Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

09:56 24.08.2019

Пивоваров: Верю, что найдется тот, кто скажет: «Выпускайте»

Член РПР-Парнас Андрей Пивоваров из застенков костромского СИЗО готовится к выборам в Петербурге, болтает о политике с сотрудниками ФСИН и гадает о перспективах своего уголовного дела. О том, почему, несмотря ни на что, нужно участвовать в выборах, оппозиционер написал в письме «Фонтанке».

Пивоваров: Верю, что найдется тот, кто скажет: «Выпускайте»

Елена Пальм/Интерпресс

Петербургский оппозиционер Андрей Пивоваров находится в костромском СИЗО уже 37 дней.

В ночь на 28 июля его и полицейского Алексея Никанорова задержали при странных обстоятельствах. Якобы глава костромского штаба демократической коалиции решил проверить достоверность собранных подписей для участия в выборах в Костромскую думу, помочь вызвался знакомый полицейский, который, по данным следствия, и предоставил вечером, 27 июля, политику доступ к персональным данным костромичей. После задержания полицейский Алексей Никаноров дал признательные показания, однако на очной ставке 31 июля от них отрекся. В середине августа Андрею Пивоварову в Костроме предъявили обвинение по двум статьям УК РФ: "Неправомерный доступ к компьютерной информации" (ст. 272, ч. 3, УК РФ) и "Подстрекательство к превышению должностных полномочий" (ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 286 УК РФ). Алексею Никанорову — по ч. 1 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Костромской суд определил меру пресечения для Никанорова и Пивоварова в виде 2 месяцев содержания под стражей.

В конце августа корреспондент «Фонтанки» передал Андрею Пивоварову вопросы, 3 сентября мы получили на них ответы.

- Андрей, в первую хотелось бы расспросить о той ситуации, из-за которой ты оказался в СИЗО. Имеющаяся информация вызывает много вопросов. Один из них — как и почему ты познакомился с полицейским Никаноровым? Видитесь вы и общаетесь ли с ним в СИЗО?

Реклама

– Юристы посчитали, что с ответом на вопрос об обстоятельствах задержания сейчас, пока идет следствие, лучше подождать. О Никанорове скажу только, что он молодец, хорошо держится, хотя, по моим ощущениям, на него сильно давят, больше, чем на меня. Мы, разумеется, не видимся – бывших сотрудников МВД держат отдельно. Исключения составляют следственные действия, когда успеваем посмотреть друг другу в глаза.

- Как продвигается следствие?

– Все понимают, что дело шито белыми нитками. Надеюсь, скоро найдется человек со здравым смыслом, который скажет, мол, хватит позориться, выпускайте. Все эксперты, с которыми консультировались мои адвокаты, дали однозначный ответ – состава преступления в моих действиях нет. Но так как история вышла громкая, никто не может взять на себя ответственность и закрыть дело.

Формально мы сейчас ждем решения экспертов, чтобы понять, был ли сам факт преступления, нанесения ущерба базе данных паспортов. Понятно, что ничего преступного я не совершал, но, когда придет этот ответ, который расставит все точки над i, никто не знает. Чтобы совсем не сесть в лужу, следствие предъявило мне второе обвинение. Якобы я подстрекал капитана полиции Алексея Никанорова к преступлению. Это чушь, которая опровергается имеющимися в деле показаниями Никанорова, но в суд во время апелляции следствие эти материалы представлять категорически отказалось.

- Каковы условия содержания?

– На них мне трудно жаловаться. Ребята из костромского и петербургского «Парнаса» обеспечили всем необходимым. Главная беда в СИЗО – скука и бездействие. Следственные действия проводятся, дай бог, раз в неделю, дальше их будет меньше.

Из досуга – спорт – штурмую турник и отжимаюсь. Камера в 8 квадратных метров сильно ограничивает подвижность. Читаю. Самое ценное, что тут есть, – письма, черпаю из них поддержку и информацию. Не думал, что у меня столько друзей и даже появились новые. Спасибо им огромное. Это здорово и ценно.

Реклама


- Чувствуешь к себе особенное отношение?

– Периодически я общаюсь с сотрудниками ФСИН и с другими задержанными. Они знают о моем деле, я тут единственный «политический». Все узники откровенно меня поддерживают, подначивают: «Выйдешь, задай им там!»

Сотрудники ФСИН, конечно, в открытую слова поддержки не выражают, но относятся с симпатией. Они ведь обычные костромичи – ездят по разбитым дорогам, обсуждают «больную» тему сокращений. Спрашивают меня о «Парнасе», об оппозиции, пытаются вместе со мной найти истинные причины происходящего в государстве. Они понимают, что корень зла совсем не там, куда указывает первая и вторая кнопка ТВ.

- Что чувствует человек, столь внезапно оказавшийся фигурантом уголовного дела и арестованный на 2 месяца?

– Когда находишься на воле, даже попадание в изолятор временного содержания на несколько суток воспринимаешь как нечто ужасное. Попадание в СИЗО — как катастрофу. Первые дни, признаюсь, я переживал. Потом, когда пришло осознание, что нахожусь за решеткой по незаконному решению какого-то регионального или федерального чиновника, наступило раздражение. Потом, когда стали приходить письма, увидел в суде множество друзей, понял, что не один, а значит, все в порядке.

- 5 лет назад тебя задерживали после «Стратегии-31» на 30 суток по административной статье, теперь на срок в два раза больше в рамках уголовного дела. Что изменилось за это время?

– Если говорить обо мне, то со времен «Стратегии-31» до сегодняшней кампании в Костроме, наверное, пришел опыт и зрелость. Хотя смешно писать об этом из СИЗО. Из важного – осталась уверенность в своей невиновности. Занимаясь оппозиционной деятельностью, крайне важно быть уверенным, что ты все делаешь правильно, и только в этом случае тебе будут верить.

Важно, что сейчас вещи, о которых мы говорили еще 5 лет назад, стали близки и понятны подавляющему числу россиян. По одной из штабных задач я приехал в офис обычной коммерческой фирмы Костромы. Захожу в кабинет директора, а на стене висят портреты Ходорковского и Немцова. Он, конечно же, подписался в поддержку нашего списка. Думающие, трезво оценивающие ситуацию в Костроме и России люди искренне заинтересованы в альтернативе, ищут другое мнение, и появление понятной и независимой от власти оппозиции их мобилизует.

- В трех регионах демократическую коалицию на выборы не пустили, в четвертом — кампания ознаменовалась уголовным делом и твоим арестом. Нужно ли при таких условиях участвовать в выборах и почему?

– Думаю, не вызывает сомнений, что на выборах должна быть конкуренция, но даже среди сторонников я слышу, что выборы – фарс, участвовать в них не стоит, а нужно идти другим путем. Мы с коллегами по коалиции сказали «нет». Несмотря на неравные условия, нарушения и административный ресурс, путь выборов для нас – единственная возможность начать кардинальные изменения в нашей стране. Выборы – главный инструмент в борьбе за позитивные изменения. Участие даже в условно открытых и условно конкурентных выборах важно. В обществе есть запрос на альтернативу. Возможно, на данном этапе мы и не можем претендовать на широкое представительство, но работа пусть и не большой, но независимой группы депутатов зачастую сильнее, чем серая масса «единороссов». Да и за последние 15 лет отсутствия политической конкуренции у партии власти атрофировалось умение политической борьбы. Спрятавшись за административными барьерами, они разучились отстаивать свои позиции, дебатировать и убеждать.

- Будешь ли ты участвовать в выборах 2016 года в Петербурге? В каком качестве? Станет ли препятствием для этого костромское уголовное дело?

– Для меня именно кампания в ЗакС и Госдуму станет главным событием следующего года. Безусловно, мы планируем принять участие в выборах. Для этого костяк штаба в Костроме составили петербуржцы, которые перенесут опыт в родной город. За лето мы доказали, что демократическая коалиция на базе «Парнаса» – единственная независимая сила, которая может противостоять партии власти. Фактически выборная кампания 2016 года уже началась, то «крещение», которое мы прошли в Костроме и других регионах, – первый этап большой работы.

В Петербурге с июля работает штаб коалиции, где уже сейчас мы начинаем отстраивать структуру будущей команды, формируем штаб, разрабатываем программу. Задача первого этапа, сбора подписей, превосходит по объему то, что нужно было собрать во всех четырех регионах в этом году. Однако она почти решена. К весне 2016 года мы мы собираемся подготовить несколько сотен активистов-сборщиков.

Я считаю, что в федеральных списках «Парнаса» на выборах в Госдуму должны присутствовать петербуржцы. Партия на данный момент не обязана собирать подписи для регистрации списка на выборах и создание фракции в ГД – это более чем реалистичная задача.

Что касается лично меня, то я, конечно же, планирую принять участие во всех выборах. Искренне надеюсь, что в этой моей костромской истории справедливость восторжествует и дело развалится, не дойдя даже до суда. Однако даже в случае неблагоприятного исхода я не планирую оставаться в стороне.

Ксения Клочкова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор