27.08.2015 15:29
0

Тимофей Мозгов: Никогда не отличался суперталантливостью

Первый в истории российского баскетбола финалист НБА Тимофей Мозгов уже в пятый раз проводит в Петербурге детский турнир TM25 CUP. Корреспондент «Фонтанки» попытался понять, зачем это нужно человеку, который играет на равных против лучших баскетболистов планеты.

Михаил Огнев
Михаил Огнев

Нужно заниматься чем-то правильным

- Вы вчера встречались на «Сибур-Арене» с маленькими баскетболистами. Провели с ними два часа, терпеливо отвечая на их детские вопросы, фотографируясь с ними и раздавая автографы. Зачем вам это нужно, ведь могли в это время загорать где-нибудь на пляже или отдыхать в ресторане.

– Неправильно сказать, что это было мне нужно. Я думаю, что не мне одному это нужно. Самое главное, для чего мы собирались, — это для ребят, которые играют в баскетбол. Мне кажется, для них-то это все поважнее, чем для меня.

Фото: Михаил Огнев

- Ну это же вы инициатор встречи.

– Да, я выступаю инициатором, но просто себя вспоминаю в таком возрасте — нехватка турниров, нехватка организации, увидеть человека из НБА было вообще нереально. Поэтому просто хочется, чтобы у них были улыбки на лице. Так как-то.

- То есть это что-то типа компенсации за свое детство?

– Не, никакая это не компенсация. Все мы должны понимать, что нужно заниматься в жизни чем-то правильным. То есть если есть возможность, нужно дать детям то, что им надо, неважно, станут ли они супербаскетболистами или нет. Важно, чтобы у них был стимул работать. Повторюсь — у нас, у меня не было такого. Смешно, наверное, сейчас будет, но когда я был в этом возрасте, Андрей Кириленко как раз уезжал в Америку играть в НБА, и я, к сожалению, не смог его увидеть.

- Никак вообще не пересеклись тогда?

– Никак. Поэтому дать детям просто возможность увидеть то, ради чего они тоже играют в баскетбол, они же тоже смотрят все это по телевизору, – это большое дело.

Фото: Михаил Огнев

- Что думаете об этом поколении ребят?

– Сложно сказать. Я не детский тренер, чтобы давать какие-то оценки. Мне понравилось, что ребята рубятся, так скажем, не дают друг другу поблажек. Это самое главное. А об игре... я, конечно, могу дать какую-то профессиональную оценку, но оценивать детей я все же не имею права.

- Вам задавали много вопросов, какой понравился больше всего?

– Вопросов действительно было много, но мне понравился один — кто придумал плей-офф. Меня он поставил в тупик. Я обязательно теперь посмотрю об этом в «Гугле».

Видео YouTube Piotr Zarychta

Бывало, и мы получали. Бывало, и сами давали

- Сами себя помните в этом возрасте?

– Припоминаю, да.

- Вы уже сегодня рассказывали, что стали заниматься баскетболом в 9 лет. Почему это был именно баскетбол, а не футбол, в котором больше известности, денег? 

– Начинали все заниматься футболом, баскетболом не из-за перспектив, а потому, что просто получали удовольствие от того, что делали. Это была основная причина. Лет до 15 – 18 я никогда не думал о том, что баскетбол начнет приносить мне какие-то деньги. Занимался исключительно ради удовольствия и просто потому, что любил играть в баскетбол.

- Вас называют своим воспитанником три города — Петербург, Химки, Краснодар. Вы сами какой из них считаете своей баскетбольной родиной?

– Не хочу никого выделять, не хочу, чтобы потом кто-то на меня обиделся. Потому что я всем эти трем городам благодарен и в плане баскетбольного воспитания, и в плане какого-то жизненного воспитания. Я набрался отовсюду опыта. Обычно такие споры возникают перед какими-то крупными событиями, как, например, это было перед Олимпиадой в Лондоне. К сожалению, людям, еще не получившим никакого результата, важно иметь какие-то баллы, спортсменов или как там это считается. А до этого никто об этом не думал. Никому было не важно, за какой я город выступаю, кто мне родней, кто мне не родней. Никому это было не интересно. А как дело дошло до каких-то серьезных успехов, все сразу заговорили. Но я повторюсь, я никого не хочу обидеть. Люди, которые тренерами работают и в Петербурге, и в Химках, и в Краснодаре, они для меня очень многое сделали. Я им всем очень благодарен.

- Вы в 10 лет уехали в Адыгею, откуда потом перебрались в Краснодар. С чем был связан столь неожиданный переезд и чем вы там занимались следующие несколько лет?

– Почему произошел это переезд — это семейные причины, о которых мне не хотелось бы говорить. Ну а чем я там занимался... также играл в баскетбол. Правда, если я здесь, в Петербурге, занимался в баскетбольной секции Адмиралтейской СДЮШОР, то там, куда мы уехали, к сожалению, не было такой школы. Но я сразу сказал родителям, что хочу продолжать. В итоге просто ходили три раза в неделю играть в баскетбол после школы. То есть до профессионализма это как-то вообще не дотягивало. Хотя мы были сильнейшей школой района (смеется).

- Что больше всего запомнилось из того периода вашей жизни?

– (задумывается) Даже не скажу, что мне больше всего запомнилось. Да так... школьная пора, ничего больше.

- Наверное, контраст по сравнению с Петербургом был сильный.

– Ну да, после Петербурга казалось, что мы переехали в деревню, что практически так и было, потому что мы жили в поселке, а не в самом городе. И конечно нам с братьями было по 11 – 12 лет, казалось, что мы такие питерские крутые пацаны, а тут нам пришлось жить в какой-то деревне (смеется). Да, помню, что была какая-то такая реакция у нас.

- Как складывались отношения с местными сверстниками?

– О, ну это вообще отдельный разговор. Целую книгу об этом можно написать.

- Расскажите какую-нибудь историю из этой книги...

– Дрались постоянно, но это так... об этом можно долго рассказывать. Не одна и не две драки было, кому-то больше доставалось, кому-то меньше.

- Кто чаще побеждал?

– По-разному. Бывало, и мы получали. Бывало, и сами давали, как говорится (смеется).

Мало ли что хочется. Нужно идти и работать

- Можете вспомнить свою первую встречу с Блаттом?

– Это было, когда он тренировал петербургское «Динамо». Я пришел на тренировку со вторым составом... Если честно, на самом деле не очень помню ту встречу. Наверное, настолько давно это было. 

- Сам Блатт зато очень хорошо ее помнит. Рассказывал, что сразу обратил на вас внимание, но только из-за вашего роста, потому что ни талантом, ни работоспособностью вы не отличались. Наверняка обидно о себе это услышать.

– Да нет, мне не обидно, потому что нужно понимать, что Блатт — тренер профессиональный, а не детский. Это вообще две разные вещи. Быть детским тренером и правильно развить в ребенке талант, работоспособность, понимать, каким он вырастет и что собой будет представлять, — это одно. А быть тренером команды, в которую приходят уже сложившиеся профессиональные игроки – это уже совсем другое. Поэтому мне ни разу не обидно. Я действительно никогда не отличался какой-то суперталантливостью. Почему мне должно быть обидно?

- Всем хочется слышать о себе только хорошее.

– Мало ли что хочется. Нужно идти и работать. А работать не хочется, правильно? Надо делать дело, правильно?

Омаров на самом деле я не ем

- Как так получилось, что, несмотря на соглашение между командой «ЛенВо», за которую вы выступали после возвращения в Петербург, и «Спартаком», вы все-таки оказались в ЦСКА?

– Это не ко мне вопрос. Я вообще не понимал, что происходит и как это происходит. Все, что я знал, мне сказали: ты едешь туда или ты едешь туда. Мой агент Максим Шарифьянов может поподробнее рассказать, как это все происходило.

- То есть вы не поняли, как оказались в ЦСКА?

– Я понял, как оказался в ЦСКА. Но, во-первых, я же так и не сыграл за них, я даже в Москве не успел побывать. Меня сразу же отправили в самарский ЦСК-ВВС. А потом уехал в «Химки». Ну а как это все произошло, это опять же к Максиму. 

- Как раз Максим рассказывал о необычных обстоятельствах подписания вашего первого контракта в НБА с «Нью-Йорк Никс». Якобы это происходило в простом ресторане за столом, заваленным какими-то крабами и омарами. Как-то странно для столь важного и ответственного дела.

– Для меня вообще тогда стало неожиданностью, что мы так быстро подписали контракт. Я  себе это по-другому представлял. Ну да, было очень необычно, но было, конечно, и очень приятно, что ребята, которые нас подписывали, видимо, так нами заинтересовались, что тоже очень торопились и решили не тянуть. Мы думали, что вечером за ужином в спокойной обстановке мы подпишем все бумаги. В итоге мы встретились во время обеда, быстренько-быстренько за омарами все подписали. Хотя омаров на самом деле я не ем (смеется).

- Документы не заляпали едой?

– Ну как видите, все работает.

- С вами в прошлом сезоне произошла другая смешная история. После матча вы давали американской журналистке интервью и, забывшись, стали отвечать по-русски. Причем отвечали довольно долго, но журналистка даже глазом не повела, хотя ясно было, что она ничего не понимает.

– Она вообще ловко так себя в этот момент повела, кажется, ей понравилось. Поулыбались вместе.

Видео YouTube FOX Sports

- Часто путаетесь в языках?

– Нет, такие истории со мной точно нечасто происходят. А вообще, когда постоянно общаешься то на английском, то на русском, бывает, что можешь что-нибудь своей жене на английском ляпнуть, а бывает наоборот — какому-нибудь американцу по-русски ляпнешь что-нибудь. Ну случается. Это, наверное, пришло с годами, прожитыми в Америке. В первые два года вообще такого не замечал, и мы с женой всегда с весельем смотрели на людей, которые... не то чтобы совершали ошибки, а попадали в подобные ситуации. Мы думали, неужели мы еще немного поживем в Америке и сами будем так же... И вот оно оказалось видите как (смеется).

Беседовал Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор