09.08.2015 18:12
0

Кто заплатит за казнь санкционной еды

Уничтожение на границе санкционных продуктов потребует от ответственных за это таможни и Россельхознадзора немалых затрат на специальные крематории. Однако платить за это чиновники пока не готовы, предлагая производителю "инсинераторов" рассчитаться «добрым словом».

Коллаж ДП/"Фонтанка"
Коллаж ДП/"Фонтанка"

На минувшей неделе на территории аэропорта «Пулково» состоялось первое публичное петербургское аутодафе санкционной еды. Сотрудниками ФТС, Россельхознадзора и Роспотребнадзора в присутствии свидетелей в лице журналистов было уничтожено около 500 кг немецкого сыра и 215 кг литовского мяса.

До того продукты-нелегалы в основном просто депортировались. Как следует из отчета Россельхознадзора, в прошлом году поставщики, ввозившие товар через таможни Петербурга и Ленобласти, получили обратно 1,5 тысячи тонн продуктов.

Казнили ранее лишь тех "арестантов", которые были признаны некачественными и опасными. Например, в 2014 году на утилизацию отправили 273,7 тонн мяса и рыбы, то есть в шесть раз меньше, чем вернули поставщикам. Большая часть (208 тонн) была уничтожена термически, проще говоря, сожжена. Остальная — переработана на мясо-костную муку.

Но, по мнению министра сельского хозяйства Александра Ткачева, такой подход не остановил импортеров запрещенки от дальнейших попыток прорваться на российский рынок. Поэтому правительство РФ постановило уничтожать такие товары «всеми доступными способами».

Уже после первого публичного уничтожения 70 тонн запрещенных фруктов и овощей в ФТС заметили «резкое снижение объемов ввозимой в нашу страну растительной продукции». Это свидетельствует об эффективности новой меры, убеждены чиновники.

Экономика аутодафе

Если возврат запрещенки оплачивал сам отправитель, то расходы на ее уничтожение пока придется взять на себя государству, то есть в конечном итоге – налогоплательщикам.  

Сейчас таможенные посты Северной столицы оснащены инсинераторами, или, иначе говоря, специальными печами для сжигания. В частности, они установлены в аэропорту «Пулково», а также «Морском порту Петербурга», портах «Усть-Луга», «Приморск» и закуплены для строящегося порта «Бронка».

Работают такие устройства на солярке. По словам генерального директора их производителя, петербургской компании «Турмалин», Михаила Вострикова, на уничтожение одного килограмма мяса необходимо примерно 200 грамм топлива, на уничтожение килограмма сыра — 100 грамм. Таким образом, при стоимости данного топлива на 1 июля 34,74 рублей за литр, уничтожение одного килограмма мяса обходится в 7 рублей, одного килограмма сыра — в 3,5 рубля.

Сумма вроде бы не большая, однако, если бы таким образом уничтожили всю продукцию, которая в прошлом году была возвращена отправителю Россельхознадзором по Петербургу и Ленобласти, на это было бы потрачено от 5,2 до 10,4 млн рублей. Впрочем, необходимо учитывать, что не все депортированные товары были из стран, попавших под эмбарго.

Первое публичное аутодафе петербургской санкционки спонсировала компания «Воздушные ворота Северной столицы», управляющая аэропортом «Пулково», поскольку именно ей принадлежит инсинератор. Как пояснили в Россельхознадзоре, ставшем инициатором казни, компания не только предоставила доступ к печи, но и обеспечила необходимое для сжигания топливо.

По словам Михаила Вострикова, сжигательные печи обычно не находятся на балансе таможни или Россельхознадзора, а принадлежат порту или аэропорту, поскольку закупаются еще на этапе проектирования. Впрочем, для собственных нужд те тоже могут их использовать.

Но все же для уничтожения санкционки в промышленных масштабах ответственным за это таможне, Россельхознадзору и Роспотребнадзору придется либо возмещать аэропортам и портам расходы за эксплуатацию, либо закупать собственные сжигательные мощности.

Инсинератор — устройство не из дешевых. Так, ИН-50, подобная той, что установлена в Пулково, обойдется в 6 млн рублей, то есть более 2,3 млрд рублей на все 388 российских таможенных постов.

Впрочем, «Турмалин» уже заявляет: он готов снабдить заинтересованные ведомства мобильными инсинераторами. Они стоят 10-30 млн рублей, однако имеют большую мощность и способны обслуживать сразу несколько постов.

Однако, чиновники, похоже, платить пока не готовы. Так, на этой неделе помощник руководителя Россельхознадзора Алексей Алексеенко заявил, что ведомство дополнительного финансирования на покупку техники не получало, однако имеет в достаточном количестве печи для сжигания санкционных продуктов.

Однако, по словам Михаила Вострикова, чиновники лукавят: после объявления решения правительства уничтожать санкционирую еду, к нему поступил шквал обращений ответственных ведомств. Правда, многие из потенциальных клиентов признались, что в настоящее время не располагают необходимым финансированием, и предложили рассчитаться «мощным пиаром», а то и вовсе «добрым словом».

В пресс-службе Северо-Западного таможенного управления «Фонтанке» сообщили, что пока не задумывались о приобретении собственных крематориев. В ведомстве также напомнили, что вольны выбрать и другой способ уничтожения — например, запахать бульдозером, а там экономика будет уже совсем иная. А могут и вовсе не инициировать казнь сами, предоставив решать это коллегам из Россельхознадзора.

Неучтенные затраты

Решение уничтожать санкционные продукты не только потребует дополнительных расходов на топливо и печи, но и нанесет ущерб окружающей среде, говорит ведущий эксперт экобюро GREENS Елена Смирнова.

Так, первая партия сыра и колбасы, казненная в четверг в Пулково, была сожжена прямо в упаковке. «В основном это пластик, а это – выбросы в окружающую среду, а также токсичная зола, которую тоже нужно как-то утилизировать. Да и потом, любое сжигание — это выделение тепла, которое приводит к изменениям климата», – отмечает Елена Смирнова.

Впрочем, запахивать санкционку бульдозером немногим лучше.

«Менее 10% наших свалок оборудованы таким образом, чтобы воспрепятствовать контакту отходов с окружающей средой. В остальных случаях пластик, разлагаясь, будет загрязнять почву и грунтовые воды», — комментирует эксперт.

По ее словам, куда более рационально было бы переработать санкционные сыры и мясо на корм свиньям, а фрукты и овощи превратить в компост.

«Но вообще самым экологичным решением было бы раздать арестованные продукты неимущим гражданам», — подчеркивает Елена Смирнова. Многие эту позицию разделяют. Так, петицию о передаче санкционки нуждающимся на данный момент подписало более 334 тыс. человек.

Однако практическая реализация такого подхода кажется сомнительной. Так, прежде чем ответственные ведомства примут решение о судьбе продукта-нарушителя, ему приходится немалое время томиться на таможне. А за это время срок годности продукта может попросту истечь, даже если на момент задержания единственной претензией к нему была страна происхождения.

Галина Бояркова, «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор