18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
21:22 19.11.2018

Полицейское шоу за солистку «Голоса»

Эмоция главы налоговой службы Петербурга Валентины Корязиной и ресурс прокурора города Литвиненко вытащили петербуржца из объятий Госнаркоконтроля и экономической полиции. Ему подбрасывали наркотики и ломали бизнес, заставляя отречься от невесты – эстрадной певицы из телешоу «Голос». 11 декабря собственная безопасность УФСКН и Следственный комитет приступили к заказчику и наемникам.

Полицейское шоу за солистку «Голоса»

Эмоция главы налоговой службы Петербурга Валентины Корязиной и ресурс прокурора города Литвиненко вытащили петербуржца из объятий Госнаркоконтроля и экономической полиции. Ему подбрасывали наркотики и ломали бизнес, заставляя отречься от невесты – эстрадной певицы из телешоу «Голос». 11 декабря собственная безопасность УФСКН и Следственный комитет приступили к заказчику и наемникам.

Похоже, это очень петроградская история.

«Милостивый государь, ведь надобно же, чтобы всякому человеку хоть куда-нибудь можно было пойти. Ибо бывает такое время…» – говорил Достоевский.

Вот в конце сентября этого года отчаявшийся гражданин Корсаков пришел в приемную главы налоговой службы города Корязиной, да передал ей письмо. «Валентина Анатольевна, я очень прошу найти возможность помочь мне, пусть даже небольшим советом. Больше мне уже некуда обращаться», – написал он.

Генерал Корязина на себе испытала, как можно подбросить наркотики невиновному и вступилась. А порыв энергичной высокопоставленной женщины – эффектная сила.


11 декабря

Утром 11 декабря оперативники Управления собственной безопасности УФСКН по Петербургу и Ленобласти начали реализовать материалы в отношении своих бывших сослуживцев – замначальника отдела подполковника Павлова и офицера Скворцова. Мероприятия проходят в рамках уголовного дела по незаконному хранению наркотиков. Идут обыски. Само дело было возбуждено следствием УФСКН еще в конце марта этого года. Только тогда Павлов и Скворцов являлись теми, кто наркотики нашел в чужом кармане. В данное время Следственный комитет переосмыслил состав и считает, что оперативники наркотики подбросили. Им виден и заказчик, и любовный мотив.

За 14 месяцев до этого

Наберитесь терпения.

В начале октября прошлого года 38-летний Константин Корсаков еще не думал об организованном петроградском сообществе. Он вел скромные дела по продвижению товаров мидл-класса в своей компании «Маккинли», сочинял progressive rock в своей домашней студии и только-только познакомился с эстрадной певицей Еленой Тереховой.

Когда 12 октября 2013 года он переживал за нее, смотря второй сезон шоу Первого канала «Голос», не представлял, как в роли жюри ее судьбой займутся Госнаркоконтроль и экономическая безопасность ГУ МВД.

А в тот день на экране Елена исполняла хит конца 1980-х «Stop»: «Я никогда не поверю, что ты сможешь от меня уйти».

Сварливый скажет: «Накаркала». Добрые позавидуют.

С ноября прошлого года Константин был вынужден общаться с прежним ухажером Тереховой – петербуржцем Алексеем Буйновым. Ее бывший когда-то был учредителем ряда компаний, а ныне быстро перемещается на «Ленд Крузере» между непростыми точками общепита, ловко решает вопросы. Несколько лет назад Буйнов провел время под арестом по обвинению в хранении наркотиков.

Из расшифровки стенограммы разговоров с Буйновым, скрыто записанных и находящихся сегодня при уголовном деле в Следственном комитете: «У меня была ситуация, мне это обошлось в 200 тысяч долларов… меня оттуда вытаскивали и без суда».

Сейчас материалы дела наполнены информацией, как на Корсакова давили. По версии следствия, начиналось все с пошлого предложения Буйновым денег за Терехову. Потом переросло в угрозы жизни. А уж потом только в запугивание связями в органах. Так как это продолжалось долго, то Корсаков только уставал от чужих комплексов.

Однако первые сигналы о реальной опасности прозвучали к концу прошлого года. В уголовном деле есть голосовая мотивация Буйнова: «Я пойду четко войной на них обоих, я Лену запеку туда же».

Когда Корсаков вместе с Тереховой летели в Мурманск, а чуть позже возвращались самолетом из Праги, им оказали особое внимание оперативники Госнаркоконтроля. Детективы долго обыскивали их багаж, а Терехову – с тщательностью. Но исполнители нарвались на человеческий фактор. Судя по всему, одному из сотрудников стало противно, и он, выбрав секунду, шепнул Корсакову: мол, будь осторожен – тебя заказали.

Наверное, с точки зрения остальных его коллег, этот парень – мутант.

Намек Корсаков понял, но с Буйновым на сделку не пошел.

За 10 месяцев

17 февраля 2014 года произошло мгновенное.

В то утро неизвестный опустил в почтовый ящик Следственного комитета по Петроградскому району заявление. Тут же оно оказалось в 130 метрах от ящика – в отделе экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД по тому же Петроградскому району. Быстро на нем появилась резолюция замначальника подразделения. В 10 часов следующего дня в офис Корсакова на Малом проспекте Петроградской стороны кинулся со скоростью морской пехоты десант в шесть человек.

Руководствуясь принципами капиталистической законности и информацией от не известного им гражданина о том, что Корсаков использует на компьютерах нелицензионные программы, они вынесли из компании оргтехнику и документацию. Стулья оставили.

Парализовав работу фирмы, будто спросили: «Теперь понял?»

Корсаков ультиматум Буйнова вновь отверг.

Он сопротивлялся юридически, и вскоре выяснилось, что мужчина, от имени которого поступило сообщение о нехороших IT-программах, ничего подобного не писал.

Скрипя авторучками из-за утраченного показателя, старший оперуполномоченный Максим Наумов 18 марта сформулировал: «...в результате каких-либо противоправных деяний в действиях Корсакова обнаружено не было».

За 9 месяцев

Но победа в отношении экономической группы оказалась тактической.

Если постановление было подписано во вторник, 18 марта, а вручено Корсакову в четверг, 20 марта, то уже в пятницу, 21 марта, бывший сотрудник экономической безопасности Петроградского района, а тогда замначальника отдела подполковник УФСКН по Петроградскому району Михаил Павлов принял агентурное сообщение. Вроде в нем источник рассказывал, как случайно познакомился с наркоманом, а тот ему и расскажи про Корсакова, торгующего запретным в промышленных масштабах.

Госнаркоконтроль не позволил себе быть медлительнее, чем их коллеги по борьбе с коррупцией. В понедельник утром, 24 марта, при выходе из своей квартиры на Ижорской улице в Петроградском районе Корсаков был задержан наркополицейскими.

Сидя в наручниках на заднем сиденье служебной автомашины, наивный Корсаков прижимал локти к бокам, внимательно наблюдая за руками сыщиков. Рок-н-рольщик опасался, что ему подкинут злое.

«Я спросил: «За что вы собираетесь меня оформить?» Павлов мне ответил: «А вот за что!» – достал какой-то синий сверток, то ли носок, то ли варежку, и насильно засунул мне ее под куртку в область правой ключицы между курткой и рубашкой. Я пытался сопротивляться, но мои руки были туго затянуты наручниками, а я прижат передним пассажирским сиденьем», – так описывает Корсаков.

Такое охлаждает.

Кстати, от дома Корсакова до кабинетов УФСКН на Большом проспекте, 64, – полкилометра по прямой, а везли его более часа. Корсаков это объясняет тем, что оперативники останавливались и проводили с ним профилактические беседы, упоминая причину пресса. Подполковник Павлов же впоследствии показал, что Корсаков сопротивлялся, поэтому они остановились. А его напарник, оперативник Скворцов, посетовал на спущенное колесо.

«Фонтанка» предлагает свою версию: Корсаков бился с копами 60 минут в салоне автомашины так, что колесо спустило.

К обеду, в присутствии двух понятых, один из которых был стажером УФСКН, а второй ранее судимым наркоманом, у Корсакова изъяли 60 граммов гашиша и возбудили уголовное дело. Наш герой продолжал громко уверять, что наркотики ему подбросили. И тут даже следователь заподозрила неладное, а когда экспертиза показала отсутствие наркотиков в организме, его не стали помещать в камеру.

Наконец до нашего музыканта дошло, что шутки кончились.

Из стенограммы разговоров Буйнова в уголовном деле: «Я двадцать лет содержал органы. Финансировал. Чечню, Нагорный Карабах и так далее. …Я всю жизнь кормил «конторских».

Кстати, именно Корсаков вынужден был организовать записи речей Буйнова. Часто его было неприятно слушать, но Корсаков терпел, за что его потом в Следственном комитете поблагодарили.

Из стенограммы: «Они менты. Ну, вот объективно они там могут быть близкими моими знакомыми и очень близкими и давними и которых я знаю еще там, с древнейших времен, но у них ментальность другая. У них всегда все по предоплате».

За 5 месяцев

На помощь Корсакову пришло Управление собственной безопасности УФСКН. «Фонтанка» точно не знает, что УСБ накопало в отношении Павлова и Скворцова, но приятелей вызвали к руководству, и к августу они оба решили добровольно уйти в народное хозяйство.

Сегодня на сайте поиска работы HeadHunter висит резюме Павлова. В нем есть главное: «Умение своевременно выполнять поставленные задачи».

Также нам известно, что министр МВД Владимир Колокольцев благодаря вмешательству в историю с Корсаковым адвоката Анатолия Кучерены (до него достучались знакомые Корсакова) в октябре оказался посвящен в нюансы. Известно и первое слово в резолюции министра: «Слишком».

В результате оперативник Максим Наумов и его напарник по обыску Евгений Колб перевелись из важного во всех отношениях Петроградского района на 200 километров в бок – побеждать коррупцию в депрессивном Сланцевском районе Ленобласти.

11 декабря «Фонтанка» смогла дозвониться Наумову в Сланцы. Мы поинтересовались, отчего столь географически изменил место службы? Сотрудник так удивился, что журналист пытается узнать какую-либо информацию от сотрудника, что удивились мы.

До торжества оставалось совсем чуть-чуть.

Все же, несмотря на потери в живой силе, следствие УФСКН находилось под тяжестью ими же возбужденного дела в отношении Корсакова, признавать ошибку не собиралось и, следовательно, настаивало на передаче в суд. «Для меня даже условный срок является фактически приговором, так как на условном сроке любая провокация приведет меня прямиком в тюрьму», – по инерции Корсаков продолжал агитировать всех, в ком только мог найти понимание. По крайней мере, так он написал в письме первому налоговику Валентине Корязиной.

Уже из стенограммы Буйнова: «Он чистый, классный парень. У него на иждивении дочь, у него все хорошо. Он получит условный срок и уезжает. Всё, других вариантов я не вижу».

Корсакову было страшно.

За месяц

Наш влюбленный наконец поступил творчески.

Вероятно, он понял, что с системой бороться процедурно бессмысленно. Ему нужен был могучий союзник, с мощной личной мотивацией. В сентябре он приходит к руководителю налоговой службы Петербурга Валентине Корязиной. Идея ему пришла не в рассуждениях о раскрытии литературных образов униженных и оскорбленных. Он на «Фонтанке» прочитал статью, как сыну Валентины Анатольевны подбросили наркотики, как потом быстро разобрались и как за это был арестован настоящий миллионер.

По информации нашего издания, Валентина Корязина не только переслала обращение прокурору Петербурга Сергею Литвиненко, но и по-товарищески попросила. Литвиненко также поверил в искренность «маленького человека», поднял свой ресурс.

И тут... будто в ржавую машину попало масло.

5 ноября этого года Корсакова извещают, что уголовное дело в отношении него прекращено. «В соответствии с принципом презумпции невиновности все сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу», – вдруг вспомнила следователь ФСКН майор юстиции Коликова.

- Какую мелодию напоминает Буйнов? – спросила у Константина «Фонтанка».
– Какофонию.
- А полицейские?
– Блатняк, – засмеялся Корсаков.

По информации «Фонтанки», в данный момент Буйнов и другие находятся в кабинетах Следственного комитета на Мойке. Мы постараемся узнать, что они объяснили.

Ведь чего только ни услышишь в нашем городе.

Евгений Вышенков, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор