Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

09:46 20.10.2019

Судья КС выступил с особым мнением о тайне следствия

Российские правоохранители не должны иметь привилегий по сравнению c адвокатами, разглашая данные предварительного расследования. А защитников нельзя наказывать за такой проступок, если не доказано, что это точно повредило расследованию уголовного дела.

С таким мнением выступил судья Конституционного суда Константин Арановский. В нем он прокомментировал позицию коллег по резонансному вопросу о «тайне следствия».

Напомним, с двумя определениями на эту тему КС выступил несколько дней назад. В них судьи фактически разрешили наказывать адвокатов за разглашение секретов о следственных действиях. Одним из заявителей был хакасский юрист Владимир Дворяк – его осудили за то, что он показал журналистам видеозаписи допросов свидетелей. Другой автор жалобы в КС – адвокат Дмитрий Динзе. Он представлял интересы обвиненного в терроризме украинского режиссера Олега Сенцова. Из-за тайны следствия Динзе не удалось составить жалобу в Европейский суд по правам человека.

Оба заявителя настаивали, что российский Уголовно-процессуальный кодекс ограничивает их права, и его надо признать неконституционным. Однако КС с ними не согласился, отметив, что «необоснованное предание огласке данных предварительного расследования может… создать условия для уничтожения доказательств подозреваемым или обвиняемым, позволить им скрыться от следствия и суда».


Константин Арановский занимает более взвешенную позицию.

"Если бы тайна следствия была сплошной, безусловной и не знала никаких правомерных изъятий, то не только защитники, но и само следствие оставались бы под общим запретом сообщать кому бы то ни было, в том числе публично, любые сведения по уголовному делу. Между тем время от времени сама сторона обвинения оглашает данные предварительного расследования, в том числе в средствах массовой информации, – пишет судья. – Так бывает, когда органы следствия или их пресс-службы, «жертвуя» тайной, распространяют эффектные сообщения о происшествиях, о возбуждении уголовного дела, об его участниках и даже о доказательствах, особенно об изъятых ценностях, тем самым заблаговременно обличая злодеяния и злодеев".

Судья полагает: запрещать адвокатам упоминать эти же сведения, комментировать их, опровергать «было бы сомнительно». В данные предварительного расследования входит информация о самом преступлении и подозреваемом, добавляет Арановский. Если от адвоката потребуют молчать и об этом, то ему придется «скрывать даже то, что у него есть подзащитный, как и факт его уголовного преследования».

Защитников можно привлекать к уголовной ответственности, только если доказано, что разглашение данных предварительного следствия нанесло вред, заключает судья.

 

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор