12.08.2015 11:42
0

Беда "Курска" — в его командирах

В пятнадцатую годовщину гибели подлодки "Курск" "Фонтанка" начинает серию материалов о причинах и последствиях трагедии. Об уроках и жизни после.

Павел Кассин/Коммерсантъ
Павел Кассин/Коммерсантъ

Виновных в гибели экипажа К-141 "Курск" искало и не нашло следствие. Единственный человек, кроме следователя, который успел ознакомиться со всеми материалами уголовного дела, – адвокат Борис Кузнецов. "Фонтанке" он рассказал о том, как погиб "Курск".

Ровно 15 лет назад, 12 августа 2000-го, затонула лучшая на тот момент российская субмарина – К-141 "Курск". Несколько иностранных государств – Норвегия, Япония, США, Великобритания – немедленно предложили России помощь в проведении операции, но наша страна эту помощь отклонила. И потом в течение почти двух недель командование ВМФ уверяло родных подводников, что ребята живы, едят шоколад и ждут спасателей. Вся страна, прильнув к телеэкранам, ловила новость: вот слышны стуки из лодки – ага, живы… И гадала, на сколько времени хватит у ребят кислорода. Родные подводников метались между надеждой и отчаянием. Через 2 недели помощь норвежцев всё-таки приняли. Оказалось – поздно. Всего из 118 подводников сразу после взрывов выжили 23 человека, но сколько времени они жили, можно ли было спасти их, если бы операцию начали сразу, – это теперь одна из самых больших загадок гибели "Курска". Официальная версия изменилась, как только стало известно, что спасать уже некого: подводники будто бы жили не больше 8 часов, шансов у них не было.

На вопрос американского телевидения о том, что случилось с лодкой, президент Путин ответил знаменитым "Она утонула". Адвокат Борис Кузнецов, который представлял в уголовном деле родственников погибших, теперь назвал так свою книгу.

Что на самом деле произошло с "Курском" – версии перебираются до сих пор. Уголовное дело было прекращено. Это породило массу предположений, не всегда имеющих под собой реальную основу: торпедная атака со стороны американских подлодок, столкновение с надводным кораблём и так далее. Борис Кузнецов имел доступ к материалам дела как адвокат потерпевших. Кроме того, он в прошлом – криминалист, а ещё – человек с навигационным образованием.

- Борис Аврамович, вы можете назвать причину гибели 118 человек на "Курске"? Ту, что подтверждена какими-то доказательствами?

– Внутренний взрыв в торпедном аппарате, где находилась перекисно-водородная торпеда. Формально причина гибели "Курска" и экипажа – чисто технологическая. Но только формально.

- Что значит – "только формально"?

– Это значит, что за внешней технологичностью стоит очень серьёзный человеческий фактор. Он связан и с тем фактом, что "Курск" никогда раньше не стрелял перекисно-водородными торпедами, даже на государственных испытаниях. И с подготовкой экипажа. И с проведением тех учений. И с организацией спасательной операции.

Торпеда

- Чем перекисно-водородная торпеда так отличается от других, что вы выносите её использование в причины гибели "Курска"?

– Перекисно-водородная торпеда использует в качестве основного топлива керосин, а окислитель – пероксид водорода. Смешиваясь в камере сгорания, они дают высокую температуру, такие торпеды имеют очень большую дальность, до 80 миль. Но пероксид водорода – вещь опасная. Даже на открытом воздухе химический стаканчик, где его совсем чуть-чуть, начинает нагреваться. Если туда капнуть масла, он тут же воспламеняется. В торпеде пероксид водорода находится в специальном резервуаре. Но всякое может быть: коррозия, ещё что-то. Поэтому для таких торпед установлена система контроля окислителя: как только в резервуаре с пероксидом повысится давление, приборы это зафиксируют, и излишки пероксида будут сброшены за борт. После загрузки торпеды на борт её нужно было подсоединить к этой системе. Но на "Курске" никто этого сделать не смог. Вызывали офицера с другой подводной лодки.

- Зачем тогда надо было вообще брать торпеду этого типа?

– Так положено было по плану тех учений. Думаю, что это был обыкновенный выпендрёж. План этот подписан начальником штаба Северного флота вице-адмиралом, героем Советского Союза Моцаком. Которого я считаю одним из виновников гибели корабля и экипажа.

- Лячин мог сказать, что эту торпеду не будет использовать – и всё тут?

– Это очень серьёзный вопрос. Это вопрос к человеку, которого нет в живых. Наверное, мог. Но надо знать систему, сложившуюся на флоте: попробуй возразить вышестоящему чину. Был случай, когда командир дивизиона подводных лодок отказался выполнять незаконную команду вышестоящего начальства. Знаете, куда его направили? В свинарник!

- Но ведь вы говорите, что вызванный с другого корабля офицер систему подключил?

– После погрузки торпеда находилась не в торпедном аппарате, а на стеллаже. Она загружается в торпедный аппарат примерно за 3 часа до выстрела. Перед стрельбой нужно было отключить систему на стеллаже и подключить в торпедном аппарате. А на "Курске" этого никто не умел. Видимо, этого и не сделали. И утечка пероксида привела к взрыву.

Взрыв

- Что произошло на "Курске"?

– Началось с возгорания пероксида водорода в торпедном аппарате. Сейчас не установить причину – микротрещины, необезжиренные трубки или ещё что-то – определить невозможно, потому что всё, что сохранилось, искажено картиной взрыва. Но совершенно точно: первый взрыв произошёл внутри торпедного аппарата, в котором и находилась та самая проблемная учебная торпеда.

- Как это установили, если всё искажено взрывом?

– Когда "Курск" подняли, то увидели, что задняя крышка торпедного аппарата вварена в переборку между первым и вторым отсеками. Это значит, что направление взрыва было от носа к корме. То есть крышка пролетела весь первый отсек, ударилась о переборку и оказалась в неё вварена.

- Известно, что взрывов было два. Как произошёл второй?

– Я убеждён, что первый взрыв произошёл без разгерметизации лодки. Потому что сила его была направлена не к носовой крышке торпедного аппарата, а к задней, которая оказалась слабее. Задняя крышка была закрыта, но запирающее устройство, кремальера, не было довернуто на два часа. А взрыв всегда ищет слабое место, и именно этим слабым местом обусловлена его направленность. Во-первых, чтобы открыть переднюю крышку, требуется гидравлическое усилие. Во-вторых, "Курск" находился на перископной глубине, то есть торпедный аппарат был на глубине примерно 10 метров, а это – дополнительно 2 атмосферы, которые давили на носовую крышку. Поэтому сила взрыва ушла в заднюю часть, и разгерметизации не было. Но этот взрыв вызвал объёмный пожар. Температура могла достигать 3000 градусов. В результате пожара через 2 минуты 15 секунд произошла детонация части боезапаса в торпедном отсеке. Сдетонировали примерно 10 торпед. От второго взрыва нос "Курска" раскрылся, как цветок. Торпедный аппарат взрывом выбросило наружу. Он упал на дно, а лодка ещё продолжала двигаться. Поэтому фрагменты торпедного аппарата обнаружены на дне за кормой лодки.

Документы

- Вы сказали, что в числе причин была подготовка учений. Остались какие-то записи об этом?

– Сохранились, в частности, записи о подготовке торпеды. Но многие документы были изъяты, а многие – подделаны.

- Подделаны?

– Я криминалист. Мне это видно.

- Кем подделаны и зачем?

– Например: "Акт проверки системы аварийного выброса" от 15 декабря 1999 года подписан командиром БH-3 Байгариным и утверждён командиром подводной лодки капитаном I ранга Лячиным. Но и Лячин, и Байгарин погибли на "Курске".

- Да, но погибли через 8 месяцев после появления этого документа – судя по датам на нём.

– Там стоят не их подписи. Акт писали, когда обоих уже не было. После аварии. "Акт обезжиривания и проверки трубопровода" от 16 декабря 1999 года на "Курске" тоже сделан задним числом. Это очень важно. Помните, я вам говорил, как нагревается стаканчик с пероксидом, если капнуть масла? Необезжиренные трубки могут быть причиной возгорания топлива в торпеде и первого взрыва.

- Если бы акты подделывали, могли бы дату поставить посвежее.

– Есть регламент: проводить проверки в определённые сроки. А акты составляли уже после того, как торпеда была "использована". То есть после гибели "Курска".

- Есть ещё какие-то сомнительные документы?

– "Акт комиссии 7-й дивизии подводных лодок о приёме экзаменов личного состава БH-3" – о допуске к эксплуатации системы контроля окислителя. Подписан капитаном I ранга Багрянцевым, утверждён командиром 7-й дивизии контр-адмиралом Кузнецовым. И там – не подпись Багрянцева, который погиб на "Курске".

- А подпись контр-адмирала подлинная?

– Эту деталь я не помню.

- Если Кузнецов подписывал акт по-настоящему, он же не мог не знать, что вторая подпись подделана?

– Конечно, он знал. Я абсолютно убеждён, что документы были подделаны по приказу или Попова, или Моцака. Дальше. Рапорт капитана I ранга Лячина на имя командира 7-й дивизии о приёме специальных задач от боевых частей и служб подводной лодки от 17 июня 2000 года – там подпись не Лячина. И на рапорте о готовности к сдаче курсовой задачи экипажем подводной лодки. И под записью в "Журнале учёта занятий и тренировок", которые проходили с 11 по 24 июля. И под рапортом об устранении замечаний по задаче Л-1 на подводной лодке от 20 июня. На всех этих документах подписи подделаны.

- Вы просто видите это как криминалист или есть подтверждения?

– Всё это есть в заключении эксперта – вице-адмирала Рязанцева. В экспертизе, которая, заметьте, приобщена к материалам уголовного дела.

- И как с таким заключением уголовное дело было прекращено?

– Вы наивный человек!..

- Предположим, действительно этот комплект документов – с поддельными подписями. Но ведь наверняка существовали документы подлинные? Они-то сохранились?

– Конечно, сохранились. Но какой смысл рассматривать документы, например, о готовности ядерных реакторов, если между ними и гибелью "Курска" нет причинной связи? То, о чём я говорю, – документы, которые должны были свидетельствовать, что стрельба перекисно-водородной торпедой была подготовлена. Поймите, что торпеда -  сложнейшее устройство. К стрельбе нужно готовиться. И в мировой практике уже были случаи, когда перекисно-водородные торпеды взрывались. В Портсмуте в 1955 году такая торпеда рванула, были человеческие жертвы, и Великобритания от этих торпед вообще отказалась.

Время жизни

- Несмотря на то что прошло 15 лет, я помню, как несколько дней мы все следили за сообщениями о "Курске". И всё время была информация о стуках на лодке. Потом появилось объяснение, что это были какие-то другие стуки?

– Да-да, оно появилось благодаря ещё одному "эксперту". Это был заместитель главного штурмана ВМФ, в то время – капитан I ранга Сергей Козлов. Он провёл "экспертизу" по пеленгу стуков и пришёл к выводу: большая их часть не совпадала с местом расположения "Курска" на дне. Следствие сделало вывод: стучали неизвестные лица в подводных частях надводных кораблей. В том районе действительно были надводные корабли. Но, скажите мне, какой идиот будет подавать сигналы SOS, когда идёт реальная спасательная операция? Я сам тоже проделал работу, чтобы установить локализацию стуков. Помогло моё навигационное образование.

- А где вы брали информацию для исследований?

– Стуки фиксировали несколько кораблей. В том числе – спасательное судно "Михаил Рудницкий". И тот же "Пётр Великий". По моим выводам, по локализации они полностью совпадают с местом нахождения "Курска".

Она утонула

- На "Петре Великом", участвовавшем в учениях, взрыв почувствовали сразу?

– Второй взрыв соответствовал магнитуде 4,2 балла. Чтобы было понятнее: землетрясение в Спитаке было магнитудой 6,8 балла. Взрыв на "Курске" был такой силы, что его зафиксировали все сейсмические станции во всех северных странах. На Аляске, в Гренландии, в Норвегии. Он докатился до "Пётра Великого", который получил довольно сильный гидравлический удар, там офицеры попадали, в деле есть их показания.

- Видимо, командование учениями, которое тоже находилось на "Петре Великом", как-то должно было отреагировать на такой взрыв?

– Они обеспокоились только после того, как "Курск" не вышел на связь. Через полтора часа после взрыва.

- То есть они даже не поинтересовались, что там взорвалось?

– Нет! Я думаю, что об этом Попов или Моцак ни за что не расскажут. Может быть, праздновали окончание учений. У меня, конечно, доказательств нет. Но что ещё?  "Курск" – лучшая подводная лодка. Лячин – блестящий командир. На него в администрации президента лежало представление на присвоение ему звания Героя России. И потом, вы не представляете, какого размера это был корабль. Это 6-этажный дом, 8 или 10 подъездов длиной. Полтора футбольных поля. Чисто психологически представить, что этот корабль может утонуть, невозможно. Я убеждён, что командир "Петра Великого" Касатонов доложил командованию о взрыве. Но показаний об этом он не дал, а после "Курска" резко пошёл на повышение.

- Вы можете подробнее рассказать, что происходило 12 августа 2000 года?

– В 11 часов 9 минут гидроакустик "Петра Великого", старший лейтенант Андрей Лавренюк, обнаруживает подводную лодку, ведущую гидроакустический поиск. То есть лодка пытается определить местонахождение цели. Он записывает это в акустический журнал. В это время "Курск" ещё цел и, как мы понимаем, готовится к стрельбе. Возможно, той самой торпедой. В 11.28 в акустическом журнале – новая запись: взрыв по пеленгу 96 градусов. Лавренюк докладывает об этом на мостик. Командир "Петра Великого" должен был дать команду на классификацию взрыва: подводный, надводный, какой силы, каков его характер. Ничего этого не делает ни он, ни командование учениями. "Курск" не выходит на связь. "Курск" не осуществляет учебную стрельбу. И только спустя 12 часов, в 23.30, "Курск" объявляют аварийным. А еще раньше, примерно в час дня, командующий Северным флотом улетает на берег, сообщив журналистам, что учения прошли благополучно.

- Зная, что "Курск" объявлен аварийным? А когда и как его начали искать?

– Руководителю поисково-спасательной операции только в 23.30, когда "Курск" был объявлен аварийным, доложили о взрыве. Он вызвал Лавренюка. По карте они определили, где во время взрыва находился "Пётр Великий" и цифры пеленга. И "Пётр Великий" начал двигаться по линии пеленга. В 2 часа 22 минуты гидроакустики услышали подводные стуки. Ориентируясь на них, нашли место гибели "Курска". Рядом с "Петром Великим" никаких кораблей и судов не было, и это доказательство того, что стучали именно подводники "Курска", а не те мифические лица "из подводной части надводных кораблей", как указал следователь в постановлении о прекращении уголовного дела по гибели "Курска".

"Отчаиваться не надо"

- Можно ли делать какие-то выводы из найденных на "Курске" записок подводников?

– Есть записки капитана Колесникова. Их три. Я не буду их цитировать, они давно опубликованы. Важно, что первая написана ровным почерком. Она датирована 12 августа 2000 года в 15:15. Следующая часть записки была написана в темноте. В ней даты не стоит. Именно в ней он написал слова "отчаиваться не надо", которые потом выбили на памятнике "Курску". Ещё одна записка написана капитан-лейтенантом Сергеем Садиленко. Там есть слова исключительной важности: "При выходе на поверхность не выдержим компрессии". Это объясняет, почему подводники не пытались выйти самостоятельно. Хотя у 19 человек такая возможность была, в кормовых отсеках было 19 спасательных аппаратов.

- И почему не попытались выйти хотя бы 19 человек?

– Для выхода нужно, чтобы подводников встречали на поверхности, спасательные суда должны быть укомплектованы аппаратами для декомпрессии. Но подводники в 9-м отсеке не знали, будут ли их встречать. Они боялись погибнуть от кессонной болезни. Это очень мучительная смерть.

- Почти сразу после известия об аварии помощь предложила Норвегия. Кажется, не прошли даже пресловутые 8 часов. Если бы мы приняли помощь?

– Я вам больше скажу: 14-го числа командование ВМФ Великобритании отправило самолёт со спасательным аппаратом. Но ему не дали посадки, отправили обратно.

- Почему?

– Для наших военных государственная тайна значит больше, чем жизнь людей. Другую причину назвал Путин, когда встречался с родственниками погибших: мы, сказал он, считали, что у нас есть средства для спасения моряков.

- А они были?

– Были. Это аппараты АС-32 и АС-34. На корме подводной лодки, как раз в 9-м отсеке, есть спасательный люк. Он окружён широким кольцом, которое называется комингс-площадкой. К ней присасывается аппарат, который подходит к лодке и стыкуется с ней. Вода откачивается, и подводники переходят в спасательный аппарат.

- И что помешало использовать эти наши аппараты?

– Ни один из них не смог присосаться. Хотя они специально предназначены для спасения экипажей затонувших подводных лодок, в том числе типа "Курска". Но за всё время существования "Курска" ни разу не было учебных попыток.

- Их не учили спасаться?!

– Не в этом дело. Подводную лодку сверху покрывают резиной, чтобы снизить опознаваемость её противником. Чтобы акустические сигналы скрадывались. Но комингс-площадка должна на несколько сантиметров возвышаться над резиновым покрытием. А у "Курска" она была "утоплена". И когда спасательный аппарат садился, резина мешала ему присосаться.

Американские подлодки

- Многие родственники погибших верят в другие версии, например – о столкновении с американской подводной лодкой "Толедо" или "Мемфис".

– Это бред. То есть теоретически это возможно, и в истории советского подводного флота было три подтверждённых столкновения. Но "Мемфис" и "Толедо" – лодки водоизмещением 7 тыс. тонн. А у "Курска" – 23,8 тыс. тонны. И столкновение с ним – это как если бы велосипедист налетел на грузовик. На камбузе "Курска" даже посуда бы не побилась.

- Другие говорят, что "Мемфис" или "Толедо" атаковали "Курск" торпедой.

– На американских торпедах MK48, о которых говорится в этой версии, установлена головка акустического наведения. То есть – на шумы. Самое шумное место у корабля – винты. Торпеда попала бы в хвостовую часть "Курска". Предположим, что торпеда каким-то образом попадает в торпедный отсек. Происходит взрыв, "Курск" погибает. Но куда тогда нам девать первый взрыв? И куда нам деть промежуток в 2 минуты 15 секунд между первым и вторым взрывами? Чисто технологически ни столкновение с американской подлодкой, ни попадание торпеды не могли послужить причиной катастрофы.

- Странно: как адвокат вы представляли интересы родных подводников, а версия, которую вы отстаиваете, говорит о недосмотре со стороны экипажа, то есть бросает тень на погибших.

– Она не бросает тень на погибших. Это не вина экипажа. Это его беда, что были такие командиры.

Беседовала Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"


© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор