Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

19:14 15.10.2019

Особое мнение / Анатолий Несмиян

все авторы
14.11.2015 16:05

Парижские уроки

Теракт (а точнее, серия террористических атак) в Париже еще только начал расследоваться, масса неясных моментов и вопросов, поэтому логичнее рассмотреть его с точки зрения очевидных обстоятельств.

Первое. Уже понятно, что первоначальный замысел боевиков — максимизация числа жертв. Поэтому были выбраны наиболее многолюдные вечером в пятницу места скопления людей: кафе, стадион и концерт рок-группы. Никаких заложников, никаких требований, только массовое истребление всех вокруг.

Замысел, скажем прямо, не удался. На стадион не удалось проникнуть (по каким причинам — пока неясно), поэтому взрывались смертники снаружи. Погибших было на порядки меньше, чем если бы это произошло на матче: буквально три человека. Для такого огромного помещения, как концертный зал, был выбран не самый эффективный способ истребления людей — расстрел. При более грамотном подходе жертв могло быть в 5-10 раз больше, особенно если учесть, что речь идет о закрытом помещении. Наиболее эффективно террористы сработали в кафе и ресторанах, выжав из них максимум возможного.

В общем, планирование и исполнение оказались не на высоте, французам, прямо скажем, просто повезло. При профессиональном подходе жертв было бы на порядок больше. Неудивительно: кто бы ни планировал теракт, исполнителями были очень молодые люди 20-25 лет, явно под воздействием наркотиков.

Второе. При всех очевидных промахах исполнения качество планирования теракта по сравнению с атакой на «Шарли Эбдо» существенно возросло. Перемещение боевиков по городу на транспортных средствах — мотороллерах — сразу поставило в тупик спецслужбы и полицию. Блокировать боевиков удалось только в концертном зале, поэтому вопрос: исчерпывается ли список террористов убитыми восемью боевиками — остается открытым.

Третье. Говорить о провале спецслужб при проведении такого теракта бессмысленно: современные мегаполисы критически уязвимы против таких атак. Каждый мегаполис имеет свои проблемные стороны: к примеру, в Санкт-Петербурге это разветвленная сеть каналов, мостов и островов, в Москве — необъятные подземные коммуникации, точной карты которых не существует. Однако их объединяет одно: невозможность проконтролировать такое огромное число людей. Это и есть слабое место любого мегаполиса — люди.

Сугубо диалектически это же слабое место может стать сильным и ликвидировать (или минимизировать) критические проблемы крупных городов против террористических атак. Много людей? Так это же хорошо. Из них можно и нужно создать сплошную и тотальную систему гражданской самообороны, вооружить ее, подчинить властям и координировать общие усилия в случае чрезвычайной ситуации, когда власти физически не успевают реагировать на неё.

Кто больше самих людей заинтересован в своей безопасности? Да никто.

Гражданская самооборона способна в короткие сроки перекрыть весь город, информировать власти о любых подозрительных перемещениях и отражать атаки боевиков, сдерживая их до прибытия силовых подразделений.

Для нас, для России, это предельно актуально: уже распространяются боевые нашиды под логотипом "Исламского государства" (террористическая организация, запрещенная в РФ. – Прим. ред.), в которых рефреном звучит угроза на русском языке: «Скоро, очень скоро...» Очевидно, что никакие спецслужбы не способны ни предотвратить, ни ликвидировать такого рода атаки в кратчайшие сроки. Если восемь-десять боевиков сумели обрушить безопасность двухмиллионного (а в пределах всей агломерации — десятимиллионного) Парижа, то можно себе только представить, что способно натворить вдесятеро большее количество террористов, которые точно так же будут заинтересованы только в терроре, и больше ни в чем.

Нужно извлекать уроки из чужого (да и своего) опыта. Пока есть время. Когда его не будет, тогда станет поздно.

Анатолий Несмиян