с суровыми горцами. Сирия – сердце исламского мира, которое терзают все.

Чем моложе люди, тем проще им дается выбор.

Могу сказать, что когда разговариваешь с сирийскими беженцами, то расклад всякий раз примерно такой. Из десяти человек два-три, кто постарше, – за Свободную сирийскую армию, два-три, кто помоложе, – за повстанцев всех видов и направлений. Всегда найдется один человек, кто попытается сказать, что русские молодцы (правда, это было до вступления России в войну). И, как правило, кто-нибудь выскажется, что пусть хоть кто угодно все это прекратит.

Но большинство детей и подростков непременно выскажут свое «за» по поводу ИГ.

В ИГ принимают всех – необстрелянных юнцов, боевиков с опытом, генералов и полковников армий, баасистов, криминалитет.

В ИГ прямо-таки ждут всех – пекарей, инженеров, врачей, учителей, нефтяников, ювелиров, детей и стариков, мужчин и женщин. А не только воинов джихада, как прочие партизанские отряды.

Реальность, увиденная глазами человека, который там побывал и смог выйти, – сильно отличается. Существует письмо одного из бывших бойцов ИГ, которое широко разошлось в соцсетях не только потому, что там заданы вопросы, над которыми задумываются прежде всего мусульмане, не только потому, что оно может стать своего рода контрпропагандой, но и потому, что сами мусульмане в большинстве своем ИГ не приемлют, а никаких инструментов и возможностей говорить об этом в СМИ у них нет.

Но у ИГ есть в рукавах много козырей. И чем больше бомб падает на них, тем ловчее эти козыри предъявлять в игре, где шулеры – похоже, что все участники. Кроме несчастного сирийского народа.

У ИГ налажена пропаганда так, как ни у одного современного явления, – на уровне лучших образцов британского кинодела. Пожалуй, по степени эмоционального воздействия с их роликами может соперничать разве что реклама «Макдоналдса», «Бенетона», Джеймса Бонда и «Мальборо».

Как и всякая реклама, пропаганда ИГ незамысловата.

Они не зачитывают длинные фетвы, не ссылаются на Коран, не дают обоснований. Они просто штампуют ролики с черными флагами и лихими победителями в черных масках на "отжатых" танках и «Тойотах».

Они не адресуются к правозащитникам, не показывают дымящихся развалин, трупов детей и печальных похорон бойцов джихада.

Они вообще не особо говорят о справедливости и не взывают к ней.

ИГ сделало своей главной фишкой насилие. И нисколько этого не стесняется.

Их образы не взывают к сочувствию, только к слепому приятию.

У них нет жертв – только победы.

Заметьте, что все повстанцы публикуют кадры и фото после бомбардировок. ИГ предпочитает оставаться в образе неуязвимого: да, бомбили, не убили никого. Или: да, убили 20 гражданских и одного нашего.

Их халиф в их имиджевой системе неуязвим, даже когда он ранен. В их системе координат, если его убьют, то на его месте встанет другой, столь же неуязвимый. И никаких рыданий.

При этом ИГ позаботилось об атрибутике государственности, столь важной для современных людей.

У них шариатские суды – и эти суды в прямом эфире рубят головы. И они нисколько этого не стесняются.

У них есть подобие местного  самоуправления – тоже больше похожего на услуги палача, зато как бы без коррупции и бюрократизма.

У них есть налоги: не платишь – смерть.

Они рекламируют время от времени свою налаженную медицину, золотой динар и образование – все по нормам ислама, правда, так, как они понимают ислам.

Они не обещают града Китежа. Они обещают, что все будет крайне жестко.

Куришь, пьешь, воруешь – получаешь палки, остаешься без руки. Прелюбодействуешь, склонен к содомии – тебя сбросят с крыши или забьют.

Рабы и рабыни дозволены.

Но главное – это образ мужчин в черном на джипах с черными флагами.

ИГ приглашает мужчин, задавленных ролью беженцев, эмигрантов, безработных, подсобных рабочих, торговцев, поденщиков, объектов облав в мечетях, объектов насмешек в СМИ, объектов расправ неонацистов. Приглашают и обещают им победу или смерть – все вполне по-честному в рамках этой системы координат.

Казней, правда, было так много, что, говорят, сам аль Багдади приказал поубавить пыл.

Сколько там реально беглецов из России, да и из других стран – сказать трудно.

По данным ФСБ – 2,5 тысячи россиян. По сирийским данным – в десять раз больше.  Похоже, что российский сегмент – самый большой после сирийцев и иракцев.

Вот этому загадочному и безжалостному образованию объявила войну Россия, когда начала бомбардировки 30 сентября 2015 года.

Надежда Кеворкова, специально для "Фонтанки.ру"

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор