Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

05:30 16.09.2019

Дело ЮКОСа умрет

Россия не будет исполнять решение по делу ЮКОСа, пока не состоится реформа ЕСПЧ. Есть вариант, как обойти выплаты в почти 2 миллиарда евро с помощью Конституционного суда.

Дело ЮКОСа умрет

Александр Коряков/Коммерсантъ

Утром 22 октября в Конституционном суде смешивались русская, английская, французская речь и приятно позвякивали чашки со свежезаваренным кофе. Чиновники и эксперты из десятка стран собрались здесь, чтобы понять, как исполнять решения Европейского суда.

Для России этот вопрос – мягко говоря, немаловажный. В первый раз «черная кошка» между нашей страной и Страсбургом пробежала в 2010 году, когда ЕСПЧ вынес постановление по делу военнослужащего Константина Маркина. Минобороны и Конституционный суд не дали ему отпуск по уходу за ребенком, а европейские судьи раскритиковали такое решение за «гендерное неравноправие». Позже число конфликтов росло, как снежный ком. В результате в 2015 году Конституционный суд принял резонансное постановление, где позволил президенту и правительству обходить любые неудобные решения Страсбурга с помощью КС.

Победа над ЮКОСом

Первым прецедентом, когда российская власть воспользуется новым механизмом, может стать дело ЮКОСа. Об этом журналистам в кулуарах форума заявил министр юстиции Александр Коновалов.

Реклама

– В целом, я думаю, что без этого не обойтись, – отметил чиновник.

Впрочем, уточнить, кто конкретно направит такое обращение, Коновалов не смог. Он предположил, что это сделает «Верховный суд», чего постановление Конституционного суда вообще-то не предусматривает. Не стал Коновалов комментировать и сроки, когда документ будет отправлен в КС.

– Это детали, они могут выглядеть по-разному в разных вариантах, – считает политик.

Вокруг дела ЮКОСа в Минюсте ведется внутриведомственная дискуссия, подтвердил уполномоченный России при Европейском суде по правам человека Георгий Матюшкин.

Напомним, Европейский суд в 2014 году присудил акционерам нефтяной компании компенсацию в 1,86 миллиарда евро. Страсбург говорил о процессуальных нарушениях, допущенных во время разбирательств по делу ЮКОСа в России.

– С чего вы взяли, что мы проиграли это дело? – ответил Матюшкин на вопрос журналистов. – Требование было на 98 миллиардов евро, а суд принял решил взыскать меньше 2 миллиардов. И это решение мы до сих пор не исполнили, потому что оно противоречит двум вступившим в силу постановлениям Конституционного суда.

Реформа для Страсбурга

Реклама


Чтобы конфликтов, подобных делу ЮКОСа, больше не возникало, Россия будет настаивать на реформе Страсбургского суда, сообщил Матюшкин. Она уже подготовила пакет предложений, которые защищает в рабочих группах по реформе ЕСПЧ.

Нужно изменить регламент Страсбургского суда – так, чтобы его формировали не судьи, а заинтересованные государства, полагает Матюшкин.

– ЕСПЧ – единственный суд, который работает на основе регламента, утвержденного судьями. Регламенты всех остальных международных судов утверждены сторонами соответствующих международных договоров. Одно из наших предложений заключается в том, чтобы создать полноценный регламент, который был бы принят всеми сторонами, – подчеркнул чиновник.

С еще более революционным заявлением выступил доцент СПбГУ Андрей Бушев. Он учился в ЛГУ одновременно с премьер-министром Дмитрием Медведевым, а в 2011 году представлял Россию в ЕСПЧ по делу ЮКОСа. С точки зрения Бушева, в практику Страсбурга нужно внедрить принципы, которые применяет Люксембургский суд – высший суд Европейского союза.

– В случае предполагаемого противоречия между постановлением национального конституционного и Люксембургского суда последний должен самостоятельно обращаться в КС за консультациями. Почему бы Страсбургскому суду не взять на вооружение этот любопытный механизм? Прежде, чем принимать рискованное решение, может быть, имеет смысл спросить у КС его мнение, – отметил Бушев.

«Дальтонизм» судей

Остальные выступления российской официальной стороны сводились к уже известному тезису – «Россия очень уважает Европейскую конвенцию, но Конституция нам дороже».

Председатель КС Валерий Зорькин традиционно философствовал об отношениях России и Запада.

– Наши контакты со Страсбургским судом начались в 1990-е годы, когда мы все были глубоко проникнуты романтической идеей – создать единое европейское пространство от Лиссабона до Владивостока. Потом романтизм прошел… Просто потому, что мы повзрослели, – заключал Зорькин.

Судья КС Николай Бондарь с цифрами в руках доказывал, что в «41% постановлений КС содержатся ссылки на ЕСПЧ». Но в то же время упрекал страсбургских судей за «политический активизм», который сравнивал с «дальтонизмом».

– Чтобы красное отличать от зеленого, надо быть уверенным, что дальтонизмом никто не болеет. И что есть рецепт от дальтонизма, особенно политического.

Александр Коновалов заявил о «давлении штампов, стереотипов в отношении России». Оно имело место еще «до активизации так называемой санкционной политики Европейского союза», считает министр.

– Мы всегда ощущали, что есть попытка разделять правовые системы на системы разного сорта. Если административное решение вынесено в России – то оно заведомо коррумпированное, если судебное – то некачественное. Давайте не сдвигать юридической логики в сторону политики, – призывал министр.

«Давайте жить дружно»

Ответить ему, по сути, было некому. Один из главных героев совещания – генеральный секретарь Совета Европы Тубьёрн Ягланд – в Петербург приедет только 23 октября. Новый председатель ЕСПЧ Гвидо Раймонди отменил визит в Россию, сославшись на «долгосрочные договоренности».

Единственный крупный европейский чиновник, присутствующий в здании Сената – глава генеральной дирекции по правам человека и верховенству права Совета Европы Филипп Буайа – предпочел устраниться от споров.

– Сложности с исполнением решением ЕСПЧ возникают не только у России. Всего в разных странах не реализуется 4-5% постановлений из-за конституционных, экономических, культурных и других трудностей. Иногда просто не хватает политической воли или недостаточно координации. Нам нужен серьезный диалог.

Только с помощью «обмена мнений», считает Буайа, можно прийти к компромиссу и по делу ЮКОСа.

Елена Кузнецова,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор