18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
00:27 22.07.2018

Особое мнение / Лев Лурье

все авторы
03.04.2015 12:44

К проблеме ангела

Первого апреля «Фонтанка» вышла с традиционной шуткой. Типа фотография, сделанная читателем. Розыгрыш такой, шпиль Петропавловской крепости без летящего ангела. Исчез-де куда-то. Ну, посмеялись. Но тут пришло грозное письмо от заместителя директора Музея истории города по общим вопросам Сергея Кондратьева.

Первого апреля «Фонтанка» вышла с традиционной шуткой. Типа фотография, сделанная читателем. Розыгрыш такой, шпиль Петропавловской крепости без летящего ангела. Исчез-де куда-то. Ну, посмеялись.

Но тут пришло грозное письмо от заместителя директора Музея истории города по общим вопросам Сергея Кондратьева. Он отчитал журналистов. Ангел, по его словам, «является символом Петербурга и святыней для огромного числа верующих, а создание вокруг него нездорового имиджа отрицательно сказывается на имидже города».

Конечно, от директоров по общим вопросам ожидаешь элементарной грамотности. Что это – «создание вокруг него нездорового имиджа»? «Вокруг него» никак не получается, наверное – «ему». Да и можно ли создать имидж художественному произведению? Какой имидж, к примеру, у «Возвращения блудного сына» или у Ленина на броневике?

Но давайте по существу. Мне кажется, Сергей Кондратьев попросту богохульствует, нарушая Вторую заповедь. Напомню: «Не делай себе идола, ни какого-либо изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в водах под землей: не поклоняйся им и не служи им». Разве ангел сакрален, разве он святыня, да еще для «большого числа верующих»? Разумеется – нет.

Как пишет крупнейший знаток петровского времени Евгений Анисимов, «это золотое дитя барокко, легкомысленное и шаловливое, подросший брат непременных героев светской живописи того времени: проказливых амуров с розовыми попками и надутыми щечками, которые, залетая в барочный храм, становятся смиренными ангелочками со сложенными ладошками».

Ни в одном православном храме, кроме Петропавловского собора, нет никаких флюгеров. Петр, нарушая все каноны, заимствовал ангела со шпиля ратуши протестантского голландского Маастрихта. Поклоняться флюгеру? В этом, мне кажется, прямое кощунство. На месте Сергея Кондратьева – сходил бы к духовнику.

Первое апреля – так же, как и ангел со шпиля, детище Петра Великого. Уж он давал себе в этот день волю: «Всешутейший, Всепьянейший и Сумасброднейший Собор» прямо пародировал церковный обряд и обиход. А супруга его Екатерина Первая прославилась такой милой первоапрельской шуткой: жители Петербурга ранним утром были подняты с постелей тревожным набатом, обычно возвещавшим о пожаре, оказалось – розыгрыш. Можно возвращаться домой досыпать.

О самом «правильном» и строгом русском императоре Николае Первом Александр Пушкин написал шуточный стишок:

Брови царь нахмуря,

Говорил вчера:

"Повалила буря

Памятник Петра".

Тот перепугался:

"Я не знал! Ужель?"

Царь расхохотался:

"Первый, брат, апрель..."

То есть и государь считал абсолютно приличным шутить над самым важным символом Петербурга Медным всадником. А что вытворяет «царь на бронзовом коне» в поэме Пушкина или на картинках Александра Бенуа?

Первоапрельские розыгрыши – интегральная часть петербургской культуры, как праздник «Алые паруса», ловля корюшки или любовь к «Зениту». Не надо нам тут устраивать "Тангейзер". Это отрицательно сказывается на имидже города.

Лев Лурье

Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.