18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
03:53 19.10.2018

Особое мнение / Константин Добрынин

все авторы
28.12.2014 19:32

Синяя птица пятнадцатого

Наивно предполагать, что один ремейк советско-американского фильма «Синяя птица» возьмет да повлияет на холод в отношениях России и США. Но мои мечты об Андрее Кончаловском и Оливере Стоуне добрее кровопролития. Да и отбрасывать культуру – стать похожим на глупого мужчину. Мне кажется, надежда не умрет последней в Новом году.

Наивно предполагать, что один ремейк советско-американского фильма «Синяя птица» возьмет да повлияет на холод в отношениях России и США. Но мои мечты об Андрее Кончаловском и Оливере Стоуне добрее кровопролития. Да и отбрасывать культуру – стать похожим на глупого мужчину. Мне кажется, надежда не умрет последней в Новом году.     

Родился я в 1976-м в Ленинграде. Тот год стал вершиной периода разрядки международных отношений, на которую лидеры холодных сверхдержав смогли взойти, после чего угроза ядерного противостояния ненадолго отступила. Может быть, именно это и оставило отпечаток в памяти, а может, мне просто так нравится думать. Но везде и во всем я стремлюсь к разрядке напряженности. Именно поэтому, когда я вырос, стал юристом-защитником, а не обвинителем, хотя вполне мог бы.

В уходящем, сверкающем багрянцем и лязгающем гусеничным металлом 2014-м мотивы разрядки всплывали не единожды, и всякий раз казалось, что мы находимся в поворотной точке. Когда нарастание напряженности в отношениях с Западом сменится ее снижением и вот-вот за поворотом мгла расступится,  но, увы, этого так и не случилось. Возможно, сторонам не хватило мудрости и такта отказаться от мелких былых обид ради достижения главного. С другой же стороны, это дает повод к оптимизму: ведь если мы не увидели реальной разрядки в четырнадцатом, мы просто обязаны надеяться, что увидим ее в пятнадцатом. Потому что надежда – это главное, что есть у человека, с тех пор как титан Прометей лишил человека дара предвидения, и именно она, по Шаламову, умирает последней.

Важнее надежды, наверное, только любовь, но об этом как-нибудь в другой раз.

Конечно, для активных и ответственных людей только лишь надеяться – мало, а не то можно оплошать. В неумолимо наступающем на нас будущем мы обязаны сделать все от нас зависящее, чтоб разрядка если вдруг и не наступила, то хотя бы приблизились. Чтобы мы услышали ее неровное дыхание и наши сердца заработали с ней в такт.

И у меня, кажется, есть мое собственное ощущение, что и как нужно делать.

Первоочередная задача: достичь потепления отношений, а его можно достичь в сферах, формально находящихся за пределами поля конфликта: культурной, научной, гуманитарной.

Во-первых, раз уж мы с США сошлись в том, что главной мировой угрозой является лихорадка Эбола, то ничто не мешает объединить наши усилия в борьбе с этим коварным злом. Причем не только в формате размещения госпиталей в некоторых африканских странах, но и путем объединения научных усилий врачей и биологов.

Также в последнее время мы слышим много разнообразных заявлений о том, что наше сотрудничество с США в космосе должно немедленно и бесповоротно прекратиться, мол, все – баста. Но освоение космоса это настолько ресурсоемкая задача, что ни одна страна, даже США, в одиночку ее не потянет. Поэтому искать новые внеземные цивилизации можно до бесконечности, особенно в своей голове, но практические вопросы сотрудничества требуют не сокращения, а максимального наращивания кооперации.

Что же касается гуманитарной сферы, то, несмотря на нынешние дурные сквозняки, необходимо создать новые совместные гуманитарные программы, и главное отличие их от ранее действовавших с момента распада СССР – это интеграция западной молодежи в пространство русской культуры и образовательной системы. Такой Flex наоборот. Причем сам закрытый Flex необходимо вновь открыть. Это даст молодежи мира понимание того, что все мы находимся в рамках одной большой цивилизации, отдельные части которой должны защищать и дополнять друг друга, а не разглядывать друг друга в прицел, щуря воспаленные глаза

Третье неисчерпаемое пространство для восстановления отношений – это все же культура, потому что здесь никакие политические стереотипы действовать не могут, да и не должны, потому что это попросту глупо. Помню, когда мне было лет пять, я смотрел дома какую-то советскую сказку, называлась она "Синяя птица". В ней было много волшебства, добра и красивых людей. Когда я повзрослел, я узнал, что фильм это был советско-американский и снят был все в том же 1976-м стабильном году, на пике разрядки.

В этой экранизации пьесы Метерлинка снималась целая плеяда икон кинематографа: Элизабет Тейлор, Ава Гарднер, Джейн Фонда, сборную Союза уверенно представляли кинолегионеры Терехова, Вицин и солнечный Олег Попов. По сюжету дети искали синюю птицу, которая может вылечить больную девочку.

И нашли.

Мне кажется, настало удобное время для хорошего совместного российско-американского ремейка, который подчеркнул бы наше тяготение к стратегическому примирению и дружбе. Сегодняшний актерский состав, кстати, может быть не хуже, а в чем-то даже и лучше. Режиссером от нас должен стать Андрон Кончаловский, а американцев представлять, допустим, Оливер Стоун – самый лояльный к нам из великих западных кинохудожников сегодняшнего дня.

Наивно?

Лучше наивно, чем кровопролитно.

Потепление отношений, а затем уже разрядка и настоящая перезагрузка непременно должны случиться. Потому что другого выхода у нас просто нет

Поэтому с Новым годом!

Член Совета Федерации от Архангельской области Константин Добрынин