Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

15:04 16.09.2019

Спорт

21.10.2015 15:55

Александр Кашин: Если однажды не смогу содержать «Ленинградку», я уже ничего не смогу

Владелец «ЭГО-Холдинга» Александр Кашин вот уже 12 лет абсолютно добровольно вкладывает деньги в довольно затратное и не приносящее никаких материальных дивидендов дело — петербургский женский волейбол. В интервью «Фонтанке» он объяснил, зачем ему это нужно.

Александр Кашин: Если однажды не смогу содержать «Ленинградку», я уже ничего не смогу

Александр Кулебякин/ Интерпресс

Вот уже второй сезон подряд женский волейбольный клуб «Ленинградка» начал в сильнейшем дивизионе — Суперлиге. Бессменным тренером и по совместительству владельцем «Ленинградки» на протяжении 12 лет, несмотря ни на какие кризисы, остается владелец «ЭГО-Холдинга» Александр Кашин. Команда имеет предпоследний бюджет в лиге (около 100 млн рублей), при этом планы озвучиваются амбициозные — попадание в еврокубки (четверка сильнейших) и строительство собственного стадиона, который поможет в будущем зарабатывать до 80 процентов собственного бюджета.

- Многие бизнесмены в кризис сильно сократили свое участие в различных спонсорских проектах, в том числе и спортивных, или даже совсем вышли из них. Почему вы продолжаете вкладываться в «Ленинградку»?

– Потому что для меня «Ленинградка» – это не просто какой-то проект, который мы спонсируем и который является рекламным. Это моя жизнь. Для меня это больше жизнь, чем бизнес. Если в какой-то момент я не смогу содержать этот клуб, наверное, я уже ничего не смогу. Уйду на пенсию и, при хорошем развитии событий, буду мирно доживать свои дни. Моя жизнь — в волейболе. Это то, что приносит мне удовольствие, то, что мне интересно, и то, чем бы я с удовольствием занимался с утра и до вечера, если бы такая возможность была.

Александр Кулебякин/ Интерпресс

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Реклама

- Откуда такая страсть?

– У меня страсть не столько к волейболу, как таковому, а страсть в целом к спорту с детства. Во-первых, в детстве я долго сам занимался волейболом. Потом в спортклассе школы «Петришуле» №222 занялся боксом. То есть все детство и вся юность прошли в спорте. Когда появилась возможность, я в него вернулся. Просто из двух вариантов — бокс или волейбол — выбрал волейбол.

- Почему волейбол победил?

– Так сложилось. Евгений Витальевич Сивков (бывший главный тренер «Ленинградки». – Прим. ред.) тогда уговорил. А сначала мы занялись волейболом внутри холдинга — начали проводить корпоративные турниры. Не по боксу же их проводить. Ну и все. Одно за другим потянуло. Такая история.

- В марте вы говорили, что кризис не затронул ваш «Эго-Холдинг». Как обстоят дела с этим сейчас?

– Нужно разделить ситуацию на оборонную промышленность и финансовые структуры. В оборонной промышленности все хорошо. Мы активно работаем, объемы заказов у нас только растут. Мы вовремя выполняем гособоронзаказ, постоянно вводим новые разработки. Более того, кризис, я считаю, тут нам только помогает. Он подталкивает заказчиков искать варианты импортозамещения. Что касается финансовых направлений, у нас в холдинг входят две компании — страховая компания «Капитал-Полис» и банк «Александровский». «Капитал-Полис» как развивался по +10 процентов  в год, так и продолжает. Потому что у нас страховки резко не растущие, как каско, а медицинские — это самый стабильный, самый консервативный вид страхового бизнеса. Что касается банка... мы давно для себя решили, что у нас есть клиенты, которых мы давно обслуживаем, и дальше никуда не рвемся. Мы тихая спокойная гавань для них. И вот в таком же режиме мы продолжаем работать по-прежнему. Хотя понятно, что нынешнее время не самое лучшее для банковского бизнеса.

- В ходе презентации волейбольной команды вы поблагодарили спортивный комитет Петербурга за финансовую помощь. Неужели вы не способны содержать клуб без вливания бюджетных денег?

Реклама


– Ваш вопрос несколько странно звучит.

- Почему же?

– Потому же, почему «Газпром» не может сам себе построить «Зенит-Арену», а берет для этого деньги у города. По поводу меня ответ очень простой. Помощь спорткомитета составляет где-то 20 процентов от общего бюджета клуба. Но даже при этом мы не можем себе позволить полностью комплектовать команду. Я же не Ротшильд. Я и так всё, что зарабатываю, направляю в волейбол.

Александр Кулебякин/ Интерпресс

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

- Прямо всё?

– Практически. Ну, кроме того, что идет на развитие компании. То есть мое личное потребление — это волейбол. Я давно уже не строил себе никаких домов, дач и тому подобного.

- Хотел еще спросить, как вы относитесь к тому, что в России очень распространена практика финансирования профессиональных клубов за счет госкомпаний или даже напрямую из региональных бюджетов, но, как я уже понял, вы не против этого.

– Вы знаете, можно 100 раз говорить, что это неправильно, что это деньги налогоплательщиков и их никому не надо давать. Я готов с этим согласиться, если мы решим, что нам спорт в принципе не нужен. Давайте все клубы закроем, и не будет никаких проблем. Наверное, было бы более правильно закрепить каждый вид спорта за какой-нибудь отдельной отраслью — это то, что бы сделал я. Уверяю, если в отрасли есть хотя бы 100 предприятий, то никто бы не умер от того, что каждое из них выделяло бы по 100 тысяч рублей в месяц на клуб. На эти деньги вполне можно было бы уже вести содержание команды. Понятно, что это был бы не суперуровень, но тем не менее.

- Можно ли сделать так, чтобы частному бизнесу было интересно и выгодно заниматься профессиональным спортом?

– Я думаю, что только если налогооблагаемая база будет уменьшаться. Больше никаких других вариантов я не вижу.

- Два года назад у «Ленинградки» появилась собственная тренировочная база «Озеро Зеркальное». Вы говорили, что приобретали ее в крайне запущенном состоянии. Как там обстоят дела сейчас?

– Во-первых, мы там построили спорткомплекс, в котором сейчас проводились крупнейшие соревнования, такие как «Кубок Победы». Там же будет проходить полуфинал Кубка России. Там мы сделали три площадки. Сделали очень хорошую современную тренажерку, отремонтировали все номера в основном здании, построили две новые столовые, полностью оборудовали новую огромную кухню. Такой кухни нет даже в некоторых ресторанах Петербурга. Ну и территорию привели в порядок. Там сейчас все очень красиво. Саму территорию, которая до этого была в аренде, мы выкупили. 

- Как продвигается строительство собственного стадиона на пересечении Ситцевой и Стародеревенской улиц?

– Честно скажу, продвигается сложно. Мы сделали самые тяжелые, самые дорогие работы, потому что в нашем болотном городе самое сложное — это сделать фундамент. И мы его сделали — плита залита полностью. Но на этом строительство приостановилось. Мы хотели построить арену к маю следующего года и сдать. Но «Ленэнерго» нам выдало, что электричество они смогут подать к объекту только к маю 2017 года. И поэтому построим мы стадион или не построим к маю 2016-го, электричества там все равно не будет. И это не административный вопрос. Электричества там физически не будет, соответствующих мощностей там просто нет. И поэтому, если мы, несмотря на этот момент, все равно построим стадион, мы только получим большую головную боль. Поэтому сейчас мы думаем, что с этим делать. Пока решение не найдено. 

- Во сколько вам обошлись на данный момент оба этих проекта — собственная база и строительство стадиона?

– Это очень серьезные затраты. На эти деньги можно было бы несколько лет очень успешно играть в женской Суперлиге. А если их вложить в три года, то, наверное, медали были бы каждый год. Но особого ума для того, чтобы набрать сборную России, добавить к ним двух супериностранцев и выиграть медаль, не надо. Создать школу, систему, которая останется вне зависимости от моего в ней участия, — вот чего мне хочется.

- Есть ли в вашем плане развития волейбольного клуба «Ленинградка» пункт о достижении самоокупаемости, и реально ли это вообще в России?

– Ну вот этот спорткомплекс, когда он будет достроен...

- Какая у него, кстати, вместимость?

– Мы хотим сделать его на три тысячи зрителей. Но окупаемость будет не за счет билетов. Я не думаю, что в Петербурге профессиональному спортивному клубу реально прожить за счет продажи билетов. В нашем городе народ избалован зрелищами. Стремиться к самоокупаемости мы хотим за счет платных групп в залах, бассейне и т.д.

- Какой процент от общего бюджета клуба можно таким образом зарабатывать?

– Не знаю. Если все продолжит развиваться в российском волейболе, так как это развивается сейчас, когда команды рушатся одна за другой, то размеры контрактов постепенно будут уменьшаться. Таких сумасшедших сумм, какие игрокам платили 2 – 3 года назад, надеюсь, больше не будет. В этом случае мы могли бы покрывать 70 – 80 процентов от всего бюджета клуба. А если наше взаимодействие с городом продолжится, то «Ленинградка» будет жить всегда. 

- Почему ни один, даже самый успешный, российский клуб, будь то футбольный «Зенит» или хоккейный СКА, не в состоянии даже близко приблизиться к нулевому балансу без помощи крупных госкомпаний?

– Потому что изначально наш спорт заточен на совершенно другую функцию. Если вы сравниваете с Америкой, то там спорт — это бизнес. У нас спорт — это реклама здоровья нации и зрелище для любителей этого спорта. Это во-первых. Во-вторых, когда у нас был средний класс в 2000-х годах, тогда, наверное, люди еще имели возможность платить за билеты какие-то более или менее реальные деньги. На сегодняшний день, мне кажется, это достаточно сложная история. Но при желании, как мне кажется, «Зенит» (когда будет достроена арена на Крестовском острове) и футбольный «Спартак» могут быть окупаемыми при соблюдении бизнес-подходов. Что касается всех остальных клубов и особенно других видов спорта — это нереально. 

- В начале вы сказали, что между боксом и волейболом выбрали волейбол, но почему выбрали именно женский волейбол, а не более популярный мужской?

– Ну, на самом деле Вячеслав Алексеевич Платонов (легендарный тренер волейбольного клуба «Автомобилист». – Прим. ред.) приглашал меня заниматься и мужским волейболом. Но это совершенно другая финансовая составляющая. С нашим нынешним бюджетом мы бы даже близко не смогли конкурировать в мужском волейболе. Даже то, что мы в женском волейболе столько лет держим уровень, ради чего я весь выкручиваюсь и выкладываюсь, это уже большое достижение. Вообще-то, играть с нашим бюджетом в Суперлиге нереально. А в мужском мы могли бы играть где-то в середине Высшей лиги «А» (третий по силе дивизион. — Прим. ред.). Это раз. Второе — женский волейбол мне просто больше нравится. Здесь больше комбинаций, умственной борьбы, психологии.

- Вы же сами говорили, что работать с женским коллективом очень трудно в первую очередь с психологической точки зрения.

– Все верно. Наверное, психология — это одна из сильных моих сторон. Нельзя достичь успеха в бизнесе, не понимая ничего в психологии. Тем более что в бизнесе в финансовых сферах в основном работают женщины. По крайней мере, так было во времена моей молодости.

- Почему вы, будучи владельцем команды, при этом лично ее тренируете?

– Мне не интересно быть просто владельцем команды. Я владелец команды только потому, что я хочу ее тренировать. А просто быть владельцем команды — мне это вообще не нужно. Когда я возвращался в спорт, я хотел принимать активное участие непосредственно в самом спорте. У меня нет амбиций владельца. Кроме того, у меня и второе образование, полученное в Университете им. Лесгафта, соответствующее — волейбольный тренер.

- Как вы решаете вопрос со временем с учетом того, что у вас, как у успешного бизнесмена, очень плотный график?

– Я не живу. В принципе, у меня никогда рабочий день меньше 13 – 14 часов не получался. А с середины июля и по апрель, когда начинаются сборы, тренировки и матчи, я вообще живу без выходных.

- Так легко перегореть.

– Ну, судя по всему, к этому все и идет. (Смеется.)

- Президент волгоградского баскетбольного клуба «Красный Октябрь» Дмитрий Герасименко тоже принимает активное участие в играх за команду, выходя периодически на паркет в официальных матчах. Было ли у вас когда-нибудь желание выбежать на площадку и личным примером показать, как нужно играть?

– Я закончил в 31 год, выиграв первенство Петербурга по волейболу. Конечно, сейчас я не играю, но в любой момент могу выйти и выполнить пас в любую точку вообще без проблем. Иногда не могу понять, как можно тренироваться два раза в день на протяжении 20 лет и не выполнить этот элемент. Подачу я до сих пор у них выигрываю, когда я подаю, а они принимают. Единственное, где я не конкурентоспособен, — это блок. Но с моим ростом там делать нечего. (Смеется.)

- А еще Герасименко недавно отличился, устроив вместо видеообзора будущего соперника просмотр мультфильма «Космический Джэм», с разбором атакующих действий кролика Багза Банни. Какие нестандартные приемы в подготовке команды используете вы?

– Было такое, но, конечно, не перед игрой, а на сборах. В свое время я по очереди с каждым игроком погружался с аквалангами, обучал их дайвингу, скакал с ними на лошадях по горам, а в этом году мы всей командой принимали участие в мотопараде Harley Davidson. В том году мы устраивали соревнования по гребле на лодках.

- В «Ленинградке» играет ваша дочь Мария. Наверное, трудно тренировать собственного ребенка?

– Сейчас уже нет. А раньше, года 4 – 5 назад, было очень тяжело. Когда она выходила и явно была ниже уровнем по сравнению с другими девочками, отвлечься от того, что ты отец, было очень тяжело. Я очень сильно переживал из-за этого. А сейчас, когда я знаю, что в защите она лучшая не только в этой команде, а вообще по стране, то я уже не замечаю, дочь она или не дочь. Единственное, ей может достаться больше, чем остальным. Своих всегда бьют сильнее. На приеме, кстати, к ней еще остаются вопросы.

Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор