18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
02:58 19.10.2018

Особое мнение / Борис Вишневский

все авторы
14.06.2015 13:58

Малиновка – не «Милоновка»

Депутат петербургского ЗакСа Борис Вишневский о решении петербургских парламентариев, проголосовавших за застройку парка Малиновка, ставшего в последние годы символом борьбы петербуржцев против застройки зеленых зон.

Начну с, возможно, неочевидного вывода: голосование поправок в Генеральный план Петербурга в минувшую среду, при котором парламентское большинство презрительно отмахнулось от мнения граждан по многим вопросам – прямое следствие того, что произошло во время выборов 2011 года.

Почему? Да потому, что если бы не фальсификации, если бы не «урезание» с одновременной «корректировкой» состава оппозиционных фракций городского парламента – расклад сил в нем был бы принципиально другим.

Не было бы ни доминирования нерушимого блока «Единой России» и ЛДПР, ни «перебежчиков» из рядов «Справедливой России», ни отдельных коммунистов, регулярно голосующих вместе с единороссами. И не было бы таких ситуаций, как при голосовании поправок в Генплан. Некоторые из которых (этот анализ журналисты, в том числе «Фонтанки», уже провели) никак не соответствуют интересам жителей, но удивительным образом совпадают с коммерческими интересами застройщиков, превращая, например, зоны малоэтажной застройки в многоэтажные. Что дает возможность резко увеличить прибыли, или просто продать участки, капитализация которых в результате изменения Генплана резко выросла…

Впрочем, даже на этом фоне выделяется поправка депутата Милонова, превращающая рекреационную зону в парке Малиновка в деловую, что дает возможность застроить парк. А именно – уничтожить немалую его часть. Под, конечно же, богоугодным предлогом – строительства очередного храма.

Расставим акценты: я – за право верующих построить необходимый им храм. Но я – против попыток сделать это ценой уничтожения необходимой для отдыха зеленой зоны, отказываясь рассматривать другие варианты.

Попытки эти в последние годы учащаются: то в одном, то в другом районе города для возведения церквей почему-то выбираются исключительно существующие парки и скверы. Когда же жители (в том числе, верующие) начинают протестовать, призывая сохранить зеленые зоны и найти для церкви другой участок – их обвиняют в том, что они «безбожники», «выступают против православия» и «будут гореть в аду»…

История с Малиновкой, однако – пример ситуации, когда найти нормальное решение удалось.

После трех лет борьбы за сохранение парка и против строительства в нем огромного собора (при том, что уже стоящая в парке церковь, мягко говоря, не переполнена).

После того, как более 30 тысяч подписей были собраны за сохранение парка (сторонники строительства за пять лет не смогли собрать и тысячи).

После массовых митингов и пикетов, обращений к властям и многочисленных (в том числе, моих) депутатских запросов и писем.

После публичных слушаний по изменению Генплана летом 2014 года, когда жителями было подано почти 500 предложений об установлении рекреационной зоны на всей территории Малиновки, а противоположных предложений не было вовсе.

И после того, как в ноябре 2014 года с жителями по моей просьбе встретился прямо в парке вице-губернатор Марат Оганесян – и убедился, что застраивать парк недопустимо.

В декабре 2014 года комиссия по поправкам в Генплан (заметим: состоящая в подавляющем большинстве из чиновников) поддержала поданную мной поправку: на территории, где собирались строить церковь, установили рекреационную зону.

После этого губернатор Георгий Полтавченко внес проект закона об изменении Генплана уже с учетом этой поправки, а приходу был предложен другой участок для строительства. В том же Красногвардейском районе, больший по площади, более удобный по геологическим характеристикам, и самое главное – не вызывающий никаких протестов у жителей. По моей информации, приход с этим согласился, и началось работа по оформлению участка. Более того, еще в октябре 2014 года был подготовлен и дорабатывался проект постановления городского правительства о признании утратившим силу его же раннего решения о строительстве собора.

Защитники Малиновки торжествовали победу – и в первую очередь, победу здравого смысла. Потому что вопрос «выбирайте: парк или храм» – аморален: нельзя ставить граждан перед таким выбором, если они нуждаются и в том, и другом, и если можно и сохранить парк, и построить храм.

Казалось бы, споры закончились, мнения жителей, Смольного и депутатов, защищавших парк, совпали? Но нет, не успокоился депутат-гееборец, с маниакальной настойчивостью продолжавший требовать застройки Малиновки, и одновременно – оскорблять защитников парка, которые, мол, «не русские люди». И подал поправку ко второму чтению закона об изменении Генплана – вернуть все назад, снова установить деловую зону в Малиновке…

Эту поправку отклонила комиссия ЗАКСа по городскому хозяйству. Против этой поправки выступил Смольный. Этой поправки не было в протоколе публичных слушаний по Генплану, и она вообще не могла рассматриваться. И вплоть до голосования в зале заседаний мало кто сомневался в том, что «антималиновскую» поправку не примут.

А затем началось нечто странное, чему мы были свидетелями.

Единороссы не принимали на заседании своей фракции решения поддерживать эту поправку – но дружно голосовали «за». Проявив невиданную храбрость – едва ли впервые в этом созыве ЗАКСа пойдя против мнения Смольного (вице-губернатор Игорь Албин подтвердил перед голосованием, что администрация против этой поправки). Столь же дружно нажали кнопки «за» жириновцы. Поддержали поправку двое бывших «эсеров» – Вадим Ларионов и Андрей Анохин (давно исключенных из партии и, как правило, голосующих так же, как единороссы). И, судя по числу голосовавших «за» – 29 человек, – как минимум, двое коммунистов. Голосование было непоименным (ни одного поименного голосования во время обсуждения Генплана не допустили именно коммунисты).

Случившееся – не «воля демократического большинства», как начал уверять Милонов.

Случившееся – пример наплевательского отношения к воле граждан, которая в случае с Малиновкой выражена совершенно ясно (и которые комментируют принятие «поправки Милонова» отнюдь не в парламентских выражениях).

Случившееся – нарушение процедуры рассмотрения Генплана (и если «поправка Милонова» не будет аннулирована, жители оспорят ее в суде).

И случившееся – издевательство над здравым смыслом, поскольку, как уже сказано, предложено бесконфликтное решение вопроса о строительстве храма.

Почему так случилось? Вариантов только два.

Первый: пользуясь тем, что Игорь Албин не имел возможности полностью «погрузиться» в проблемы Генплана, единороссы решили пойти навстречу скандальному коллеге и поддержать его предложение. В этом случае, скорее всего, «поправку Милонова» отменят. Сразу заявляю: на заседании комиссии по городскому хозяйству 18 июня я буду предлагать подать от комиссии (это могут делать только органы ЗАКСа, но не депутаты) к третьему чтению предложение об отмене этой поправки.

Второй: перед нами – отвлекающий маневр. Генплан принимается с «антималиновской поправкой», градозащитники и оппозиционные депутаты бросают свои силы на ее отмену, идут в суд – и одерживают победу, не позволяя превратить Малиновку в «Милоновку». При этом «в тени» остаются все прочие лоббистские поправки, на которые никто не обращает внимания…

Какой из вариантов верен – станет ясно не позднее 24 июня, когда пройдет третье чтение Генплана.

Борис Вишневский