Авто Признание & Влияние Фонтанка-500 Книги «Фонтанки» Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

08:30 25.01.2020

Следователь Павленского: "Так верить в свое дело - это круто"

Павел Ясман уволился из Следственного комитета в разгар расследования мини-Майдана на Мало-Конюшенном мосту. А в суд он пришел адвокатом, готовым защищать главного зачинщика, акциониста Петра Павленского.

Следователь Павленского: "Так верить в свое дело - это круто"

Павел Павленский во время акции на Мало-Конюшенном мосту/ Сергей Николаев

Следователь Павел Ясман вел дело о поджоге покрышек на Мало-Конюшенном мосту. К акционисту Петру Павленскому он приходил с обыском, трижды пытался отправить его к психиатрам, оба долго разговаривали об искусстве. 8 августа Ясман уволился из Следственного комитета. 10 декабря он получил статус адвоката, а 15 июля 2015-го пришел на первое заседание по делу Павленского в полной готовности предоставить ему защиту. Метаморфоза обвинителя впечатлила публику. Говорили о "Стокгольмском синдроме наоборот", выдвигали Ясмана на премию "Поступок года", называли случай абсолютной победой искусства над карательной системой.

- Павел Александрович, после прихода в суд в качестве адвоката общественность уверена, что Павленский вас переубедил, и именно из-за него, готового на радикализм, вы перешли на другую сторону.

– Павленский в моем уходе из СК сыграл далеко не первую роль. Он, наверное, каким-то образом повлиял, но не генерально. Мне надоела работа. Я в органах прокуратуры и следствия с 2006-го, восемь лет провел. Надо было менять род деятельности.

– Адвокат Павленского Дмитрий Динзе – тоже бывший следователь.


– И это далеко не единственный пример.

- В чем ваша причина?

– Защищать правильнее, что ли, чем обвинять.

- Вы ушли сами или, может, вас попросили после публикации вольнодумных диалогов в интернете?

– Я написал заявление по собственному желанию. О мотивах меня не спрашивали. Подписали, и все. Может, руководство наши разговоры об искусстве и не видело.

- Вы не включали их в протоколы допроса?

– Конечно. Павленский фактически не давал показаний, мы просто беседовали.


Из разговора в мае 2014 года, стенограмма выложена в Сеть Павленским:

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Показания будете давать?

ПАВЛЕНСКИЙ: Нет. Какова ваша позиция?

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Моя позиция как кого?

ПАВЛЕНСКИЙ: У вас может быть только одна позиция. У вас же не шизофрения. У вас же не может быть раскол головы и личности.

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Вы знаете, иногда у меня может случиться раскол головы. Я, Петр Андреевич, получил очень крепких ... (непечатное слово. – Ред.). За то, что дело еще не в суде. Я получил указания, я должен их исполнять.

ПАВЛЕНСКИЙ: То есть вы признаете, что вы инструмент просто. В этом и есть вся злость. 

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Давайте согласимся, что факт вандализма в ваших действиях есть...

- Вы согласны с Павленским, что у человека, какой бы ни была его должность, должна быть одна позиция?

– Наверное, согласиться не могу. Многие, кто работает на госслужбе, имеют свою точку зрения, которая не совпадает с тем, что они обязаны делать. Следователями работают нормальные люди, не звери. Бывают преступления дерзкие, а мотивы не соответствуют тяжести. Но работу надо выполнять.

- 15 июля Павленский попросил суд допустить вас к процессу в качестве своего адвоката. Это воспринималось как абсолютная победа акциониста над системой. Дескать, переманил на свою сторону.

– Это ходатайство было заведомо обречено. Статья 72 статья УПК запрещает следователю быть адвокатом. Но я знал, что оно будет заявлено, а Павленский – что его не удовлетворят. Перед судом он говорил мне: "Я хочу, чтобы ты был моим общественным защитником". Я ему ответил ровно то же самое – закон запрещает. 15-го пришел в суд на случай, если бы решили узнать мою точку зрения. Я бы не отказался защищать, но сослался на 72-ю и оставил решение на усмотрение суда.

- Значит, это очередной перфоманс Павленского?

– Лучше у него спросить. Мы знали, что меня не допустят.

Из разговора 2014 года, стенограмма выложена в Сеть Павленским:

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Вы, кстати, покажете какие-нибудь картины?

ПАВЛЕНСКИЙ: Я как художник работаю в достаточно узкой специализации.

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Какой?

ПАВЛЕНСКИЙ: Акционизм.

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Тогда я тоже художник!

ПАВЛЕНСКИЙ: Только вам надо осуществить акцию.

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Я уже сегодня пару акций осуществил.

ПАВЛЕНСКИЙ: Тогда вам нужно это еще отрефлексировать.

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Отрефлексировал.

ПАВЛЕНСКИЙ: Тогда вы можете себя заявить как художник. И…

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Я художник-следователь следственного отдела по Центральному району. Художник юстиции. Я вот сделал пару действий, и результат моего искусства лежит теперь на третьем этаже в прокуратуре. Они скажут, искусство это или не искусство.

ПАВЛЕНСКИЙ: Вся эта работа просто накрывается бюрократической системой. Она должна иметь какую-то ценность для символического поля.

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Контекст моего искусства — одна палка в отчете формы 1ДМ. Во-первых, я результатом своей деятельности как художника добился социальной справедливости, во-вторых, внес неоценимый вклад в формирование статистической отчетности.

- Как считаете, на Мало-Конюшенном мосту было совершено преступление?

– Сложно сказать. Не знаю, какие доказательства представлены. Когда я оставил это дело, оно было не готово к передаче в суд.

- У следователя есть полномочия прекратить дело за отсутствием состава преступления. Вы пытались прекратить?

– Нет.

- Вы участвуете в судьбе Павленского, следите за его творческим путем?

– Специально новости о нем не выискиваю. Если только в Интернете случайно увижу.

- Чему вас научила история с Павленским?

– Надо верить в то, что делаешь. Это действительно круто.

Беседовал Александр Ермаков, "Фонтанка.ру"


© Фонтанка.Ру

Справка:

Акцией "Свобода" 23 февраля 2014 с имитацией Майдана Петр Павленский поддержал украинский народ. СК возбудил уголовное дело по статье "Вандализм".

До "Свободы" Павленский провел еще несколько провокационных акций - зашивал рот ниткой в поддержку Pussy Riot ("Шов"), обворачивался колючей проволокой против запретительных законов Госдумы ("Туша"), к дню полиции прибивал мошонку к Красной площади ("Фиксация"). Последнюю, в октябре 2014 года, провел на заборе института Сербского, отрезав себе мочку уха в знак протеста против использования психиатрии в политических целях ("Отделение"). Неоднократные экспертизы признавали Павленского вменяемым.

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор