Авто Признание & Влияние Фонтанка-500 Книги «Фонтанки» Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

05:24 24.02.2020

Каких иностранцев ждут в Европе

"Новое переселение народов" - так немецкая пресса назвала резкое увеличение числа так называемых гуманитарных мигрантов из арабских и африканских стран. В этом году немцы готовятся принять 800 тысяч беженцев, почти вдвое больше, чем в прошлом.

Каких иностранцев ждут в Европе

Кадр из видео

"Новое переселение народов" – так немецкая пресса назвала резкое увеличение числа так называемых гуманитарных мигрантов из арабских и африканских стран. В этом году немцы готовятся принять 800 тысяч беженцев, почти вдвое больше, чем в прошлом. 

О том, как самая дружелюбная к мигрантам страна ЕС справляется c fl?chtlingskrise – кризисом беженцев, – "Фонтанке" рассказали директор Института миграционной политики в Берлине Ольга Гулина и германские газеты.

Правительство Бельгии предложило восстановить пограничный контроль в зоне Шенгена. Причиной, видимо, надо считать рост наплыва мигрантов в Европу. В качестве повода пришлось происшествие во французском поезде, где выходец из Марокко устроил стрельбу и ранил трёх пассажиров. Национальной принадлежностью стрелка воспользовалась лидер французских ультраправых Марин Ле Пен: "Франция является постоянной целью для преступников, которые пользуются отсутствием границ внутри ЕС и Шенгенской зоны", – заявила она. Бельгийское правительство предложило границы восстановить.

Предложение ограничить свободу передвижения внутри Шенгена подверглось резкой критике со стороны руководства Евросоюза, подчёркивает немецкая Die Welt. Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер назвал эту меру популизмом, который "вскармливает негодование, но не предлагает решения". Беженцы, подчеркнул он, – это люди, которым "не повезло родиться в одном из самых богатых и стабильных регионов мира". И европейцы, принявшие "самые высокие в мире стандарты по предоставлению убежища", не могут "прогнать людей, нуждающихся в защите".


Ольга Гулина: "Самое страшное для Европы – не то, что сюда стремятся мусульмане, а то, что нет четких правил"

- Ольга, Германия была одним из основателей Евросоюза. Как немцы восприняли идею вернуть пограничный контроль внутри Шенгена?

– В Германии об этом вообще не идёт речи. Эту тему обсуждают всего несколько стран, главным образом Франция, Италия и Австрия. Больше никто о закрытии границ внутри Шенгена на самом деле не говорит.

- Почему именно у этих стран такое желание возникло?

– Италия, Греция принимают большое количество гуманитарных мигрантов – тех, кто пересёк Средиземное море. Это те, кто бежит из африканских стран, с арабского Востока, пытаясь нелегально проникнуть в Европу. Франция не может контролировать этот поток, потому что туда они попадают из Италии. Поэтому Франция заявила, что закроет границу с Италией. Ещё есть Венгрия, которая закрывает границу с Сербией, хоть та и не входит в Шенген. Венгры строят на границе с Сербией 175-километровый забор. А в июле они ещё и приняли декрет, по которому беженцы, попавшие к ним из так называемых "безопасных стран", не могут получить убежище. И утвердили список таких "безопасных стран". В нём указаны Канада, все страны ЕС, США – это понятно. Хотя, кстати, США – за исключением тех штатов, в которых сохраняется смертная казнь. И, представьте, в этот же список они внесли Сербию.

- Но Сербия действительно признана безопасной страной.

– Сербия – страна, в которой, по данным Евростата, 99,8 процента подателей ходатайств об убежище пересекли границу Евросоюза, и это граница Венгрии. Это люди, которые шли из Африки или арабских стран и попали в Сербию вне законных механизмов. Из Сербии они пешком пришли в Венгрию, чтобы там подавать ходатайство об убежище в рамках ЕС. Так вот по этому новому закону они в Венгрии автоматически получают отказ. Это означает для них отказ в убежище в ЕС.


- А если они – граждане не безопасной Сербии, а других стран?

– В Европе действует правило Дублина II, по которому учитывается не гражданство беженца, а то, из какой страны он попал на территорию ЕС. Если, например, он приехал в Германию, но перед этим был в Польше, то его заявление должна рассматривать Польша. Ты можешь быть афганцем или сирийцем, но, согласно правилам Дублина, за принятие решения о твоём статусе отвечает страна, в которой ты впервые пересек границу ЕС. И для тех, кто пришёл из Сербии, независимо от их гражданства, первая страна ЕС – Венгрия.

- А если некто из Сирии прилетает на самолёте в Германию?

– Это другое дело, тогда Германия и должна рассматривать ходатайство. Но таких, кто может прилететь самолётом, очень немного, потому что, как правило, эти люди не могут попасть в ЕС легально, у них нет визы. Для этих людей нет разницы, какая страна для них первая в ЕС, они стараются добраться в те страны, которые принимают наибольшее число позитивных решений по беженцам. А это Швеция, Германия и Франция.

- Так они стремятся в Германию, Швецию и Францию не потому, что это самые благополучные страны ЕС?

– Нет-нет, именно потому, что они принимают больше всех позитивных решений. В первую очередь это Германия и Швеция.

- Как раз в эти страны напрямую можно попасть только самолётом, тем не менее как-то там оседают беженцы с Востока. Это значит, что "транзитные" страны не выполняют Дублинское соглашение, а потихоньку "перепускают" беженцев дальше?

– В связи с кризисом миграции, который начался в 2011 году, для которого 2014-й стал просто переломным, некоторые страны ввели особый порядок предоставления убежища. Во Франции, например, есть миграционные суды. И там проходят даже удалённые слушания, то есть ходатайство могут рассмотреть по «Скайпу». Германия вообще объявила, что заявления от граждан Сирии, Эритреи и Афганистана рассматриваются в особом порядке. Например, по немецким законам к гражданам Сирии Германия не применяет нормы Дублина, и уже неважно, где они пересекли границу ЕС. Для сирийских беженцев Германия открыла большое количество программ. Например, молодые люди, учившиеся в университетах на родине, сразу попадают в немецкие университеты. Более того: не просто попадают, а на них распространяется федеральный закон о поддержке образования. По этому закону каждый студент может подать заявление на господдержку. И сирийские студенты автоматически получают поддержку на 15 месяцев. Ну, Германия – это вообще особый случай. Поэтому здесь и ожидают к концу года 800 тысяч гуманитарных мигрантов.

- Как к этому относятся граждане Германии?

– Есть два полярных настроения. С одной стороны, существует огромное количество общественных инициатив по помощи беженцам. Например, один известный политик разместил у себя дома семью беженцев. Очень много людей точно так же просто берут в свои дома беженцев. Создалось огромное количество сайтов на эту тему: люди пишут, что у них есть свободное жильё и они готовы принять беженцев. Эти сайты бьют рекорды по посещаемости. Известнейший актёр Тиль Швайгер… Знаете его?

- Конечно, красавец такой.

– Так вот он на свои деньги строит дома – убежища для беженцев. Полностью оплачивает архитектуру, строительство – всё. Но есть совершенно другая сторона. На прошлой неделе в Дрездене неонацисты раскачали автобусы, которые перевозили беженцев, и чуть не побили этих людей. В другом городе в общежитие беженцев бросили взрывчатку. Правительство Германии вынуждено было попросить Google убрать с карты места размещения гуманитарных мигрантов. Потому что очень разные настроения в обществе.

- Можно ли по каким-то социологическим признакам охарактеризовать тех, кто помогает, и тех, кто ненавидит беженцев?

– Среди тех, кто помогает, большинство – молодые женщины, до 35 лет. И люди, имеющие собственный миграционный бэкграунд в каком-то поколении. А вообще, проявления какого-то праворадикализма возникают только тогда, когда есть безработица и какое-то депрессивное состояние. А когда людям есть где работать, где развлечься, они не ищут "чужих среди своих".

- Я вынуждена повторить то, что сама слышала в Европе, в частности в Германии: исламизация – какой ужас. Для тех, кто это говорит, приезжие с Востока – люди другой культуры, не желающие ассимилироваться и подстраиваться под коренных жителей. Не так едят, не так говорят, сушат штаны на балконах…

– Знаете, кто недавно стал самым молодым и перспективным министром в правительстве Швеции? Ардалан Шекараби. Ему 31 год. В начале 1990-х он приехал вместе с семьёй из Ирана. Швеция им сначала отказала в убежище. Они оказались на положении нелегалов, их должны были депортировать. В то время премьер-министром Швеции был Карл Бильдт. Он объявил иммиграционную амнистию. Парень остался вместе с семьёй, пошёл в школу, потом получил стипендию как самый успешный ученик, окончил университет – юридический факультет, попал в партию. И стал министром государственного управления. 

А Фредди Меркьюри, лидер группы Queen? Он бежал из Занзибара. 

Семья Николя Саркози получила французские паспорта, когда будущему президенту Франции было 17 лет. Я уж не говорю про музыкантов… 

Знаете, когда начинают говорить о бескультурных мигрантах, меня сразу как волной накрывает. Об этом очень хорошо сказал недавно в интервью вице-премьер Германии Зигмар Габриель: Европа – это система ценностей, и если мы говорим, что у нас нет свободы передвижения, что у нас не работает принцип равенства, то весь идеал Европы рушится. К тому же бывает, что люди, бегущие в Европу, очень образованные. Просто жить там, где они родились, невозможно. Вы знаете, что за возможность попасть в Европу они платят от 5 до 8 тысяч долларов? Это плата за нелегальное пересечение моря. Люди собирают последнее, чтобы выбраться. Не могут – отправляют хотя бы одного из деревни, чтобы он выбился в люди. Это отдельная тема – кто стремится в Европу.

- И кто стремится в Европу?

– Большинство, 70 – 75 процентов, – мужчины в возрасте от 20 до 34 лет. Работоспособные, сильные, есть надежда, что они в новой стране пробьются. И молодые люди до четырнадцати, потому что детям право на убежище дают ускоренно.

- А уровень образования? И перспектива трудоустройства?

– Перспектива трудоустройства – это как раз то, о чём говорил Зигмар Габриель. Он сказал, что для гуманитарных мигрантов надо создать не только места жительства, но и обеспечить им места работы, но делать это не только для них, но и для местного населения. Что касается уровня образования, то данные разные. Есть люди, которым Германия предлагает подавать заявление не на убежище, а на так называемую Blue Card – карту квалифицированного мигранта. Это люди с хорошим образованием, может быть, полученным даже в Европе. И таких, по разным данным, от 3 до 7 процентов.

- США созданы мигрантами, но там работал принцип "плавильного котла". К мигрантам с Востока в Европе главная претензия – не хотят ассимилироваться. Может быть, им вообще чужды те ценности, которыми Европа так дорожит?

– Вы сейчас о каких ценностях?

- Да тот же принцип равенства: для кого-то это вещь чуждая хотя бы из-за религиозных правил. Я не говорю сейчас, хорошо это или плохо. Но, может, Европе, раз уж она принимает беженцев, надо их как-то принудительно ассимилировать?

– Был в США известный социолог и психолог Джон Берри. Он создал концепцию "Четырёх столбов". Предлагалось ответить на два вопроса: "Готовы ли вы отказаться от своих культурных, языковых традиций?" и "Готовы ли вы принять ценности и язык принявшего вас общества?". В зависимости от ответов он определял 4 модели существования: ассимиляция, маргинализация, интеграция, сегрегация. Так вот самой выигрышной для обеих сторон моделью он назвал интеграцию: вы не готовы отказаться от своих культурных ценностей и языка, но готовы принять чужие. Самое страшное для Европы не то, что сюда стремятся мусульмане. Кстати, среди мигрантов много и христиан. Вся проблема гуманитарного кризиса в том, что сам механизм предоставления убежища в Европе молод и несовершенен. Европа просто не была готова к катастрофе на арабском Востоке, к революциям в Африке. Механизмы предоставления убежища в разных странах настолько разные, что договориться они не могут.

- Но они же всё время пытаются какие-то общие правила разработать.

– Да, например, в мае этого года проходила встреча представителей стран ЕС как раз на эту тему. Еврокомиссия выступила с идеей ввести квоты на гуманитарных мигрантов для каждой страны. В зависимости от трёх критериев: ВВП страны, численность населения, уровень безработицы. Не помню, сколько кому хотели выделить, но, например, Польша объявила, что не готова принять тысячу, а примет только 100 человек. Премьер-министр Франции сказал, что это распределение – вообще не прерогатива ЕС. Глава Чехии просто предложил забыть об этой идее. Они так и не договорились. Система по-прежнему очень разнородна, и это и порождает кризис.

- Почему самыми готовыми к приёму беженцев оказались Германия и Швеция?

– О Швеции я не могу много сказать. Но в Германии работает несколько факторов. Во-первых, немцы чувствуют свою ответственность. Периодически возникает такой разговор: сколько было беженцев во время Второй мировой войны и перед ней…

- Комплекс вины?

– Нет, я бы не сказала, что комплекс вины. Это историческая память. Кроме того, есть разные демографические выкладки, по одной, например, к 2050 году в Германии ожидается нехватка 5 – 7 миллионов рабочих рук. Уровень рождаемости такой, что популяция не воспроизводится. Наконец, есть понятие цены миграции, или налоговых доходов мигрантов. Филипп Легран, советник по экономике бывшего президента Еврокомиссии, написал открытое письмо в New York Times под названием "Open up, Europe" – "Откройся, Европа". Он рассчитал экономическую выгоду: если Европа примет 20 миллионов человек, то каждый европеец получит налоговых преимуществ порядка 2500 евро. Двадцать миллионов! Мы таких цифр даже не обсуждаем, Германия готовится принять в этом году 800 тысяч беженцев.

- Поэтому, например, Германия даёт мигрантам такие льготы в получении образования? То есть она не для них это делает, а для себя готовит потенциальных высокооплачиваемых специалистов и налогоплательщиков?

– Конечно! Я вот знаю, что в Петербурге детей мигрантов не пускают в школу. Нечто подобное делали Дания и Швеция в 1990-е годы. Там сказали: эти мигранты приехали из тёмных и грязных деревень, мы их к своим детям не пустим. И что они получили? Поколение людей, окончивших только начальную школу. Эти люди вышли на улицы и начали грабить. И несколько лет назад в Швеции был принят закон, по которому любой ребёнок с любым статусом, с документами или без получает бесплатный детский сад, бесплатную школу и преимущества в получении стипендии. Вы берёте ребёнка, учите его языку, прививаете ему культуру, даёте образование. Да, родители у него могут даже не говорить на языке вашей страны. Но ребёнок вырастает уже совсем с другими ценностями. Он прошёл через систему вашей страны.

- Это и есть та самая интеграция?

– Да! А в итоге и получается: министр в Швеции.

- Много вообще гуманитарных мигрантов едет в Европу?

– На самом деле, если вы посмотрите данные верховного комиссара по делам беженцев, то в Европу едет относительно небольшой процент беженцев. Из той же Сирии – в общей сложности 12 миллионов перемещённых лиц, но из них порядка миллиона едут в Ливан, огромное количество – в Турцию, и только малый процент – в Европу. Так что представление о том, что все стремятся в Европу, неверное.

"Новое переселение народов"

Так называет Die Welt поток мигрантов, хлынувший в Европу, в основном в Германию, в последние месяцы. Ситуация с мигрантами в Германии настолько напряжённая, что политики сравнивают её с наводнением на Эльбе. Правительство готовилось к приёму 450 тысяч человек, а реальный поток превысит, считает Frankfurter Allgemeine, 750 тысяч. Для прибывающих беженцев строятся палаточные городки, к работе подключились пожарные, врачи, волонтёры, а солдаты бундесвера помогают в обработке анкет мигрантов.

Жители Германии реагируют по-разному. В конце прошлой недели в саксонском городе Хайденау ультраправые окружили палаточный лагерь мигрантов и пытались не пропустить автобусы с новыми беженцами. "Пиво лилось рекой. Из соседнего супермаркета толпа несла новую и новую выпивку", – описывает события Spiegel. В полицейских неонацисты бросали камни и бутылки. А днём позже пришли защитники беженцев. Стычки между ними и ультраправыми полиция пресекала слезоточивым газом.

Основная часть беженцев – это те, кто вынужден, по выражению главы Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера, "бежать от войны в Сирии, террора ИГИЛ в Ливии или диктатуры в Эритрее". У себя в стране они не могут получить визу для въезда в ЕС, и им приходится пробираться нелегально, доплывая по Средиземному морю на лодках до Балкан. И настоящий "кризис беженцев" охватил именно этот регион. Только за одну ночь с субботы на воскресенье, пишет Die Welt, 7 тысяч человек пересекли границу Македонии на пути в Сербию. "Страна переполнена", – констатирует газета.

Поток мигрантов резко увеличился после того, как Греция, куда доплывает большая часть мигрантов, открыла границу с Македонией. Из Греции мигранты направились в Македонию, оттуда – в Сербию. Две последние страны – пока не члены ЕС, поэтому оттуда беженцы стремятся в Венгрию, чтобы уже без всяких границ пробраться на север Европы и ходатайствовать об убежище там. В итоге Венгрия превратилась, по выражению Die Welt, в "фильтрационный лагерь для беженцев из Сирии, Афганистана и Африки на пути в Северную Европу" и от наплыва мигрантов "небывало распухла". Венгрия решила строить на границе с Сербией забор высотой 3,5 метра, на полметра уходящий под землю, наверху – колючая проволока.

 

Видео YouTube Cornel Sibianul

Видео YouTube Huy Choothmuny

Spiegel: полная картина немецкой иммиграции

Как сообщает Spiegel, ещё недавно больше 60 процентов приезжих в Германии составляли граждане менее благополучных стран ЕС, законно устроившиеся на работу. В 2013 году их было 700 тысяч человек. Преобладали поляки (190 тысяч), румыны (140 тысяч), болгары (61 тысяча), итальянцы (47 тысяч). Большой процент приезжих прежде составляли репатрианты – этнические немцы из стран Восточной Европы. Их переселение началось в 1950 году и достигло пика в 1990-м, за это время переехало 4,5 миллиона человек. В 2013 году, по данным Spiegel, репатриировались в Германию 2500 человек. Евреи из стран бывшего СССР, отмечает Spiegel, могут иммигрировать, но лишь при определённых условиях.

В 2014 году, сообщает Spiegel, в страну въехало 437 тысяч человек. А пик иммиграции пришёлся на "период югославских войн" – 1992 год: 1,5 миллиона человек.

Причину роста числа беженцев в 2014 году Spiegel определяет так: войны в Сирии и Эритрее, ИГИЛ, талибы в Афганистане, террор в Сомали. Из тех 218 тысяч человек, что пытались попасть в Европу по Средиземному морю, 3500 погибли во время переправы. За первую половину 2015 года эту попытку повторили уже 137 тысяч.

На получение убежища, по законам ЕС, может претендовать тот, кто у себя в стране подвергается политическим преследованиям, "чья жизнь или свобода в стране происхождения находятся под угрозой из-за расы, религии, национальности, принадлежности к определенной социальной группе", кому "без дополнительной защиты" на родине грозят пытки или смерть. Беженец получает убежище на 3 года, если за это время ситуация в его стране не изменится, он может ходатайствовать о получении постоянного вида на жительство. Выходцы из "безопасных стран" – Сербии, Македонии и Боснии – могут быть отправлены на родину быстрее. В среднем Федеральное ведомство по вопросам миграции (BAMF) одобряет каждое второе ходатайство.

Некоторые ходатайства об убежище BAMF обрабатывает в особом порядке. К ним относятся, в частности, анкеты выходцев из Косово. Наплыв из этой страны удивил немецкие власти: за первые 4 месяца 2015 года поступило 27 700 анкет от косоваров, за тот же период прошлого года их было всего 1700. Объяснений этому у немцев нет, экономическое положение в Косово, говорит Spiegel, одинаково тяжёлое на протяжении многих лет. Решения по мигрантам из Сирии и Ирака принимаются за несколько дней. С января по апрель 2015 года из 20 тысяч ходатайств сирийцев отклонены были только три. Во всех прочих случаях ждать ответа на ходатайство приходится в среднем 5,3 месяца.

Беженцы, прибывшие в Германию, селятся в общежитии, сдают документы, получают медсправку и регистрируются специальной системой, которая распределяет их по федеральным землям в зависимости от квот. Принятию решения предшествует индивидуальное собеседование с сотрудником BAMF. Пока рассматривается ходатайство, беженцы получают еду, одежду и деньги на карманные расходы. После получения статуса им выплачивается пособие – 359 евро в месяц. Отдельно возмещаются расходы на аренду жилья, отопление и лечение. Общие затраты правительства Германии на приём и размещение беженцев за год составили 3,5 миллиарда евро. При этом исследование Фонда Bertelsmann показало, что каждый иммигрант в итоге выплатил налогов и социальных взносов на 3,3 тысячи евро больше, чем на него потратило государство.

Если ходатайство об убежище было отклонено, несостоявшийся беженец должен покинуть Германию, но может попытаться обжаловать отказ в суде. В прошлом году было депортировано 10 884 человека из более чем 40 тысяч, которые обязаны были немедленно выехать. В основном "отказники" – выходцы из Сербии, Македонии и Косово.

Для иностранцев в Германии действуют бесплатные интеграционные курсы: 600 часов языка и 60 часов дополнительных занятий, например – по правовой системе страны. Несмотря на это, 6 процентов беженцев не сделали ничего, чтобы выучить язык.

Статус беженца – не единственная возможность осесть в Германии. Обладатели так называемых дефицитных профессий – учёные, математики, врачи, инженеры, IT-специалисты – могут претендовать на получение так называемой "голубой карты", дающей право работать в Германии, если удастся заключить контракт на годовой оклад не меньше 37,7 тысячи евро. Для остальных профессий установлен более высокий предел: 48,4 тысячи евро в год минимум.

После 8 лет проживания в ФРГ иностранец может ходатайствовать о получении гражданства, если знает язык и не судим. Все дети, родившиеся на территории страны, получают гражданство автоматически. Если родители ребёнка – иностранцы, ему будет разрешено после 21 года иметь два паспорта. Натурализованных немцев, по данным Spiegel, мало: в 2013 году из всех, кто имел право получить гражданство, воспользовались им только 2,3 процента.

В абсолютном выражении Германия лидирует среди промышленно развитых стран по приёму беженцев. Однако если считать, что на каждые 1000 человек населения в 2014 году ФРГ приняла двух мигрантов, то она занимает в Европе 7-е место. На 1-м месте – Швеция: 7 беженцев на 1000 жителей. Опережают Германию, по данным Spiegel, Венгрия и Мальта.

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

 

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор