18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
11:02 22.03.2019

После "иностранных агентов" в России появятся "нежелательные"

Минюсту предстоит сформировать ещё один перечень: после "иностранных агентов" ведомство начнёт коллекционировать "нежелательные организации". Пополняться этот список будет, видимо, быстро. Зато недолго. Потому что с таким законом, какой Дума приняла во втором чтении, иностранные организации, готовые работать в России, закончатся скоро. Эксперты сходятся на том, что ещё один такой закон всерьёз не угрожает ни репутации России, ни инвестиционному климату. Им уже мало что способно навредить.

После "иностранных агентов" в России появятся "нежелательные"

Минюсту предстоит сформировать ещё один перечень: после "иностранных агентов" ведомство начнёт коллекционировать "нежелательные организации". Пополняться этот список будет, видимо, быстро. Зато недолго. Потому что с таким законом, какой Дума приняла 15 мая во втором чтении, иностранные организации, готовые работать в России, закончатся скоро. Эксперты сходятся на том, что ещё один такой закон всерьёз не угрожает ни репутации России, ни инвестиционному климату. Им уже мало что способно навредить.

Законопроект разработан эсером Александром Тарнавским и либеральным демократом Антоном Ищенко. Для обоих это первое произведение, где у них нет других соавторов. Впрочем, авторство теперь, наверное, не очень важно, потому что одобрила его Дума 15 мая единогласно.

Предложенный проект – это новая статья в "законе Димы Яковлева", принятом в декабре 2012 года в ответ на санкции по "списку Магнитского". С тех пор санкции в отношении нашей страны расширились, мы этого без ответа, понятно, не оставляли, но в Думе полагают, что надо бы добавить. Ещё в январе, представляя своё детище коллегам для первого чтения, депутат Тарнавский разъяснил суть законопроекта, объявив с трибуны: "Пришло время ответить на санкции против России!". И добавил: "Вим ви репелере лицет". Латынь поняли даже те, кто не имеет, как депутат Тарнавский, степени кандидата юридических наук: "Насилие дозволено отражать силой". Потом Тарнавский ещё пару раз продемонстрировал блестящее образование, полученное на юрфаке в Киеве. И уходя с трибуны, выдал фразу римского консула о том, что он "сделал, что смог" и "пусть те, кто смогут, сделают лучше" на языке оригинала. Коллегам очень понравилось, они тоже сделали всё, что смогли, и в первом чтении проект одобрили. А потом 4 месяца работали над поправками. К заседанию 15 мая был готов текст ко второму чтению.

Нежелательные агенты

Вот коротко суть законопроекта. Любая иностранная или международная неправительственная организация может получить статус нежелательной, если в её деятельности будет обнаружена "угроза основам конституционного строя Российской Федерации, обороноспособности страны или безопасности государства". Правоохранительные органы, спецслужбы должны будут искать угрозу и сигнализировать в Генпрокуратуру, а та по согласованию с Министерством иностранных дел станет инициировать внесение организации в перечень нежелательных. Вести список будет Минюст. Судебная процедура в законопроекте вообще не предусмотрена. По суду можно будет разве что попытаться оспорить решение прокуратуры.

Нежелательная организация, согласно законопроекту, должна приостановить деятельность всех подразделений и филиалов в России и не может создавать новые, закрыть все действующие программы и проекты и не инициировать новых. Ей будет запрещено издавать любые информационные материалы и распространять информацию любым способом, в том числе через Интернет. Более того: запрещено будет создавать информационные материалы даже для хранения с целью распространить в будущем.

Если нежелательная организация выступает учредителем средства массовой информации, то её права учредителя приостанавливаются. Ей, кроме того, запрещено будет выступать организатором публичных мероприятий и массовых акций и даже просто в них участвовать. Банковские счета нежелательной организации будут блокироваться, ей позволят только завершить расчёты по выплате налогов, заработных плат, погашению штрафов и возмещению убытков.

Банкам будет запрещено проводить финансовые операции, если одна из сторон – организация, признанная нежелательной. О каждом обращении такой организации кредитно-финансовые учреждения обязаны будут сообщать в правоохранительные органы. А те, в свою очередь, должны будут информировать Генпрокуратуру и МИД о попытке нежелательной организации совершить финансовую операцию.

Законопроект предусматривает ответственность за нарушение режима "нежелательности". Для тех, кто оступается впервые или дважды, – административную. Участие в нежелательной для страны деятельности гражданам обойдётся в сумму от 5 до 15 тысяч рублей, для должностных лиц предусмотрен штраф от 20 до 50 тысяч, для юрлиц – от 50 до 100 тысяч. Но тех, кто за год успел поучаствовать в нежелательной деятельности дважды и больше, будут наказывать уже по новой статье Уголовного кодекса. Им будет грозить наказание от штрафа в 300-500 тысяч рублей до лишения свободы на срок до 6 лет.

Кроме того, иностранцам, замеченным в деятельности нежелательной организации, может быть теперь запрещён въезд в Россию, для этого добавлен абзац в закон "О порядке выезда из РФ и въезда в РФ".

Сделал всё, что смог

Пять из восьми поправок, которые в итоге приняли депутаты, внёс сам депутат Тарнавский. За эти 4 месяца он, как видно из корректировки, серьёзно переосмыслил законопроект.

Так, например, в январе он предлагал вносить в список организации, чья работа угрожает не только конституционному строю и обороноспособности, но также общественному порядку, здоровью населения и нравственности (Тарнавский – зампред комитета по делам религиозных объединений). К маю решил, что первых двух угроз достаточно.

Прежде авторы не учли, что организацию-то они могут закрыть, но у неё останутся в России вредные и опасные программы и проекты. В новой редакции добавили пункт об их прекращении сразу после внесения организации в реестр.

Кроме того, к первому чтению законопроект повторял историю с "иностранными агентами", в перечень которых попасть-то легко, а выйти – никак. И механизм исключения из реестра ко второму чтению прописан: если генпрокурор и МИД согласятся, что организация "исправилась", решение о "нежелательности" может быть отменено.

Статьи о взаимодействии между банками и правоохранителями по поводу "нежелательных" тоже вписаны в законопроект ко второму чтению, раньше это предусмотреть забыли.

Административные штрафы для граждан увеличены с 10 до 15 тысяч, для юрлиц наказание выросло от 20 до 100 тысяч.

Только имидж

И, наконец, – поправка в одно слово, которое пришлось вносить почти в каждый абзац законопроекта. Эксперты, которых "Фонтанка" попросила оценить влияние нового закона на инвестиционный климат и репутацию России, считают её ключевой.

В первой версии под действие закона попадали любые иностранные или международные организации. То есть коммерческие компании, работающие в России, в любой момент могли быть признаны нежелательными и росчерком пера прокурора лишиться филиалов, проектов, газет и пароходов. Ко второму чтению добавлено слово "неправительственные".

– Поскольку теперь речь идёт только о неправительственных организациях, а не о коммерческих структурах, то на инвестиционный климат это серьёзно не повлияет, – считает профессор факультета экономики Европейского университета Дмитрий Травин. – Но надо сказать, что он у нас и так уже очень плохой. И трудно ожидать позитивных перемен. А такого рода решения в целом укрепляют представление о России как о стране, которая играет не по сложившимся в мире правилам. Хотя после всего, что мы сделали за последнее время, этот закон не сильно изменит впечатление.

Андрей Нечаев, министр экономики России в 1992-93 годах, полагает, что косвенно всё-таки на тех, кто ещё не передумал инвестировать в Россию, этот закон повлиять может.

– Этот закон будет иметь крайне негативный эффект для имиджа России, – полагает он. – И у инвесторов будут возрастать политические риски. Это термин, которым, в частности, характеризуют инвестиционный климат в стране. И это будет учитываться при принятии решений об инвестировании в Россию. Это сделает нас ещё менее привлекательными для инвестирования.

Пока же, по мнению экономиста, мы какую-то привлекательность для иностранного бизнеса сохраняем. В конце концов, бывает инвестиционный климат и похуже, чем у нас.

– Северная Корея, – приводит пример Нечаев. – Или Зимбабве.

Профессор кафедры институциональной экономики Санкт-Петербургского филиала Высшей школы экономики Андрей Заостровцев отмечает, что закон позволяет больше не искать политику в деятельности НКО, организацию можно будет просто признать нежелательной – и всё. Экономист согласен, что повлияет всё это не столько на инвестиционный климат, сколько на "общую репутацию страны".

– Если, конечно, на неё ещё можно повлиять в плане ухудшения, – добавляет он. – Хотя, как говорится, падать всегда есть куда. Этот закон может коснуться любых видов интеллектуальной и творческой деятельности, которые могут быть связаны с неправительственными, некоммерческими организациями.

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор