05.11.2014 23:42
0

Народом народ будет грозно судим

Новороссия отринула старый порядок и на его обломках строит новый мир. Основанный на русской духовности и народной законности. Суды становятся подлинно народными. В Луганской республике смертный приговор был вынесен простым голосованием в Доме культуры районного центра Алчевска. Руководил отправлением правосудия полевой командир Алексей Мозговой, лидер батальона "Призрак". Он призвал население "вспомнить, что мы русские", и объявил, что возрождение русской духовности в Новороссии начнётся с женщин.

скриншот с видео
скриншот с видео

Новороссия отринула старый порядок и на его обломках строит новый мир. Основанный на русской духовности и народной законности. Суды становятся подлинно народными. В Луганской республике смертный приговор был вынесен простым голосованием в доме культуры районного центра Алчевска. Руководил отправлением правосудия полевой командир Алексей Мозговой, лидер батальона "Призрак". Он призвал население "вспомнить, что мы русские" и объявил, что возрождение русской духовности в Новороссии начнётся с женщин.

– Патрулям будет дан особый приказ: всех девушек арестовывать, которые будут находиться в кабаках. Всех, я сказал! – заявил Алексей Мозговой. – Женщина должна быть хранительницей очага, матерью. Хочешь остаться честной и преданной своему мужу – сиди дома, вышивай крестиком. Дома села, пирожочков напекла, отпраздновала 8 Марта... Пора вспомнить, что мы русские! Пора вспомнить о своей духовности!

Протодиакон Русской православной церкви Андрей Кураев, автор учебника "Основы православной культуры", говорит, что такое толкование "русской духовности" – это тоже православие.

– Мне горько это говорить, но это тоже – православие, – объясняет священник. – Со словом "православие" очень разные вещи ассоциируются. Оно очень разное, это православие, у разных людей. Мне бы хотелось видеть православие с человеческим лицом. Но у нас с этими людьми разные представления о православии.

Между тем слова о "русской духовности", которая вот-вот воцарится для начала в отдельно взятом районе ЛНР, а потом, видимо, распространится на всю Новороссию, были распространены прессой в отрыве от контекста. Это несильно, но всё-таки искажает восприятие. На самом деле сказано это было в судьбоносной ситуации: когда население райцентра Алчевска Луганской народной республики вовсю реализовывало своё право на власть. И занималось отправлением правосудия.

Первый народный

"Первый народный суд", – сообщало объявление, расклеенное на стенах в городе Алчевске бывшей Луганской области, а ныне – Луганской народной республики. Желающие приглашались к 15.00 в ДК "Химик". Правосудие, как следовало из объявления, должно было свершиться под руководством бригады ополчения "Призрак".

"Пойманы преступники, несколько лет насиловавшие женщин в нашем городе. В бригаде "Призрак" Алексея Мозгового уверены – таких преступников должны судить люди. Правосудие будет свершаться публично. Сегодня никто не избегнет наказания из-за непорядочности следователей, продажности прокурора или жадности судьи. В Новороссии справедливость будет вершить народ", – было сказано в объявлении.

На суд в ДК пришло 340 человек (количественный состав судей выяснился при подсчёте голосов). Участники процесса в камуфляжной форме расположились на сцене. Подсудимых ввели, заломив им руки за спиной.

– Все доказательства собирали люди, у которых сейчас лица частично закрыты, – сообщил председательствующий (он сидел в центре стола и так себя называл).

Действительно, рядом с ним сидели и стояли представители следствия с "частично закрытыми" лицами. Некоторые отправляли правосудие с автоматами.

– Я зачитаю то, что собрано нашими работниками... – продолжал председательствующий, – ...сотрудниками.

И зачитал, что к бойцам ополчения в разные дни в сентябре этого года обратились 4 гражданки. Одна жаловалась на насильственные действия сексуального характера, которые совершил в отношении неё боец народного ополчения.

– Да, он был нашим народным ополченцем, – с прискорбием констатировал председательствующий.

Как следовало из заявления первой потерпевшей, предполагаемый насильник привёз её к себе на квартиру "с целью подарить мобильный телефон". Они выпили водки, покурили конопли, потом обвиняемый предложил потерпевшей "заняться сексом, заведомо зная о её несовершеннолетии". Потерпевшая отказалась, но он её запугал фиктивным звонком другому, ещё более опасному, насильнику. Потерпевшая не сопротивлялась, так как "находилась в состоянии шока". Наутро обвиняемый подарил ей обещанный телефон и отвёз "к месту её пребывания".

На второго подсудимого было подано 3 заявления. Причём в двух случаях потерпевшие вспомнили о преступлениях 4- и 6-летней давности. Одна потерпевшая сообщила, что в 2010 году подсудимый насиловал её и один раз избил. Другая рассказала, что в 2008 году подсудимый "путём обмана завлёк её в квартиру и стал принуждать к сексу". А в 2011-м он же её же "заставил переодеться в другие женские вещи", повёз на машине по городу, во время поездки периодически насилуя. А затем "заставил вступить в половую связь с неизвестным в качестве проститутки, заплатив 100 гривен".

Оба подозреваемых после задержания опознаны потерпевшими. Вина подтверждается собранными доказательствами (которые не оглашались в процессе) и собственноручно написанными признательными показаниями обвиняемых.

– Прошу приговорить согласно законам военного времени к высшей мере наказания – расстрелу, – заявил председательствующий. – Решение предлагается вынести народу Новороссии путём голосования – простым большинством голосов.

К народу Новороссии, сидящему в зале, обратился и сам Мозговой.

– Сегодня у вас есть первый шанс действительно проявить себя как активное гражданское общество с активной позицией и с правом слова. У вас есть шанс воспользоваться этим. Также у вас есть шанс разделить полноту ответственности за всё происходящее. Каждый из нас должен внести определённую лепту.

Вспомнить о духовности…

Желающим "внести лепту" выдавали микрофон. Вина подсудимых не обсуждалась, речь шла только о наказании. Большинство было всё-таки за то, чтобы расстрелять. Хотя бы одного. Сами подсудимые просили дать им возможность "умереть на фронте в бою, дать шанс с ненавистью бить народного врага". И клялись "искупить вину кровью".

– Мы – власть! – объявил из зала представитель народа. – Мы хотим жить по-новому. Выйдите, хоть один человек, скажите: я этого человека хочу оправдать! Не бойтесь, вас никто не прибьёт. Преследований никаких не будет, – он повернулся к сцене. – Не будет преследований, да? Если человек скажет своё мнение?

– Это наше честное слово! И твёрдое слово! – донеслось со сцены.

Подняли с места отца первого подсудимого. И тот усомнился в моральном облике потерпевшей.

– У кого есть такая дочь, которая может сама прийти жить к чужому мужику одинокому? – спросил он у народа Новороссии.

Из народа (без микрофона) послышался голос: "Чего она туда пошла?"

Вот после этого, поскольку морально-нравственные качества потерпевших вдруг стали угрожать вынесению справедливого приговора, Мозговой и объявил, как должно теперь вести себя "женское население" Новороссии.

– Пора вспомнить, что мы русские! Пора вспомнить о своей духовности! – призвал он.

…И искупить кровью

Из 340 судей в зале за расстрел первого подсудимого высказались 164, против – 37. Остальные не голосовали.

– Этому человеку народ города Алчевск сохраняет жизнь! – объявил председательствующий.

Суд постановил в наказание направить ополченца обратно в ополчение – "искупать кровью".

Второй подсудимый не был представлен суду как ополченец.

– Расстрел! – ревел зал. И хлопал в ладоши.

Женщина в пальто с меховым воротником заголосила, перекрывая рёв и аплодисменты: "Люди, пожалуйста, милосердия, я вас прошу!" На неё набросилась другая – с криком "Сволочь такая!". Народные судьи достали фотоаппараты.

– Проси прощения перед смертью! – крикнул кто-то подсудимому.

– Я прошу прощения, – вяло пробормотал тот. – Пожалуйста. Я умоляю.

– Решение принято! – объявил Мозговой, а народ Новороссии опять захлопал в ладоши и даже засвистел.

Мы наш, мы новый

У историков видеозапись этих событий вызвала вполне конкретные ассоциации.

– Сейчас ноябрьские дни, и мы вспоминаем, что большевики начали не с чего-то, а с полной отмены законодательной системы, – напоминает Леонид Млечин. – Они отменили не один, не два, не десять законов, а полностью законодательную систему вообще. И создали революционные трибуналы, председатели которых должны были руководствоваться революционным чутьём. В прямом смысле: если человек считал, что перед ним преступник, то преступник должен был быть расстрелян. И привело это к катастрофе.

По словам историка, такие сцены "происходят в тот момент, когда на какой-то территории разрушается система государственного управления".

Луганский "народный суд", надо сказать, не отрицает, что прежняя система у них разрушена. Её в ходе процесса несколько раз заклеймили. Народ строит новую – свою собственную. "Я хочу, чтобы вы поняли, зачем мы проводим этот суд, – говорил Мозговой "народным судьям" в начале процесса. – Пускай даже юридическая общественность заявит, что это несовершенная форма с точки зрения юриспруденции и так далее. Но это зато совершенная форма с точки зрения народовластия!"

– Советская Россия во многом была такой же пиратской республикой, как эти республики, – говорит Николай Сванидзе. – Но в Советской России через какое-то время установились законы. Жёсткие, кровавые, варварские – но законы. Согласно которым тоже стали убивать людей, может быть, не меньше, чем в то время, когда законов не было. Но установилась некая законная конструкция.

Адвокат Андрей Тындик не считает, что такое судопроизводство временно "затыкает дыры" в республике, где действовавшая система права разрушена.

– Я не могу поддержать подобные вещи – ни как юрист, ни как человек, – говорит он. – Это, конечно, типичный суд Линча. Видимо, когда эти нестабильные территории сталкиваются с отсутствием права, с отсутствием нормально действующих судов, они затыкают дыры таким способом. Может быть, со временем у них появится правовая система. Но то, что проходила в этом смысле наша страна, оставило у нас тот след, о котором мы до сих пор вспоминаем с содроганием: это трибуналы, знаменитые "тройки" и так далее.

Между тем организаторы суда в Алчевске, судя по их заявлениям, как раз планируют созданную в ДК "Химик" правовую систему сохранить. И даже распространить на всю Новороссию. "Надеюсь, благодаря проведению таких народных судов бардака в наших городах, да и вообще, скажем так, на территории свободных народных республик, будет меньше", – сказал соучастникам процесса Мозговой. Позже на его странице в "Фейсбуке" появился "правовой анализ" судебного процесса со ссылкой на некоего "практикующего юриста с опытом следственной работы" Андрея Козлова: суд был проведён "в соответствии с соблюдением общепризнанных норм международного права".

И в нашей стране, не исключает писатель Виктор Шендерович, такой метод судопроизводства может многим прийтись по душе.

– Очень скоро такие видеоплёночки станут нашей действительностью, – опасается он. – Людям это может понравиться чрезвычайно. Эта революционная бросающаяся в голову кровь, эта возможность решать человеческие судьбы и прекращать человеческие жизни, возможность держать в страхе людей – всё это мы проходили. И я думаю, что сейчас мы идём к этому прямой наводкой ещё раз. Мы почти пришли уже – если вы посмотрите празднование вчерашнего Дня народного единства. Очень хорошо, что такая плёнка появилась. Мы должны понимать, с кем имеем дело. На что променяли некоторое количество миллиардов долларов, статус России как европейской державы. На что мы променяли – и на кого променяли. И такого рода плёночка должна была хоть как-то аукнуться в нашей памяти. Но, кажется, не аукнулась.

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор