Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

10:19 20.06.2019

Как спасти доктора Асада

"Россия спасёт Ближний Восток от терроризма", - заявил в понедельник президент Сирии Башар Асад. Запад называет нашу операцию в Сирии роковой ошибкой, которая приведёт терроризм в Россию.

Как спасти доктора Асада

Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

Кто такой Башар Асад, почему против него воюет часть его страны, зачем Западу нужна его отставка, что Россия получит от военной операции в Сирии – на эти вопросы "Фонтанка" попросила ответить востоковедов.

Старший

Асады правят Сирией с 1971 года. Генерал Хафез Асад, военный лётчик, проходил стажировку в 1950-е годы в СССР. Ещё во время учёбы вступил в подпольную тогда Партию арабского социалистического возрождения – БААС. К началу 1960-х Хафез Асад стал одним из её лидеров. Потом участвовал в череде военных переворотов. После одного возглавил ПВО Сирийской арабской республики, после другого выгнал из страны основателя и лидера БААС и получил пост министра обороны, после третьего стал главой государства. При этом сверг президента, которого сам привёл к власти во время предыдущего переворота. А потом посадил его на 22 года в тюрьму. И оставался президентом, пока не умер в 2000 году. Можно представить, какая "переворотофобия" владела все 29 лет Асадом-старшим. И наверняка передалась сыну.

Режим Хафеза Асада имел характер вполне светский. Сам он представлял мусульман-алавитов, которых в Сирии было порядка 10-12 процентов. Больше 75 процентов населения составляли сунниты. Но сторону Асада занимали и адепты других религий, и образованные сунниты со светским воспитанием.



– Хафез Асад был человеком прагматичным, – рассказывает директор Центра азиатских и африканских исследований Высшей школы экономики Евгений Зеленев. – Он решал стратегические задачи: удержание власти и одновременно удержание Сирии в равновесном положении. Сирийские газеты начинались с информации о разного рода бракосочетаниях: Хафез Асад ставил задачу создать теснейший союз между правящей алавитской верхушкой и суннитским большинством. И неких результатов он добился.

Принадлежность к религиозному меньшинству была одной из проблем Асада, но он решал её успешно, хоть и не бескровно. В 1982 году он танками и бомбёжками подавил восстание суннитов в городе Хама. Погибло 20 тысяч человек.

– Я был в Хаме через два месяца после подавления восстания, – вспоминает Евгений Зеленев. – Впечатление – как от атомного взрыва, только наоборот: сначала вы едете по пыли из кирпича, потом по мелким крошкам, потом объезжаете крупные кирпичные глыбы, потом – остовы зданий, и только центр города посечён осколками, но цел. Это была настоящая битва, и Асад её выиграл.

Сейчас, когда вспоминают о той расправе, часто забывают добавить, что "оппозицией" было движение "Братья-мусульмане", состоящее из суннитов, возмущённых алавитским кланом у власти и светским режимом Асада. В 1970-е они совершили серию терактов в Сирии – взрывы зданий, убийства. После подавления восстания лидеры "Братьев-мусульман" были арестованы, остальные бежали из страны.

Младший

Башар Асад не хотел и не должен был стать президентом. В 2005 году, после четырёх лет президентства, он скажет в интервью газете "Известия": "К власти я отношусь негативно. Власть иногда приводит к пристрастию, а пристрастие пробуждает в человеке тщеславие и потерю чувства реальности".

Башар Асад – врач-офтальмолог, после окончания университета в Дамаске поехал стажироваться в Лондон. Там он встретил гражданку Великобритании сирийского происхождения Асму аль-Ахрас. Она работала банковской служащей, её отец был кардиологом, мать – на дипломатической службе. Они поженились и, судя по всему, возвращаться на Восток не планировали.

Тем временем Асад-отец готовил преемника – старшего сына. Басиль Асад с детства учился у папы управлять государством, а народ Сирии приучали любить преемника.

– Он был любимцем сирийской молодёжи, – вспоминает историк, востоковед, публицист Сергей Медведко, работавший в Сирии и знавший семейство Асадов лично.

Басиль, офицер, блестяще ездил верхом, возглавлял Компьютерную ассоциацию и публично боролся с коррупцией. В 1991 году Хафеза Асада начали называть абу-Басилем – отцом Басиля. Всё шло к аккуратной передаче власти. Но в 1994-м Басиль погиб в автокатастрофе.

– Тогда Хафез Асад вызвал Башара: "Сынок, тебе там, в Англии, хорошо, но есть понятие о долге, возвращайся", – продолжает Сергей Медведко. – И Башара начали воспитывать. Он быстро получил звание капитана, к нему был приставлен в качестве советника майор, который учил его военному делу. Я знал этого майора, он рассказывал, что Башар мог позвонить ему в два часа ночи, потому что появились какие-то вопросы: это непонятно, это противоречит тому-то. У него пытливый ум.

Хафез Асад умер в 2000 году. Башару было 34 года. Парламент быстро поменял закон, установив минимальный возраст именно 34 года вместо прежних сорока. За Башара Асада проголосовало 97 процентов сирийских избирателей. Правда, других кандидатов не было.

– По сравнению с отцом-диктатором, это абсолютно современный лидер, мыслящий европейскими категориями, – уверяет Сергей Медведко. – Он увлекается современной музыкой, прекрасно разбирается в компьютерах.

С приходом Башара Асада в Сирии начались события, которые называют "Дамасской весной".

– Он открыл дискуссионные клубы, считал, что каждый имеет право на информацию и на собственное мнение, – продолжает Сергей Медведко. – Он открыл интернет-кафе. Вернул трибуны оппозиции. Парламент стал многопартийным, туда избирались женщины.

Диссиденты расхрабрились настолько, что выпустили "Манифест-99": потребовали освобождения политзаключённых, разрешения вернуться ссыльным, отмены смертной казни, защиты свободы слова, "общественной жизни, свободной от ограничений и различных форм надзора" и так далее.

– Стало легче и с бизнесом, – добавляет научный сотрудник Института востоковедения РАН Григорий Меламедов. – Башар Асад действительно ослабил прессинг, который был при его отце. Но я бы не сказал, что он либерал. Ближний Восток либерала в европейском понимании этого слова не принял бы.

Года не прошло – и уже в 2001-м лидеров "Дамасской весны" начали сажать в тюрьмы.

– Всё вроде бы должно было развиваться в направлении всё большей демократизации страны, но это довольно быстро прекратилось, – рассказывает профессор кафедры современного Востока РГГУ Григорий Косач. – "Старая гвардия", люди его отца, не дали развиться этой ситуации. Да и сам Башар Асад, видимо, испугался возможного развития событий. Эти события уже перехлёстывали.

Реформы

В 2005 году Башар Асад начал либерализацию сирийской экономики. Главным реформатором стал руководитель сирийского Госплана, вице-премьер Абдулла Дардари. К 2011-му в страну обильно текли инвестиции с Запада. Города на глазах богатели.

Но одновременно начала нищать и вымирать деревня. Одни считают, что это было следствием безграмотности либеральных реформ. Другие видят объективную причину: в 2006 году в Сирии началась засуха, она привела к падежу скота и гибели урожая. Это продолжалось 5 лет, прежние аграрные районы превращались в пустыни. Добавила напряжённости война в Ираке, оттуда с 2003 года в Сирию шли беженцы.

Асад, помнивший историю отцовского прихода к власти на волне недовольства и переворотов, опять свернул реформы на полпути. В результате к 2011 году недовольными стали сразу все: во-первых – прогрессивное городское население, у которого отняли обещанные реформы, во-вторых – обнищавшие сельчане-сунниты, в-третьих – Запад, успевший вложить денег в сирийскую экономику.

– Недовольные в Сирии были всегда, – рассказывает доцент Департамента востоковедения и африканистики Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге Алексей Образцов. – Были религиозные группы, были недовольные земляческие кланы, которые хотели закрепления за ними территорий. Но не было "открытой форточки", в которую можно рвануться. Когда в стране комендантский час и за этим следит хорошо вооружённая армия, трудно собрать митинг.

Выступления недовольных начались в Дамаске в марте 2011-го. Тогда были арестованы 6 человек. Через 2 дня в городе Дераа группа подростков изрисовала стену граффити на тему "Асад должен уйти". Детей арестовали, и тогда на демонстрацию вышли уже их родители и знакомые родителей, 20 человек были убиты.

– Приказ применить оружие отдавал не Асад, – утверждает Сергей Медведко. – Он стал заложником своего окружения – семьи. Заложником спецслужб. В народе давно зрело недовольство молодчиками из спецслужб, которые хватали людей, отнимали бизнес, позволяли себе всё, что хотели. Народ устал от этой банды. А выступление подростков и применение к ним силы стало последней каплей.

На протесты Башар Асад отреагировал резким разворотом: через месяц после начала выступлений объявил амнистию политзаключённых, отправил в отставку правительство, отменил военное положение, действовавшее с 1963 года. Но было поздно: "форточка" открылась.

– Ситуация вышла из-под контроля, – считает Евгений Зеленев. – Демонстрации охватили крупнейшие города. В июле 2012 года во время теракта был убит министр обороны. И тогда армия начала бомбёжки города Алеппо с помощью авиации. Это стало точкой невозврата.

Гражданскую войну, которая разгоралась в стране изнутри, стали подогревать снаружи. У Сирии нашлось много "друзей", готовых вмешаться в её проблемы.

Заклятые друзья

Сориентировалась Турция, для которой главная беда – курды, мечтающие о своём Курдистане. В Сирии Асад пообещал им что-то вроде автономии, Турции это не понравилось категорически. Шиитский Иран выступил на стороне Асада против суннитов – на это среагировала Саудовская Аравия. Подключились другие монархии Персидского залива.

– Граница между Турцией и Сирией достаточно прозрачна, – объясняет Алексей Образцов. – Там находятся районы, где компактно проживают курды. Турция опасается, что поощряемый Сирией курдский сепаратизм перекинется к ней, за этим уже маячит "Великий Курдистан", чреватый потерями турецких территорий. Что до Саудовской Аравии – она находится в вечном противостоянии с шиитским Ираном, выступившим на стороне Асада, и не захотела, чтобы под боком появилась "шиитская дуга".

Евгений Зеленев считает, что Катар планировал пустить через Сирию газопровод в Турцию и дальше – в Европу. Это должно было похоронить планы России построить свою трубу к Турции. Асад мешал. Катар называют одним из основных спонсоров ИГИЛ.

Страны Запада тоже не молчали, они потребовали свержения кровавого диктатора Асада и установления в стране демократии. Послы США и Франции приехали на похороны оппозиционера, погибшего в застенках.

– Запад защищает своих союзников, которые уже не так безусловно преданны, как раньше, – полагает Алексей Образцов. – Западу нужно демонстрировать свою мощь монархиям залива – Кувейту, Объединённым Арабским Эмиратам, Бахрейну. Нужно показать, что Запад по-прежнему заинтересован в этом регионе и может решать там проблемы.

Григорий Меламедов считает, что страны Запада, в частности – США, совершили ошибку, позволив Саудовской Аравии и Катару заморочить им голову.

– Саудовская и катарская разведки использовали Штаты в своих целях, – объясняет он. – Показали американцам нескольких цивилизованных сирийцев, которые давным-давно живут где-нибудь в Лондоне, и сказали: давайте свергнем Асада, а эти люди построят там демократическое государство. А о том, что это – люди, не имеющие в Сирии никакого влияния, не сказали. Запад поверил. Но скоро выяснилось, что оппозиция – это не те приличные господа в Лондоне, а люди на джипах с автоматами.

Свой инструмент для манипуляций применила Турция.

– У Турции есть очень серьёзный рычаг: беженцы, – продолжает Григорий Меламедов. – Какое-то время они сидели на территории Турции в лагерях. Потом Турция раз – и приоткрыла "шлюз".

Этот рычаг Турция может использовать ещё долго: каждый раз, когда Запад будет давать слабину в отношении Асада, "шлюз" будет снова открываться – и новые сотни тысяч беженцев станут прибывать в Европу. При этом под разговоры о борьбе с ИГИЛ сама Турция стала фактическим спонсором террористов: те возят через её границу контрабандную нефть из захваченных районов Ирака, а страна – член НАТО не только этому не препятствует, но вроде как и сама не прочь демпинговать на нефтяном рынке.

Недавно Запад сменил позицию по отношению к Асаду: его немедленной отставки больше не требуют. Потому что выяснилось, что замены нет. В качестве одной из кандидатур на место лидера Сирии называли вице-президента Фарука аш-Шаара: якобы на это согласятся и так называемая "умеренная оппозиция", и режим. Но что-то с этой фигурой не получилось. Что касается кандидатов от оппозиции, то "приличные люди в Лондоне" категорически не хотят возвращаться в Сирию – в любом качестве. Просто потому, что понимают: на родине их быстро убьют. Представители любой стороны.

– Это одна из огромных проблем Сирии: кто может прийти на смену Асаду? – говорит Григорий Косач. – Если человек от режима – тогда кто? Согласится ли на это оппозиция? Или будет человек от оппозиции? Тогда это просто смех и грех. В мае этого года я был в Катаре на большой конференции по поводу отношений России и стран Персидского залива. Там бегала вся эта сирийская оппозиция. Зрелище исключительно жалкое. Из них выдвинуть некого.

Те же и Россия

Уже 4 года в Сирии воюют не две и не три стороны, а десятки племён, десятки группировок. Они борются не только с Асадом, но и друг с другом, получая деньги со стороны, в частности – от соседних монархий.

– В Саудовской Аравии был принят "чёрный список" террористических организаций, в него вошли ИГИЛ, "Джубхат-ан-Нусра", "Братья-мусульмане" и другие, – рассказывает Григорий Косач. – Одновременно был принят закон, запрещающий контакты с этими организациями и их финансирование. Но это относится к государственной политике. А есть контакты определённых групп или лиц в Саудовской Аравии, которые, вполне возможно, переводят деньги и мобилизуют людей на поддержку террористов.

Катар считают главным архитектором ИГИЛ. Соединённые Штаты, со своей стороны, пытались подготовить на базе в Турции бойцов Сирийской свободной армии (ССА) – оппозиции Асаду. Но потерпели фиаско: из 60 обученных и вооружённых повстанцев, ушедших с базы в Сирию, на связь потом вышли пятеро. Остальные или просто дезертировали, или с американским оружием сбежали воевать за ИГИЛ. В "лучшем" случае – за группировку "Джубхат-ан-Нусра", которая хоть считается оппозицией Асаду, но на самом деле это – кусок "Аль-Каиды", виновники теракта 11 сентября, которым Штаты вряд ли захотели бы поставлять бойцов и оружие за счёт своих налогоплательщиков. В понедельник, 5 октября, США признали ошибку и объявили, что сворачивают программу помощи ССА.

Теперь в этой каше варится ещё и Россия. Формально мы бомбим террористов ИГИЛ, против которых вроде бы выступают все остальные участники "каши". На деле, как утверждают "наши западные партнёры", попадаем по оппозиции, за которой стоят её религиозные восточные друзья – Турция, Саудовская Аравия, другие монархии залива. Что там на самом деле – неизвестно, разграничительных линий не провести, каждый видит их по-своему. Крестьяне из ополчения могут вообще сегодня считать себя воинами оппозиции, а назавтра оказаться в рядах ИГИЛ.

– Границы, которая разделяла бы ИГИЛ, оппозицию и правительственные войска, не существует, – объясняет Григорий Косач. – Её и не может быть. Всё переходит одно в другое. Нет границ между правительственными войсками – и какой-нибудь "Джубхат-ан-Нусра", между "Джубхат-ан-Нусра" – и так называемой "умеренной оппозицией", между "умеренной оппозицией" – и правительственными войсками. Куда Россия наносит удары? Туда, куда укажет сирийская разведка. А сирийское правительство заинтересовано в ударах по оппозиции куда больше, чем по ИГИЛ.

Последствия такой "доверчивости" могут быть для нас самыми неприятными. Исламисты уже заявили об этом вполне конкретно: джихад.

– На днях один коллега прислал мне из Саудовской Аравии заявление "Лиги мусульманских учёных", которую возглавляет Юсуф аль-Кардави – известный проповедник, очень близкий к движению "Братьев-мусульман", – продолжает Григорий Косач. – Там сказано чётко: Россия вторглась, патриарх Кирилл сказал своё слово, война приобретает религиозный характер, мы должны начать джихад против русских. В саудовских газетах я читаю примерно то же самое. И это очень серьёзно.

Конечно, Саудовская Аравия как государство не может объявить джихад. Но в этой стране, как писали и РИА Новости, и BBC, и другая пресса, находятся главные спонсоры международного терроризма. Поэтому смешными угрозы не кажутся.

ИГИЛ

Как сообщает Генштаб вооружённых сил России, после ударов нашей авиации боевики в панике покидают территорию Сирии. Причём 600 террористов собираются бежать не куда-нибудь, а прямиком в Европу. Как их смогли сосчитать и даже определить намерения – неизвестно, но это считается одной из главных побед России.

После авиаударов коалиции, которую возглавляют США, боевики ИГИЛ тоже спешно покидают позиции. В российской прессе это называется так: из-за безграмотных действий Америки и её союзников ИГИЛ расползается по Ближнему Востоку.

– По сути, это одно и то же, – говорит Григорий Косач. – Только свою ситуацию мы представляем со знаком "плюс".

"Исламское государство Ирака и Леванта" называют аббревиатурой ИГИЛ по привычке и для краткости. На самом деле, оно сменило название. Теперь оно зовёт себя просто "Исламское государство", потому что пределы Леванта его уже не устраивают. И весь Ближний Восток – мало. Халифат должен охватить весь земной шар.

– Они объявляют, что нужно во всём вернуться к временам "чистого" ислама, – объясняет идеологию террористов Григорий Меламедов. – Это времена пророка и четырёх праведных халифов, которые были сразу после него. А правила тогда были такие: либо принимай ислам, либо плати налог иноверца – десятину, либо убьём – если безбожник. Они объясняют, зачем рубят головы: не для устрашения, а просто так было принято в армии пророка в 7 веке. К любому немусульманскому населению на подконтрольных территориях применяются такие правила. Очень жёсткое отношение и к мусульманам, которых они считают еретиками, отступниками, причём к таким они относят не только шиитов и алавитов, но и "неправильных" суннитов. Самое страшное, что это – не дикари. Это образованные, начитанные люди, которые, внимательно изучив первоисточники, поставили цель возродить традиции 7 века.

То, что планируют и начали воплощать "начитанные люди", по словам востоковеда, уже не теракты. Когда теракты поставлены на поток, это называется словом геноцид.

– Чтобы объявить халифат, нужно владеть территорией, – говорит Григорий Меламедов уже о технологии. – "Аль-Каида" для этого не годилась, она – подпольная организация, не контролирующая территорий. А надо так: захватили хотя бы квадратный километр – присягнули халифу. И так – на всех территориях, где когда-либо ступала нога мусульман.

ИГИЛ расползается по миру за счёт "ячеек", которые создаёт на захваченных землях.

– Допустим, какая-нибудь местная организация где-нибудь в Сомали захватывает территорию – и присягает халифату, – продолжает Григорий Меламедов. – Всё: эта земля тоже становится территорией ИГИЛ – с распространением на неё всех законов.

Вот почему опасно просто выбить террористов с каких-то территорий бомбёжками: там, куда они переместятся, будет объявлена новая часть халифата. Со всеми вытекающими – в виде отрубленных голов и разрушенных памятников.

Люди разных национальностей идут на Восток, принимают ислам и примыкают к ИГИЛ. Не потому, что им хочется участвовать в отрубании голов, хотя есть и такие. Главное, объясняет Григорий Меламедов, что террористы пиарят те свои идеи, в которых много привлекательного для своеобразных "романтиков". Как это было с идеями коммунизма и мировой революции.

– Они предлагают людям свои представления о справедливости, о социальном равенстве, – продолжает востоковед. – В этих древних мусульманских обычаях есть ведь не только плохое, в них есть много привлекательного для людей. Они, например, запрещают ростовщичество, банки не могут давать деньги под проценты. Они требуют помогать бедным. И так далее. Это – пиар. Но европейские студенты всё бросают и бегут к ним.

Уничтожить ИГИЛ, просто разбомбив их позиции, невозможно. Истреблять лидеров – бесполезно, на место одного халифа просто выберут другого.

– Теоретически к кандидатуре халифа очень строгие требования, – рассказывает Григорий Меламедов. – Он должен принадлежать к роду пророка, происходить из того же племени, что и пророк, быть физически и психически здоровым, вести религиозные войны с заданной периодичностью и постоянно расширять территорию халифата.

Но, как показала практика, если не найти "достойного", игиловцам вполне подойдёт "условно достойный". Лидер ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади по критериям не проходит никак. А вот был же провозглашён халифом! Их армия будет множиться до тех пор, пока будет "работать" их идеология. На место каждого убитого игиловца будут приходить новые.

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

ИГИЛ ("Исламское государство"), "Братья-мусульмане", "Аль-Каида" – террористические организации, деятельность которых запрещена на территории РФ.

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор