18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
01:28 10.12.2018

Агенты гласности

Фонд защиты гласности, возглавляемый сыном поэта Константина Симонова, внесли в реестр иностранных агентов. В вину защитникам свободы СМИ вменяют выступление Акунина и оценку деятельности региональных чиновников.

Агенты гласности

Михаил Спицын/ДП/Архив/

Внеплановую проверку Фонда защиты гласности, существующего в стране более 20 лет, сотрудники Министерства юстиции провели в начале ноября, а уже 19-го – объявили о внесении организации в реестр иностранных агентов. Как рассказал «Фонтанке» руководитель службы мониторинга Борис Тимошенко, один из трех сотрудников, проверявших НКО, за это время успел уволиться, оставив, впрочем, свою фамилию на ведомости о проверке.

Инициатор интереса Минюста, которому показалось, что организация занимается политической деятельностью, остался неназванным. «Кто донес? Как донес? Скорей всего, этот донос был придуман», – считает президент Фонда Алексей Симонов. По его утверждению, сама проверка проходила «цивилизованно», только вот возражения организации «положили в сортир».

Претензии у Министерства юстиции возникли к Фонду защиты гласности по нескольким моментам. Один из них касается июля 2014 года. Тогда в дайджесте нарушений свободы слова, который ведет организация еженедельно, было упомянуто два случая. Первый касался Омска, где журналистов пригласили на заседание областного правительства, но пустили только на ту его часть, в рамках которой был оглашен список лучших экспортеров региона, а затем местный министр экономики попросил прессу удалиться.

В дайджесте собственный корреспондент фонда в Сибирском федеральном округе отмечает, что в речи чиновник заявил об открытости власти к обществу. «То есть, по мнению А. Третьякова, интересовать омичей могут только фамилии людей, которые получили дипломы как «лучшие экспортеры» – ради оглашения этих фамилий журналисты и были приглашены», – рассуждает в дайджесте корреспондент. А также делает вывод: «Журналисты ушли, чтобы избежать скандала. А он бы пошел на пользу чиновнику, явно превысившему свои полномочия, да не помешал бы и обществу, которое так и не узнает, какие гостайны в течение часа обсуждали с его слугой предприниматели-экспортеры, когда за приглашенной прессой закрылась дверь». Как посчитали в Министерстве юстиции, именно оценка действий министра экономики Омска и есть пример политической деятельности. «Это значит, что о министрах как о покойниках — или хорошо, или ничего? Хотя хорошо — это тоже оценка. Значит, о министрах нельзя никак», – говорят в фонде.

Другой, не устроивший федеральных чиновников пассаж, касается информации о работе журналистов в Ставропольском крае. Речь шла о корреспондентах краевой «Открытой газеты», которым не разрешили без аккредитации общаться с беженцами с Украины. «Сами беженцы охотно идут на контакт, не скрывают свои имена, рассказывают о пережитом, о своих планах, знакомят с детьми, благодарят жителей и руководство города за заботу. Разница между их рассказами и тем, что изо дня в день показывают отфильтрованные телеканалы, объясняет суть запретов: власть наша очень боится, что беженцы могут рассказать о войне что-то такое, что пойдет вразрез с нашей государственной версией», – анализирует ситуацию собственный корреспондент фонда в Северо-Кавказском федеральном округе. Именно это объяснение также было названо оценкой деятельности государственной власти, а значит, по мнению Минюста, политикой.

Третий названный чиновниками факт политической деятельности сотрудники фонда и вовсе не берутся объяснять с позиции логики. Минюсту не понравилось то, что на сайте их партнеров, Фонда 19/29 Григория Пасько (также внесенного в список иностранных агентов), была опубликована видеозапись выступления в МГУ Бориса Акунина, где тот критиковал действия руководства страны. Вместе Фондом Пасько Фонд защиты гласности организует проект «Школа блогеров-расследователей», где действительно выступали и Борис Акунин, и Рустем Адагамов. Однако данное выступление, по словам Тимошенко, к проекту отношения не имело: «Это была встреча с Акуниным в МГУ».

Согласно законодательству, для получения звания иностранного агента недостаточно только заниматься политикой, нужно иметь еще и иностранное финансирование. Оно у фонда было, о чем сотрудники говорят открыто. «Мы получали гранты Норвежского Хельсинкского комитета, потому что с отечественными у нас не получилось. Еще в 1990-е мы получили грант в России, а когда зашла речь про второй транш, нам намекнули на откат. Тем не менее мы каждый год подаем какие-то заявки на президентский грант, но ни разу так его и не получали», – объяснил Борис Тимошенко.

Кандидатом в иностранные агенты фонд стал в знаковый для него период. Президент организации Алексей Симонов, сын Константина Симонова, готовится праздновать юбилей отца — 28 ноября поэту исполнилось бы 100 лет. На действия Минюста сын литератора отреагировал односложно: «Больно». «Обидно, что так подгадали», -добавил помощник Симонова Тимошенко. Впрочем, последний подчеркивает, что пока организация имеет лишь статус кандидата в инагенты, впереди суд, где это звание НКО обжалует: «Что мы будем делать? Наверное, бороться, но толку, что мы дойдем до Страсбурга? В любом случае будем также работать».

Отметим, что Фонд защиты гласности образован 6 июня 1991 года решением пленума Конфедерации Союзов кинематографистов СССР, среди его первых учредителей – Егор Яковлев, Игорь Голембиовский, Владимир Молчанов, Элем Климов, Марк Розовский, Алексей Герман. Сейчас учредители фондом почти не занимаются, лишь входят в попечительский совет. Идея защищать журналистов возникла после того, как в Литовской ССР уволили журналистов, раскритиковавших вильнюсские власти. С этого времени представители фонда стали вести мониторинг происходящего в мире медиа. «Сначала просто выпускали по итогам обзоров книжечку, потом ее стало мало. Содержимое не лезло ни в какие ворота — стали его публиковать в электронном виде», – рассказал Тимошенко. По его словам, отчетами общества пользовались и Роскомнадзор, и «Репортеры без границ», составляющие рейтинг свободы слова в мире. Помимо прочего, НКО занимается образованием — из организации вышли первые медиаюристы. И соответственно, защитой журналистов в судах, когда речь идет об их профессиональной деятельности.

На вопрос, почему Фонд защиты гласности, по его мнению, внесли в реестр иностранных агентов, Алексей Симонов предположил: «За компанию. Там уже есть Московская Хельсинкская группа, "Мемориал". Мы образовались в то же время. Чтобы нам, им или кому-нибудь наверху не было скучно».

В «компании иностранных агентов» однозначно отнеслись к появлению нового «попутчика».

«Давно пора было это сделать. Я считаю, что статус иностранного агента — это своеобразный знак качества в правозащитной среде, – уверен глава Фонда свободы информации, а ныне «Команды-29» Иван Павлов. – Мы больше не работаем в качестве НКО, у нас нет юридического лица. Делаем важное дело, но не присылаем никуда отчетностей, финансирование идет из средств, полученных за мою адвокатскою работу».

«Они наши родители, учредители. Именно с подачи Алексея Симонова мы появились. Теперь говорят, что наша компания пополнилась уважаемым фондом. Мы возмущены», – заявил глава воронежского Центра защиты прав СМИ Галина Арапова.

По ее словам, исходя из существующих судебных практик, понятно: политической деятельностью может быть все, что угодно (даже выступление против пыток), главное — иностранное финансирование. «Хочется, чтобы это закончилось, и не закрытием организаций. Это уже выглядит нелепо, и никому не на пользу. Они хотят зажать в угол все организации. Говорят: «Вы действуете в интересах зарубежных источников». Они просто поверить не могут, что можно на разные источники финансирования делать что-то полезное для этой страны. Их ослепила пропаганда патриотизма».

Ксения Клочкова, «Фонтанка.ру»

Справка:

Закон об иностранных агентах был принят в 2012 году. Условием получения НКО данного статуса является наличие иностранного финансирования и политическая деятельность, при этом закон не распространяется на госкорпорации и госкомпании, а также на НКО, созданные ими. Предполагается, что имеющий статус иностранного агента должен зарегистрироваться как таковые в Министерстве юстиции и указывать свой статус во всех публикациях в СМИ и в Интернете. Иностранный агент также должен чаще отчитываться о своей деятельности в контролирующие органы. За недобавление в реестр иностранных агентов НКО грозит штраф.

На данный момент в реестре Минюста значится 103 организации.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор