03.08.2015 20:34
0

Выборы-2015: оппозиция на привале

К началу рабочей недели большим и звонким предметом накрылись, кажется, выборы для оппозиции почти везде, где она попыталась заявиться. Надежда только на Кострому и Магадан.

Сергей Коньков/ДП/Trend
Сергей Коньков/ДП/Trend

Остаются призрачные шансы на начало кампании у "команды Навального" в Костроме, у "Гражданской инициативы" – в Магадане. Но даже сами несостоявшиеся кандидаты говорят, что и в двух оставшихся регионах в креативности властей не сомневаются.

Полностью избавиться от либералов удалось, кажется, Калужской области: там на выборы, видимо, не идут ни Демократическая коалиция сторонников Алексея Навального, созданная на базе РПР-ПАРНАС, ни партия "Гражданская инициатива" с экс-министром экономики России Андреем Нечаевым. Если, конечно, решения избиркомов не будут опротестованы в ЦИК или в суде.

Калуга

Накануне выходных, 31 июля, на сайте РПР-ПАРНАС появилось заявление о том, что в Калужской области партия отказывается сдавать в избирком подписные листы для регистрации списка кандидатов, потому что в них выявлены так называемые "токсичные" подписи.

"Мы столкнулись с беспрецедентной спецоперацией по внедрению в наш штаб организованной группы изготовителей фальшивых подписей, – говорилось в заявлении партии. – За время кампании было собрано более 6300 подписей (при необходимом минимуме в 4000). К чести наших кандидатов и работников штаба, в последние 10 дней им удалось выявить более 2500 подозрительных подписей, связанных с деятельностью организованной группы "рисовщиков".

Вообще-то "токсичных" сборщиков нельзя назвать "рисовщиками". Они ничего не подделывают. Они приходят к реальным людям, берут у них реальные автографы, но при заполнении паспортных данных  как бы нечаянно меняют одну циферку в номере документа. Или вписывают один и тот же номер разным людям на разных листах. Создавая, таким образом, что-то вроде мины замедленного действия. Эта технология стала "открытием" нынешней кампании.

- Для меня самая яркая история – внедрение в наш штаб этих самых "токсичных" сборщиков, которые приносили заведомо бракованные подписи, – поделился с "Фонтанкой" глава штаба в Новосибирске Леонид Волков. – Они же их честно собрали, честно пройдя по домам, принесли более 3 тысяч подписей! Это огромный масштаб и по финансированию, потому что им наверняка щедро платили, и по организованности!

Новосибирск

Команда Волкова в Новосибирске обнаружила "токсичные" подписи вовремя, ещё до сдачи листов в избирком. Для этого была создана, как написал Алексей Навальный, целая система под названием "Жнец": все листы подвергались многоступенчатой компьютеризированной проверке, в результате которой, как надеялся Волков, мышь не могла проскочить. Это действительно помогло новосибирской команде избежать умышленного "отравления" подписных листов. Но не помогло зарегистрироваться. Как уже писала "Фонтанка", для отказа "команде Навального" в регистрации в Новосибирске местный избирком использовал устаревшую базу УФМС и собственные ошибки избиркомовских сотрудников.

Сейчас несостоявшиеся пока кандидаты от Демкоалиции в Новосибирске вместе с членами штаба и во главе с Леонидом Волковым голодают в знак протеста. Рассчитывают, что это произведёт впечатление на Центризбирком, куда они подали жалобу.

- Во вторник, 4 августа, в 14:30 по Москве состоится заседание рабочей группы Центризбиркома по рассмотрению нашей жалобы, – сообщил "Фонтанке" Леонид Волков. – После этого более-менее понятна станет позиция ЦИК. В среду состоится заседание самого Центризбиркома. Если решение будет не в нашу пользу, то у нас ещё останется возможность обжаловать отказ через суд. Не позднее 5 августа мы должны в Новосибирске подать заявление в областной суд. В 5-дневный срок он должен будет наше заявление рассмотреть. Теоретически остаётся последняя инстанция – Верховный суд. Мы её обязательно пройдём. Хотя бы для того, чтобы получить право на обжалование в ЕСПЧ и в КС.

Кострома

Ещё в одном городе, где попыталась начать кампанию Демкоалиция, ситуация очень запутанная, но надежда проскочить есть. В Костроме арестован глава избирательной кампании, петербуржец Андрей Пивоваров, Следственный комитет вменяет ему попытку получить доступ к паспортной базе данных в полиции. Якобы таким способом Пивоваров хотел избежать повторения новосибирской истории и заранее проверить подписные листы. Была опасность, что арест для того и был затеян, чтобы все собранные Демкоалицией подписи были изъяты следствием как вещдок. Но листы удалось сдать в избирком. И тот сейчас проверяет автографы в поддержку оппозиционеров.

- Сначала наши подписи проверяли по ГАС "Выборы", – рассказал "Фонтанке" заместитель председателя РПР-ПАРНАС Илья Яшин. – Сегодня эти же листы передали для ещё одной проверки в УФМС. Это случай исключительный. Обычно проверяют или через ГАС, или через ФМС, а вот наши прогоняют по обеим базам.

Сама по себе "многоэтапность" проверки в Костроме говорит о том, что на этапе ГАС "Выборы" нужного процента брака, увы, не нашлось. Это подтвердил и Илья Яшин.

- По нашей информации, критичного процента брака пока не нашли, – сказал он. – Мы очень внимательно, дотошно выверяли все подписи. Совсем от брака застраховаться невозможно. Но у нас было собрано 4,3 тысячи подписей при необходимом максимуме сдачи 3 тысячи. Благодаря этому удалось отсортировать листы практически идеального качества. Но это, как мы теперь понимаем, ничего не означает.

Поэтому, "безрезультатно" прогнав подписи через ГАС "Выборы", костромской избирком, продолжил Яшин, не унывает. Даже если не поможет база УФМС, есть масса других инструментов.

- Предстоят ещё проверки графологами и на технический брак – членами комиссии, – добавил Яшин. – Такая жёсткая проверка проводится только в отношении нашей коалиции. Ранее были поданы подписи прокремлёвских партий-спойлеров, которые тоже якобы собирали подписи, хотя в городе не видно было ни одного их сборщика. Их, как мы знаем, вообще по базам не проверяли.

Опять Калуга

В воскресенье, 2 августа, стало известно, что в Калужской области избирательная комиссия забраковала все 100 процентов подписей, собранных другой оппозиционной партией – "Гражданской инициативой". Там, в отличие от процедур в Новосибирске и в Костроме, избирком мог вообще не утруждаться проверкой подлинности автографов. Причиной отказа в регистрации списка стало то, что в подписных листах членом партии значится её председатель – экс-министр экономики России Андрей Нечаев.

- По мнению членов избиркома, мы не дали избирателям нужной информации: они расписывались за меня как просто за члена партии, пребывая в неведении о том, что я председатель, – объяснил "Фонтанке" резоны калужского избиркома сам Андрей Нечаев. – Это отказ незаконный. По закону я был обязан указать в подписных листах то, что указал в заявлении. А в заявлении было указано, что я член партии.

Однако, признавая недействительными все собранные подписи, калужский избирком назвал 1200 штук ещё и недостоверными. Видимо, на всякий случай. "Гражданская инициатива" тоже подала жалобу в ЦИК и ждёт результата.

У этой партии ещё остаётся Магадан, где избиркому предстоит проверить 650 собранных подписей.

- У нас осталась надежда на Магадан, – подтвердил Андрей Нечаев. – Хотя, конечно, после ситуации с Калугой она кажется уже призрачной.

Сюрприз

Эти выборы имеют ценность не только сами по себе. Если партия проходит в региональный парламент, она получает возможность баллотироваться в Госдуму без сбора подписей. Хотя Борис Немцов, став депутатом в Ярославле, не просто обеспечил партии "входной билет" в Думу, но ещё успешно работал на местном уровне. Настолько успешно, что месть отправившихся в отставку после его разоблачений чиновников называли одной из версий убийства. И Андрей Нечаев добавил, что ему было бы интересно поработать в калужском Заксобрании.

- Я возглавляю список и сам собирался там поработать в случае успеха, потому что регион очень интересный, – заметил он. – И, конечно, это должно было стать заделом на выборы в Госдуму.

Все собеседники "Фонтанки" признались, что в той или иной степени ждали помех. Хотя и не ожидали такого размаха.

- Честно говоря, опасения какие-то были, но такого я не ожидал, – признался Андрей Нечаев. – Я понимал, что нас будут рассматривать через лупу. Но не думал, что через такую. Мы честно собирали подписи, всё время в паблике рассказывали, сколько их собрано, как их собирали. И были в своих подписях абсолютно уверены.

Леонид Волков не стал скрывать, что "уровень правового беспредела в новосибирском избиркоме" оказался для его коллег сюрпризом.

Илья Яшин заверил "Фонтанку", что не питал иллюзий насчёт того, с кем предстоит иметь дело на выборах в качестве оппонентов.

- Мы понимали, что может быть принято решение о частичном допуске, может – о тотальном недопуске, а может быть, что власть решит поиграть в демократию, – рассуждал он. – Гадать, каким будет политическое решение, мы не можем. Поэтому действуем строго по закону. Власть постоянно говорит, что мы – деструктивные силы, что мы хотим революции, развала страны, поэтому нас никто не поддерживает. Но вот мы идём на выборы, действуем в рамках закона. Мы не хотим революции. Мы хотим конкурировать честно и открыто. Но нас всё равно не пускают.

Тем не менее ни у кого не было сомнений, надо ли в таких предлагаемых обстоятельствах вообще затевать кампанию.

- А какая альтернатива? – вопросом на вопрос ответил Андрей Нечаев. – Мне категорически не нравится то, что происходит в стране. Она совершенно очевидно идёт в тупик и в экономическом плане, и в политическом. Я не готов ложиться на диван и читать исторические романы, но я не готов и идти на баррикады, агитировать на штурм Кремля. Я убеждён, что свой запас революций Россия исчерпала на много десятилетий вперёд. И тогда остаётся только действовать в том правовом поле, которое есть.

Вопрос об альтернативе задал "Фонтанке" и Леонид Волков.

- Нам сто раз говорили: что ж это оппозиция сразу хочет на федеральный уровень, пусть сначала докажет в регионах, – объяснил он. – Мы считаем, что сделали всё правильно.

Не для пугливых бабушек

Глава Центра политической  информации Алексей Мухин не считает, что оппозиционеры "сделали всё правильно". И их проблемы – результат их недопустимой агрессивности.

- На этих выборах несистемная оппозиция избрала почему-то очень конфликтный, агрессивный стиль ведения кампании, – полагает политолог. – Вероятно, местные власти немножко испугались непривычного формата. То есть оппозиция немного, простите, виновата в том, что создала такую конфликтную ситуацию. Я не снимаю ответственности с властей за те нарушения, которые, возможно, произошли, в этом будут разбираться и ЦИК, и суд. Но! Я наблюдаю за тем, как ведут себя оппозиционеры. Эта модель избирательной кампании была опробована ещё в Москве, на выборах мэра. А вы учтите, что местные бабушки из избиркомов – люди пугливые.

И, конечно, не стоит, по мнению Алексея Мухина, искать в неудачах оппозиции зловещую "руку Москвы".

- Москва дала указание ясно и чётко: регистрировать всех, но – по закону, – говорит он. – Не давать никому: ни "своим", а "Родина" тоже не зарегистрирована, ни "чужим". Так что sorry.

Президент Фонда прикладных политических исследований "ИНДЕМ" Георгий Сатаров согласен с коллегой только в одном: Москва тут действительно, скорей всего, ни при чём.

- Это может быть просто проявление общего инстинкта бюрократии, которую объединяют общий страх, общее стремление сохраниться, – толкует он действия региональных властей.

Правда, действия эти кажутся уж больно согласованными: всё-таки нигде пока избирком не "ошибся" и не допустил оппозиционеров к выборам.

- Закон и его исполнение вырезают очень узкую тропиночку в возможном репертуаре наших действий, – отвечает политолог на этот аргумент. – А возможностей нарушить закон – огромное количество.

В отличие от коллеги, он не видит явных и роковых ошибок самой оппозиции.

- Возможно, они делают не всё, чтобы затруднить власти такой способ действия, – рассуждает он. – Но действия по сбору подписей и по отражению атаки были, на мой взгляд, безупречны. Я не считаю, что стремление исполнять закон – проявление агрессии.

По мнению Георгия Сатарова, власть сейчас демонстрирует, насколько она неконкурентоспособна.

- В руках у оппозиции нет ничего, кроме закона, хотя и очень охранительного для бюрократии, но эта бюрократия неспособна сохранить себя и быть конкурентной даже в рамках этого закона, – считает Сатаров. – Что бы они ни выдумывали, они не могут быть равными конкурентами для оппозиции. Ровно это теперь и проявляется: они могут сохраниться, только нарушая свои собственные законы. А помимо нарушений закона, у них в руках ещё все инструменты правового насилия. Подчёркиваю – нелегитимного.

В итоге, как бы ни развернулись дальше события с регистрацией, а шансы ещё не потеряны, местные избиркомы уже сделали оппозиционерам, полагает Георгий Сатаров, неплохую рекламу.

– Скандал, который начался в Новосибирске, – это, конечно, реклама для кандидатов, – говорит политолог. – Это уже один из элементов их раскрутки, в том числе – на будущее. А дальше всё будет зависеть от того, как они сами используют этот импульс, "подаренный" им властью.

Ирина Тумакова,
"Фонтанка.ру"


© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор