Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

20:14 18.06.2019

Виталий Милонов: Варсонофий приехал из Саранска - там нет яблочников и гомосексуалистов

В студии «Фонтанки» - депутат Законодательного собрания Виталий Милонов, накануне награжденный медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Виталий Милонов: Варсонофий приехал из Саранска - там нет яблочников и гомосексуалистов

О том, за какие именно заслуги президент отметил самого известного петербургского депутата, как это поощрение скажется на его политической активности, о настроениях в Законодательном собрании в связи с грядущим изменением порядка избрания петербургских депутатов и о том, когда Комитет по законодательству приступит к написанию законопроекта о выборах в ЗакС — рассказывает Виталий Милонов.


Смотреть в новом окне "Фонтанка.ру"

- На крестном ходе в субботу вы шли в самом начале в красивом золотом облачении и абсолютно черных очках. Зачем? Чтобы можно было отличить фотографии с крестного года за 2014 год от фотографий за год 2015?

Сергей Николаев

Для просмотра в полный размер кликните мышкой



– Нет, ни в коем случае. Это была подстава. Я купил себе новые очки, а они, оказывается, темнеют на солнце. И я не вижу, что они темнеют, потому что для меня все остается таким же прозрачным и комфортным. А снаружи они стали предательски черными. И я ощущал себя толстым Нео из Матрицы. Я об этом эффекте узнал, только когда посмотрел фотографии на «Фонтанке».

Михаил Огнев

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

- Не так давно вы пережили некий ребрендинг своего политического имиджа. Стали носить клетчатые рубашки, хипстерские очки. Решили более современным стать или поняли, что движетесь в каком-то не том направлении?

– Современность — не относящееся ко мне понятие. Мы же вечные. А клетчатые рубашки я очень люблю, но такие, как мне нравятся, достать очень трудно. Я потихонечку их покупаю, вот теперь их критическая масса накопилась. И в силу того, что моему имиджу уже ничто не повредит, улучшить его в принципе невозможно, я об имидже уже не беспокоюсь. Я не люблю костюмы. Я ношу вот вельветовый пиджак с белыми пуговицами. Все эти дорогие темно-синие костюмы — сволочи страшные. Даже самые дорогие костюмы очень быстро начинают блестеть, и их надо выкидывать. И чтобы постоянно ходить в дорогом костюме, ты должен быть очень богатым человеком. У тебя должно быть пять-шесть дорогих костюмов, и все равно через год придется их выбросить.

- А что говорят отцы церкви о таком внимании к вещам, к одежде?

– Я не стремлюсь за какой-то модой, гламуром. А то, что мы с товарищами хипстерами немного похожи… Главное — быть собой и оставаться в комфортной для себя обстановке. И не париться насчет внешнего вида. Я помню, в Москве стало модно ходить в синих костюмах. В таких ярко-синих. Что началось — все побежали их покупать. А я говорил: не надо покупать. Через полгода он будет уже немодным. Походи полгода нормальным человеком, и снова будешь актуален.

- Ну, вы в своей актуальности убедились, когда вас наградили медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. За какие именно заслуги вас наградили, как вы думаете?

– Мне было бы некорректно говорить, за какие заслуги. Это для меня высокая честь, но я обладаю большой степенью самокритичности и о своих заслугах говорить не хочу. Я не один был награжден. Награды также получили депутаты ЗакСа Сергей Никешин и Павел Солтан. Я прекрасно понимаю свое скромное место в отечественной истории. Но если я скажу: ой, мне все равно, это будет вранье. У меня сразу должен нос вырасти, как у Пиноккио. Конечно, мне это приятно. Тем более, что документ о награждении подписан самим президентом — человеком, которого я лично безотносительно партии и своего места в Законодательном собрании очень уважаю. И конечно, эта награда означает определенные обязательства. Теперь надо оправдать доверие, это аванс.

- Вероятно, вам скоро предоставится шанс доверие оправдать. Комитет по законодательству должен составить проект закона о выборах депутатов Законодательного собрания. В ближайшее время надо определить, по какой системе они будут избираться — по партийным спискам или «25 на 25», когда половину собрания составят независимые от партий одномандатники.

– Как это независимые — их партии будут выдвигать. Конечно, могут быть подлинно независимые кандидаты, но большинство участников процесса будут выдвигаться политическими партиями. Они будут избираться по другому принципу — мажоритарному.

- Вы уже приступили к составлению этого законопроекта?

– Я человек творческий, художник-концептуалист, и, конечно же, для себя имею представление, какой это будет документ. Комитет по законодательству традиционно участвует в разработке этого документа. Сейчас же идут дискуссии о системе самой выборов. Либо все пойдут, как раньше — от 53 территорий, на которые делится Петербург, но при этом мест в ЗакСе всего 50. Мне нравится более современная система, чтобы было 25 территориальных одномандатников. Потому что эти люди теснее привязаны к избирательной территории. Ныне действующая система позволяет оставлять пустые округа. И у людей нет своего депутата, потому что кто-то подсуетился — и есть территории с двумя депутатами, а есть вообще без единого. У нас было более широкое обсуждение этого вопроса, встреча с избирателями. Приезжала избиратель Валентина Ивановна Матвиенко. И сказала, что она, как избиратель, тоже дает нам свой наказ, что система 25 на 25 ей нравится.

- Но кому-то в ЗакСе нравится все-таки избираться по партийным спискам. И есть информация, что этот кто-то — спикер Вячеслав Макаров.

– Я вам не скажу за всю Одессу. И за Вячеслава Серафимовича тоже не могу сказать. Я ни разу не слышал его четкого утверждения на эту тему и оставляю его с суверенным правом высказываться на эту тему. Нравится избираться по спискам кому? Партиям. Конечно, партии — это удобно. Ты лично себя никак не проявляешь, но прячешься за партию. Кто хочет оставить эти списки безличностные? «Яблоко» хочет. Потому что «Яблоко» ни одного округа не возьмет. Я их не люблю. Я не люблю тех, кого называют национал-предателями. Кроме них многие другие не смогут выиграть выборы. Но 25 депутатов по спискам — это достаточное количество, чтобы иметь партийную песочницу. Пускай в нее играют, там и левые, и правые смогут оказаться. Вот партия ЛДПР. Она мне нравится, потому что она творческая. Там люди креативные. И такая хорошая партия должна быть в ЗакСе. Коммунисты опять же.

- Комитет по законодательству уже начал писать законопроект о выборах депутатов ЗакСа? Если нет — то что мешает начать?

– Должна быть политическая воля.

- Чья?

– Руководства города, синхронизированная со страной. Мы не можем сами по себе и для себя писать какой-то междусобойчик. Такой вопрос, как система выборов во второй столице нашей страны, — это решение, которое принимается не только в Петербурге, но и в Москве. И я к этому отношусь очень хорошо. Это не муниципалы типа «Солнечного».

- Получается, что губернатор должен выбрать систему выборов для ЗакСа и получить одобрение свыше. Но федеральный закон гласит, что Петербург сам вправе определять, какое количество одномандатников ему нужно, и нужно ли вообще.

– Естественно, он может определять, и мы де-юре будем определять это сами. Но не только губернатор, но и Законодательное собрание вместе должны решить — не в режиме противостояния, ни в коем случае. Все эти слухи, что есть заксовская точка зрения, а есть губернаторская, очень преувеличены, поверьте. У нас абсолютно одинаковые задачи с Георгием Сергеевичем Полтавченко.

- Но диалог между спикером ЗакСа и губернатором Петербурга на эту тему есть?

– Я даже не вице-спикер. Я председатель КПЗ. Но я уверен, что этот диалог будет. И один полковник, и другой — полковник. Мы обязательно придем к общему знаменателю. Моя лично задача как председателя комитета по законодательству — по результатам политической договоренности, которую я получу как обязательство, выполнить законопроект таким образом, чтобы в нем не было никаких ошибок. Потому что то, что ты делаешь тяп-ляп, малейшая деталь, может стоить политической судьбы целой партии. Ни мне, ни моим коллегам даром не нужна система, когда те, о ком я говорил, кого я не очень люблю, опять полезут со своими радужными флагами кричать, что у них украли выборы. Мне нужно, чтобы они развели руками и сказали: «Ну, да. Два процента — наш результат».

- Есть информация, что в Смольном склоняются к системе, при которой 25 одномандатников не будут получать зарплату. Какому кругу лиц эта система открыла бы путь к депутатским креслам?

– Я не слышал официальной позиции представителей Смольного на этот счет. Я считаю — как скажут, так и будет. Это решение должно быть принято и в Петербурге, и в Москве. Если будет высказана точка зрения лидера нашей партии и лидера страны, мы, безусловно, выполним эту точку зрения.

- Правильно ли, когда депутат не получает зарплату и при этом у него есть какая-то основная работа?

– С точки зрения популиста я бы сказал: конечно, зачем платить зарплату этим бездельникам, бездарям? С другой стороны, если завтра мне скажут: все, зарплаты нет — хорошо, никаких проблем. Это мне развяжет руки, я смогу заниматься какими-то делами. Я хорошо владею рядом каких-то вещей, которые мне позволят зарабатывать гораздо большие деньги, чем сегодня составляет зарплата депутата Законодательного собрания. Гораздо большие. Но вопрос в чем? Мы сразу попадаем в другой парламент. И такой вопрос, как выборы, будет рассматриваться людьми как инвестиция — раз уж люди будут тратить свое дорогое время, ходить на работу.

- Разве сейчас они не расценивают это как инвестицию?

– Мы сейчас имеем возможность никакими другими делами не заниматься. И при этом относительно профессионально выполнять свои обязанности. Если работа в Законодательном собрании станет неоплачиваемой деятельностью, то в ЗакС придут, скорее всего, люди из финансовых блоков, ставленники банкиров, застройщики. Вот они туда полезут — у нас будет не Законодательное собрание, а выставка стройматериалов. А они смогут, положа руку на сердце, принимать решения, идущие вразрез с их бизнес-интересами? У депутатов хотя бы теоретически их не должно быть. А у этих они будут обязательно. У нас и так проблемы с этими строителями. Я считаю, что строителей у нас слишком много. Не надо строить так много. Они удавку создают вокруг Петербурга.

- Церковь у нас тоже хочет много строить — и зачастую это приводит к общественным дискуссиям. События последнего времени показывают, что активность митрополита Варсонофия растет: он встречается то с депутатами, то с ректорами. Почему церковь становится активным участником общественно-политических процессов?

– Мне лично это, может быть, было бы и приятно: такая старая добрая ватиканская традиция участия церкви в политике. Но я вам скажу даже с некоторым сожалением — наша церковь не участвует в политике. Митрополит Варсонофий встречался с нами, но это была нормальная, обычная встреча. Там не было никаких политических пожеланий, только духовно-нравственные. То же самое и с ректорами. Просто владыка Варсонофий не так давно в Петербурге, и первый год он вникал в эту сложнейшую систему петербургских взаимоотношений.

- Насколько успешно — судя по последним событиям?

– Знаете, в чем дело — владыка приехал из Саранска, и там этих гаденьких, подленьких, мелких подставщиков было гораздо меньше. Там даже «яблочников» нет. Там нет ни одного гомосексуалиста. А тут жуткая система. Такая воронья слободка иногда получается. И церковь пытаются втянуть в какие-то пиарные вещи. Да мы нормально можем построить диалог насчет Исаакиевского собора. Это не идея церкви была обострить отношения с директором Исаакиевского собора Николаем Буровым. Иные силы сделали так, что этот диалог обострился. Потом с этим дурацким бесом. Да плевать мы на него хотели. Он похож на депутата Бориса Вишневского. Нас это устраивает. Нам это напоминание о Страшном суде, чтобы мы не грешили, потому что иначе мы с такими познакомимся воочию. Церковь никогда не сбивала эти морды бесовские. Мало того, на каждой иконе Георгия Победоносца изображен дракон, а Никита Бесогон вообще изгоняет дьявола. Это нас никак не трогает. Отдельные злые пиарщики пытаются отвлечь население от истинных задач, создавая искусственные, неопасные для кого-то информационные поводы. Я это вижу, потому что я чуть-чуть занимаюсь политикой и немножко разбираюсь в политическом пиаре. И мне эти шаги видны. Это организованная кампания. Главное — не вестись на эту морковку.

Венера Галеева,

«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор